0
1
8947

Даниэль Шелиговский 12:00 16.07.2015

Это не экономика, тупица!


В рамках соглашения об ассоциации между Европейским Союзом и Украиной в июне 2014 года было подписано  соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (ГВЗСТ), которое открыло новую страницу в истории торговых отношений между Брюсселем и Киевом. Для Украины ГВЗСТ является мощным стимулом модернизации экономики посредством открытия рынков и приведения нормативов и правил в секторах, имеющих отношение к торговле, в соответствие с мировыми стандартами. Украина и ЕС ликвидируют соответственно 99,1% и 98,1%  объема торговых пошлин. Кроме того, Украина также обязалась принять 60% общего свода законодательных актов ЕС.

Однако торговые соглашения между ЕС и его партнерами были всегда подчинены политическим интересам Брюсселя.

Проводя политику Европейского соседства, элементом которой является ГВЗСТ, ЕС рассчитывает стабилизовать ситуацию в странах, непосредственно прилегающих к границам Евросоюза, с помощью тех положений комплекса норм ЕС, которые касаются экспортной политики. Поэтому, когда в государствах, граничащих с ЕС, у власти находится плохое, нестабильное правительство, то возникает угроза экономическому развитию, что создает проблемы для безопасности ЕС. Кроме того, соглашение о свободной торговле с Украиной позволяет ЕС вывести туда «простейшие» производственные процессы и оптимально разместить свои ресурсы.

Таким образом диагноз, поставленный Путиным, не столь уже далек от действительности. Москва рассматривает ГВЗСТ как попытку ЕС расширить свою зону влияния посредством выполнения западных нормативов и правил. В своем письме, направленном в сентябре 2014 года президенту Украины Петру Порошенко, Владимир Путин ясно дал понять, что изменение национального законодательства, предполагаемое в рамках подготовки к торговому соглашению между ЕС и Украиной, вызовет незамедлительную ответную реакцию России. Именно по этой причине он потребовал от Брюсселя пересмотреть соглашение таким образом, чтобы у него был трехсторонний формат, позволяющий сохранить статус кво в плане зависимости Украины от российской экономики. В случае же принятия Украиной правил ЕС российское влияние на нее сократится.

И хотя принято считать, что в долгосрочной перспективе украинская экономика выиграет от либерализации режима торговли с ЕС,  гораздо большее значение имеет гармонизация законов, поскольку именно она будет способствовать привлечению прямых иностранных инвестиций, в которых Киев столь остро нуждается. Однако, как показывает исследование этого вопроса, унификация технических стандартов и регламентаций двух сторон, которые в недостаточной степени интегрированы друг с другом (а именно это наблюдается в случае Украины и ЕС), может привести к отклонению торговых потоков и экономическим потерям в силу сокращения объемов торговли с остальным миром (читай: с Россией).

С другой стороны мало у кого вызывает сомнения тот факт, что создание Евразийского экономического союза также служит геополитическим интересам Кремля. Москва неоднократно призывала к установлению равноправных отношений между ЕС и ЕАЭС с тем, чтобы легализовать свое господство в регионе, ограничивая при этом экономические связи своих соседей с ЕС. Именно этим объясняются настойчивые попытки России вовлечь Украину в свой экономический союз. Вступление Украины в ЕАЭС привело бы к повышению тарифов, что сделало бы ее экономику менее открытой для остального мира и более зависимой от российских субсидий.

Если принять в расчет все факторы, то трехсторонний формат переговоров между ЕС и Украиной по ГВЗСТ не является ни беспроигрышным вариантом, ни игрой с нулевой суммой. Вместо этого есть три различных варианта, которые зависят от того, сможет ли Москва сорвать или оттянуть вступление в силу правил и нормативов ЕС, и если да, то как? В сентябре 2014 года Россия уже выиграла первый раунд в этом противостоянии: ЕС согласился отложить реализацию ГВЗСТ до января 2016 года, дабы избежать дальнейшей дестабилизации страны и, в частности,  обеспечить доступ Украины на рынки СНГ в рамках российско-украинского двустороннего льготного режима, хотя изначально Брюссель заверял, что у России нет никаких поводов для беспокойства по поводу ГВЗСТ. В ответ Россия приняла решение не приостанавливать действие соглашения о свободной торговле с Украиной.    

Нет никаких сомнений в том, что российские возражения против ГВЗСТ носят политический характер. Однако в письме, направленном в сентябре 2014 года на имя главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу, Путин поднял ряд ложных экономических вопросов, к примеру - опасность того что ЕС наводнит Россию своими товарами через Украину, либо что украинские товары, вывозимые в Россию, будут производиться по европейским стандартам. Эти опасения, конечно же, ничем не обоснованы, поскольку они противоречат обязанностям, которые Россия приняла в рамках ВТО. Тем не менее, Кремль использует их для продвижения своей позиции и таким образом официально дает понять, что Европейский Союз отказывается принимать в расчет опасения Москвы.

