0
745
Газета СНГ Печатная версия

23.05.2000 00:00:00

"Среднеазиатское турне" завершилось

Тэги: Туркмения, Ниязов, Путин


Атмосфера вокруг переговоров Путина и Ниязова была подчеркнуто доброжелательной.
Фото Михаила Переплеснина

ОСНОВНОЙ вопрос, который обсуждали с глазу на глаз президенты Путин и Ниязов, - поставки туркменского газа в Россию. Предполагалось, что два государства должны были подписать в связи с этим долгосрочный контракт. За три часа беседы лидеры двух стран так и не смогли договориться о главном - цене поставляемого продукта. Поэтому предполагаемое подписание долгосрочного контракта так и не состоялось. Тем не менее по окончании беседы оба президента пытались показать, что вполне довольны результатами переговоров. "Мы договорились о том, что будем наращивать поставки туркменского газа в Российскую Федерацию ежегодно на 10 миллиардов кубометров", - заявил на пресс-конференции Владимир Путин. Сапармурат же Ниязов решил убеждать журналистов, апеллируя к их эмоциям: "Мы искренне любим Россию, русский народ и будем верны этой дружбе независимо от каких-то экономических проектов. Сегодня нет проблем, нет вопросов, которые омрачают наши отношения".

Другой важный вопрос, обсуждавшийся во время встречи, - отношения с фактическими, хотя и непризнанными, хозяевами Афганистана - талибами. Москва в открытую обвиняет талибов в поддержке исламских экстремистов на территории СНГ. В Ашхабаде же не видят угрозы для республики со стороны этого афганского движения и поддерживают с ним дружеские, хотя и неофициальные, контакты. Туркменский лидер не изменил своего отношения по этому вопросу, но из уважения к точке зрения гостя не стал спорить с российским лидером.

Хотя результат поездки Владимира Путина в Туркмению и нельзя назвать впечатляющим, очевидно, что Москва и Ашхабад искренне заинтересованы в экономическом сближении друг с другом, и нынешняя встреча двух лидеров лишь один из первых шагов в этом направлении. Отметим, что решение Кремля расширять дружественные связи с Туркменистаном - шаг достаточно смелый. Правозащитники как в самой России, так и на Западе наверняка будут обвинять Москву в заигрывании с "диктаторским режимом".

То, что ты попал не совсем в обычное государство, ощущаешь с первых же минут. Если вы прилетаете в Ашхабад самолетом туркменской авиакомпании, бортпроводница вам еще в воздухе объясняет, что процветание в республике достигнуто под мудрым руководством Туркменбаши (дословно - главы всех туркмен) Сапармурата Ниязова. Кажется, что туркменский вождь присутствует повсюду, его изображение украшает местные деньги, его именем называют каналы, города и улицы Туркменистана, значок с профилем Ниязова (раздается бесплатно) "по велению сердца" носят местные чиновники. Каждый день занятия в местных школах начинаются с клятвы верности президенту. По числу памятников и портретов своего лидера на душу населения Туркменистан уже опередил количество монументов вождю мирового пролетариата в доперестроечном Советском Союзе и может соперничать по этому показателю, пожалуй, лишь с Северной Корей. Интересно, что памятники ныне здравствующему Ниязову установлены не только на всех центральных площадях, но и во дворах даже самых скромных государственных предприятий, например в автомастерских.

Достаточно примечательно проходила церемония вручения Владимиру Путину звания доктора права Туркменского государственного университета. Собранные для этого торжества студенты местных вузов неоднократно подымались со своих мест и стоя рукоплескали туркменскому и российскому лидерам.

Символом туркменского режима стала центральная площадь Ашхабада: среди поражающих своей величественностью и роскошью дворцов возвышается многометровая арка нейтралитета, на которую водружен позолоченный памятник Туркменбаши, поворачивающийся вместе с солнцем.

В республике не найдешь людей, критикующих в открытую туркменского лидера. Кроме мощного репрессивного аппарата (все диссиденты уже давно находятся в тюрьмах или же за границей), у Ашхабада есть и более простой способ давления на потенциальных инакомыслящих. В Туркменистане введена выездная виза, и подозреваемому в неблагонадежности могут попросту отказать в поездке.

Ранее в частных беседах с корреспондентом "НГ" российские дипломаты доказывали, что не стоит обращать внимания на специфику ниязовского режима, так как в отличие от других стран СНГ местные русские не чувствуют себя здесь людьми "второго сорта". Увы, сегодня этот тезис кажется весьма спорным. После введения визового режима (ранее на этот шаг решились только республики Прибалтики) поездка на свою прародину стала для местных русских нелегким и хлопотным предприятием. В частных беседах многие русские жалуются, что сегодня им практически невозможно найти работу. После того как туркменские школы были переведены на девятигодичную систему обучения, их выпускники лишились возможности поступать в российские вузы. Единственная же в республике российская школа (в которой сохраняется та же программа обучения, что и в бывшей метрополии) сегодня находится на грани закрытия. Со следующего года обучение в местных вузах полностью должно перейти на туркменский язык, а в ближайшие годы та же участь ожидает школы.

И все же что могло сделать российское руководство в этой непростой ситуации? Москва уже пыталась разговаривать с Ашхабадом с помощью силы. Стремясь подчинить Туркменистан своему влиянию, Кремль попытался лишить республику ее главного козыря - экспорта природного газа. Единственный функционирующий газопровод проходит через Россию, и Москва как монополист предпочитала продавать газ в Западную Европу сама. Ашхабад же был вынужден довольствоваться самыми бедными и невыгодными клиентами, например Украиной. Однако такая тактика оказалась малоэффективной. Туркменистан стал проводить экономическую политику опоры только на собственные силы. Учитывая же тот факт, что при жестком авторитарном режиме достаточно поддерживать лишь минимальный уровень жизни населения, эта тактика оказалась эффективной. Так, например, сегодня республика полностью обеспечивает себя зерном. Ашхабад не только перестал испытывать экономическую зависимость от бывшей метрополии, но и резко переориентировался на другие развитые экономические страны, в первую очередь США. Так, в случае реализации туркменско-американского проекта прокладки газопровода по дну Каспийского моря в Азербайджан и далее в Турцию и страны Западной Европы влияние Москвы в Туркменистане было бы сведено к минимуму.

Примечательно, что, пока в США смотрели с оптимизмом на реализацию этого проекта, Вашингтон "закрывал глаза" на специфику туркменского режима. Однако нынешнее сближение Ашхабада с Москвой вызвало серьезную озабоченность за океаном, и сразу же в Америке "вспомнили" о нарушении прав человека в далекой среднеазиатской республике.

Ашхабад-Москва


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Потребительские настроения наткнулись на опасную вилку

Потребительские настроения наткнулись на опасную вилку

Михаил Сергеев

Несбывшиеся экономические ожидания народа могут стать проблемой для власти

0
756
"Зерновой коридор" под угрозой вербальных интервенций

"Зерновой коридор" под угрозой вербальных интервенций

Анатолий Комраков

Россия способна преподнести мировому рынку продовольствия неприятный сюрприз

0
644
Фондовый рынок в России решили держать полузакрытым

Фондовый рынок в России решили держать полузакрытым

Ольга Соловьева

Возвращение нерезидентов на биржу пока откладывается

0
661
Товарооборот между РФ и КНР по итогам первых семи месяцев 2022 года вырос на 29%

Товарооборот между РФ и КНР по итогам первых семи месяцев 2022 года вырос на 29%

0
330

Другие новости