0
0
2419

Алексей Филатов 12:28 08.10.2020

Центр силы

Двадцать два года назад, 8 октября 1998-го был создан Центр специального назначения ФСБ России. Приказ о его создании подписал Владимир Владимирович Путин, летом того же года назначенный директором ФСБ РФ. Фактически эта дата стала днем рождения российских спецслужб — в том виде, в котором они существуют и поныне


Двадцать два года назад, 8 октября 1998-го был создан Центр специального назначения ФСБ России. Приказ о его создании подписал Владимир Владимирович Путин, летом того же года назначенный директором ФСБ РФ.
Фактически эта дата стала днем рождения российских спецслужб — в том виде, в котором они существуют и поныне. ЦСН ФСБ объединил, собрал в единый кулак два элитных подразделения — «Альфу» и «Вымпел», разобщенных и обескровленных в ходе реформ начала 90-х.
Я пришел в Группу «А» в 1992 году и помню, что стало с секретным подразделением распавшегося СССР. Нищенская зарплата, из которой приходилось выкраивать на собственную экипировку. Повальный уход офицеров в бизнес-структуры. Но главное — никто не понимал, куда катится страна и зачем и кому мы в ней нужны. Быть офицером вдруг стало не то что не модным, а даже позорным. После событий января 1991 года в Вильнюсе и предательства Горбачева, публично отказавшегося признать, что «Альфа» находилась в столице Литвы по его приказу, списки офицеров подразделения появились в прессе. Чуть ли не как списки палачей свободного народа. Офицерам грозили расправой. От элитности спецназа не осталось и следа. Недобор в подразделении достиг пятидесяти процентов.
Первый и последний президент СССР Михаил Сергеевич Горбачёв окончательно ликвидировал КГБ СССР 3 декабря 1991 года, подписав принятый неконституционным Советом Республик Верховного Совета СССР Закон «О реорганизации органов государственной безопасности». «Лучшему другу» западных лидеров спецслужбы только мешали. Он с улыбкой предавал соратников по соцлагерю, раздавал богатства своей страны, и с удивлением смотрел, как ветер перемен разжигает пожар национализма по всем республикам СССР.
Новый руководитель России Борис Николаевич Ельцин также приложил руку к реформированию структур безопасности. В ноябре 1991 года он подписал указ о преобразовании КГБ РСФСР в Агентство федеральной безопасности РСФСР, а в декабре — указ «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР». При этом упразднялись Министерство внутренних дел СССР, Министерство внутренних дел РСФСР и Агентство федеральной безопасности РСФСР.
В январе 1992 года Конституционный суд РСФСР признал этот указ не соответствующим Конституции РСФСР и отменил его. Но уже через десять дней Ельцин подписал указ об образовании Министерства безопасности Российской Федерации (МБР) на базе упраздняемого Агентства федеральной безопасности РСФСР. Перетряхивание структур скорее напоминало землетрясение. От былой мощи «комитета» не осталось камня на камне.
Два элитных подразделения спецназа — антитеррористическое «Альфа» и разведывательно-диверсионное «Вымпел» — были переданы в Главное управление охраны (ГУО) РФ, фактически перейдя в прямое подчинение президента. Это была еще реальная сила, одна из немногих оставшихся в государстве. К тому моменту основной задачей «Вымпела» стала защита стратегически важных и экологически опасных объектов от террористических и диверсионных действий, борьба с терроризмом, наркобизнесом, вооружёнными представителями оргпреступности. В Балашихе были сооружены макеты энергоблоков всех российских АЭС в натуральную величину. «Альфу» же с конца восьмидесятых кидали из одной горячей точки в другую, как пожарную команду. После ликвидации СССР многие очаги напряженности остались за границами России, но появились новые — на Кавказе.
После событий осени 1993 года, когда «Альфа» и «Вымпел» отказались выполнить приказ о штурме Белого дома, в котором находились депутаты Верховного Совета РСФСР, судьбы двух спецподразделений разошлись. Начальник ГУО РФ Михаил Иванович Барсуков отстоял «Альфу», а «Вымпел» был переименован в «Вегу» и передан в структуру МВД. Служить в новом ведомстве согласились меньше полусотни человек из 660. Но и «Альфовцы» понимали, что их судьба висит на волоске: малейшая провинность может стать последней.
И грянул 1995 год. Первая чеченская и Буденновск.
Россия оказалась не готова не только к войне, но и к встрече с терроризмом нового измерения, который эта война породила. Из Буденновска Басаев вернулся героем, и это лишь подхлестнуло новую волну террора. Хасавюртовские соглашения 1996 года так и не решили главного вопроса — о статусе Чечни, поэтому по сути лишь заморозили конфликт.