Между тем, в апреле 2014 года в ответ на экономические и политические проблемы, а также проблемы в области безопасности, с которыми сталкивается Украина, ЕС в одностороннем порядке предоставил ей льготный доступ к европейским рынкам. Украинские экспортеры получают выгоду от такого льготного режима выхода на рынок ЕС, однако Украина, в свою очередь, не обязана отвечать взаимностью, открыв льготный доступ для европейских товаров. Украинские предприятия выигрывают от такого положения вещей, поскольку они получают защиту от жесткой конкуренции со стороны европейских компаний. Но с другой стороны они утрачивают стимул к модернизации.

Вступление ГВЗСТ в силу назначено на 1 января 2016 года. Как отметил в апреле 2015 года глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, крайне важно, чтобы торговое соглашение было выполнено полностью и без всяких новых отсрочек, даже если бы кому-то очень хотелось оттянуть его. Однако, как ожидается, ЕС будет принуждать Украину к восстановлению своих торговых связей с Россией. В ходе своего визита в Вену 15 апреля 2015 года еврокомиссар по вопросам расширения и политике добрососедства Йоханнес Хан подчеркнул, что Украина должна диверсифицировать свои экспортные рынки и развивать многовекторные торговые отношения, намекая на то, что для восстановления экономики ей следует восстановить свои торговые связи с Евразийским экономическим союзом.

ЕС подвергся резкой критике со стороны Германии, которая потребовала от руководства союза проявить гибкость с тем, чтобы ГВЗСТ принимало в расчет российские опасения и были приняты шаги для того, чтобы успокоить Россию. В преданном огласке письме Франка-Вальтера Штайнмайера, направленном в Еврокомиссию 2 апреля 2015 года, содержался призыв к прагматическому подходу, который основывался бы на политических интересах и не предполагал бы никаких предварительных условий. При этом Штайнмайер отметил, что экономическую стабильность Украины будет сложно обеспечить без участия России.

В сущности, большинство «российских опасений» можно было разрешить на основании взаимных соглашений и сотрудничества. ГВЗСТ отнюдь не возбраняет Украине подписывать двусторонние соглашения о технических стандартах с Россией и ЕАЭС . Более того, остается пространство для маневра в том, что касается принятия Украиной определенных элементов общего свода законодательных актов ЕС. Хотя реализация ГВЗСТ и приведет к понижению тарифов для украинской экономики, «наводнить» Россию дешевыми товарами, произведенными в ЕС, будет технически невозможно. Иными словами, при наличии политической воли с обеих сторон Украина могла бы подписать ГВЗСТ, сохраняя при этом торговые связи с ЕАЭС.

Создается впечатление, что «гибкость» является панацеей. Скорее всего, в силу недостаточного внешнего финансирования, Украине не удастся внедрить большинство европейских норм и стандартов в намеченные сроки. На первый взгляд это должно было бы смягчить российские опасения относительно быстрого внедрения новых торговых нормативов. Однако, как уже было указано выше, проблема носит не экономический характер, но лежит в области геополитических амбиций ЕС и России.

Если Украина начнет внедрять общий свод законодательных актов ЕС, то это наткнется на сопротивление России. Если же она не будет внедрять европейские нормы и правила, то будет упущена историческая возможность. При этом, что бы Украина ни делала, она не получит от ЕС дополнительного финансирования на внедрение европейских норм и правил. А без внешнего финансирования Украина будет не в состоянии внедрить западные технические стандарты. В случае очередной отсрочки, ЕС придется продлить срок действия режима односторонних торговых преференций для Украины. В качестве платы за это ЕС намерен потребовать от Украины восстановления ее торговых связей с Россией.

Похоже, что выхода из этого порочного круга не будет до тех пор, пока ЕС и Россия не откажутся от своих геополитических амбиций. Собственно говоря, ЕС уже идет на это в рамках процесса пересмотра политики Европейского добрососедства, пытаясь восстановить отношения с Россией. Однако опыт показывает, что сидение на двух стульях дорого обойдется Украине. И как бы самоубийственно это ни выглядело, у Украины не остается иного выхода, как самой заняться проведением модернизации своей экономики.

Оригинал публикации на сайте Intersection Project

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции «Независимой газеты»;

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Адам Осипов 01:57 28.07.2015

«Кроме того, соглашение о свободной торговле с Украиной позволяет ЕС вывести туда «простейшие» производственные процессы и оптимально разместить свои ресурсы.» Резюме читателя: в наличии размен дополнительных возможностей, а не чего-то реального. Размен равный, но пользоваться возможностями европейцы покамест умеют лучше, чем украинцы. С другой стороны, кто не учится пользоваться возможностями, тот не научивается. Почему-то вспоминается поговорка: «молодец среди овец, а на молодца и сам овца...»