А реформы продолжались. После разгона защитников Белого дома в 1993 году Ельцин упразднил Министерство безопасности, создав Федеральную службу контрразведки. В апреле 1995 года, за два месяца до нападения Басаева на Буденновск, он подписывает закон "Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации", на основании которого ФСБ становится правопреемником ФСК.
Но в итоге, как всегда, всё решают не вывески, а люди. Через месяц после буденновских событий директором ФСБ становится Барсуков. Через месяц он добивается от Ельцина передачи «Веги» в структуру ФСБ. А в следующем году создает антитеррористический центр, который еще через год будет переименован в департамент ФСБ по борьбе с терроризмом.
Когда директором ФСБ стал Путин, «Альфа» и «Вега», то есть Управление «А» и Управление «В» уже находились в одной структуре. Он решил объединить их руководство, создав центр специального назначения на базе «Веги», которая, помимо учебного центра в подмосковной Балашихе, располагала солидной структурой штабного, транспортного и технического обеспечения. «Вега» была не против, тем более, что она фактически оставалась «у себя дома»; к тому же подразделению возвращалось его прежнее имя — «Вымпел». А вот среди рядовых сотрудников и руководства «Альфы» были возражения. Во-первых, подразделение в какой-то степени теряло самостоятельность, в частности по финансовым и кадровым вопросам. Во-вторых, предстояло сокращение личного состава — главным образом, среди руководства и технического обеспечения. Но принятое решение менять не стали. А уже весной 1999 года в составе ЦСН появилось третье подразделение — Служба специальных операций. Она родилась из подразделений ФСБ, которые занимались реализацией оперативных разработок, в частности задержаниями на выезде. Эти подразделения обрели единый штаб, службу техобеспечения, транспорт, вооружение, медицину. Начальником ЦСН стал генерал-лейтенант (ныне генерал-полковник, Герой России) Александр Евгеньевич Тихонов. Он возглавляет ЦСН и поныне.
Каждая спецслужба похожа на инструмент в руках хирурга. Тогда впервые после развала СССР и КГБ в распоряжении государства оказалось все необходимые инструменты для успешных операций, Первым боевым крещением для ЦСЕ ФСБ стали события 1999 года в Дагестане, когда отряды Басаева и Хаттаба вторглись в Ботлихский, а затем в Новолакский район. Эти рейды послужили началом Второй чеченской войны, закончившийся восстановлением территориальной целостности России — после девяти лет смуты.
На счету офицеров ЦСН ФСБ немало громких операций, таких как ликвидация координатора большинства крупных диверсий и терактов чеченских боевиков Аслана Масхадова (в Первую чеченскую — начальник Главного штаба Вооружённых сил Ичкерии, затем — глава непризнанной республики), профессионального террориста и идейного вдохновителя джихада, организатора теракта в Назрани Саида Бурятского,.братьев Картоевых, причастных к подрыву «Невского экспресса» в 2009 году. Но основная часть их работы не предается огласке, а складывается в скупые цифры ежегодной статистики: «предотвращено...», «ликвидировано...», «изъято...».
Пик террористической активности в России пришелся на вторую половину девяностых и начало двухтысячных. Тогда число преступлений в год переваливало за десяток, а предотвращенные теракты исчислялись сотнями. В последние годы эти цифры сократились на порядок. И в этом заслуга ЦСН ФСБ.
Сейчас даже трудно сравнить наше подразделение из середины 90-х с нынешним ЦСН. И дело не только в том, что сегодня, как сорок лет назад, когда Группа «А» была тонким и ценным инструментом государства, о подразделениях Центра заботятся и, как любимому ребенку, покупают всё лучшее, всё, чтобы он мог расти, учиться, решать свои задачи. Да, когда снайперу нужна английская винтовка, а бойцу штурмовой группы больше подойдет австрийский пистолет - пожалуйста. И патронов на тренировках можно не жалеть, и экипировку выдадут, и броневые пластины в разгрузку можно подбирать под конкретные задачи, и тренироваться есть где. Всё это так, но дело не только в этом. И не только в хорошей зарплате или льготах: не бывает такой зарплаты, за которую люди готовы каждый день рисковать жизнью. Тут другое.
Сегодня быть офицером, спецназовцем, рисковать своей жизнью ради других — снова почетно. Почетно служить своему народу, хорошо делать свою работу. Почетно быть мужчиной, защитником, человеком. И мерить жизнь крепостью рукопожатия, а не толщиной портмоне. И потому сегодня попасть в элиту спецназа снова непросто: конкурс в ЦСН ФСБ достигает ста человек на место. И в этом заключена сила. Там — лучшие. Поэтому я и мои дети спокойны. И я знаю: сегодняшние мальчишки, как я когда-то, мечтают быть самыми-самыми. И будут.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции «Независимой газеты»;

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие записи автора