0
2247
Газета СНГ Печатная версия

05.02.2024 20:06:00

Бишкек и Душанбе обошлись без посредников

Главы Киргизии и Таджикистана могут встретиться в марте, чтобы завершить демаркацию границы

Тэги: киргизия, таджикистан, рахмон, кулубаев, сотрудничество, демаркация границы, турция


киргизия, таджикистан, рахмон, кулубаев, сотрудничество, демаркация границы, турция В Душанбе главу МИД Киргизии Жээнбека Кулубаева принял президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Фото с сайта www.mfa.gov.kg

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон 5 февраля принял находящегося с официальным визитом в Душанбе главу МИД Киргизии Жээнбека Кулубаева. На встрече речь шла о развитии сотрудничества двух стран. Но главный вопрос касался определения линии таджикско-киргизской границы.

5 февраля в Баткене завершилась очередная встреча топографических групп правительственных делегаций Киргизии и Таджикистана. За минувшую неделю они согласовали 3,71 км совместной границы. По итогам был подписан протокол. «Стороны продолжат работу по описанию оставшихся участков на следующей встрече, которая состоится на территории Таджикистана», – говорится в сообщении Госкомитета нацбезопасности (ГКНБ) Таджикистана.

Эмомали Рахмон в ходе переговоров с Жээнбеком Кулубаевым заметил, что за прошедшие четыре месяца сторонами согласовано проектное и рабочее описание примерно 200 км линии госграницы и к настоящему времени в целом завершено описание почти 90% ее прохождения. Напомним, что протяженность таджикско-киргизской границы составляет более 980 км. Переговоры начались в 2002 году, но это не мешало местным жителям устраивать побоища на спорных участках, вначале они забрасывали друг друга камнями, а затем в боях стали применять стрелковое оружие, артиллерию, дроны и другую тяжелую технику. После конфликта в апреле 2021 года, который, по сути, из локального перешел на уровень межгосударственного и межнационального, произошел разрыв экономических связей, что ударило по интересам обеих сторон. Ситуация ухудшилась после очередного вооруженного столкновения в сентябре 2022 года.

От посредничества России или других стран Бишкек и Душанбе отказались, но нашли в себе силы сесть за стол переговоров. Были созданы комиссии под руководством силовиков, и стороны приступили к активному переговорному процессу по демаркации совместной границы. Начали меняться и отношения между странами.

Как отметил министр Кулубаев, «развитие двусторонних отношений с Таджикистаном является приоритетным направлением внешней политики Кыргызстана». По его словам, сегодня главное – поскорее завершить переговоры по границе, которые идут довольно динамично, и в ближайшее время будут достигнуты взаимоприемлемые и взаимовыгодные результаты.

Накануне состоялись также переговоры глав МИД двух стран Жээнбека Кулубаева и Сироджиддина Мухриддина, по итогам которых была подписана Программа сотрудничества внешнеполитических ведомств на 2024–2025 годы.

Старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин считает, что положительная динамика в киргизско-таджикских отношениях стала устойчивым трендом. «Это не просто какой-то двухмесячный период без конфликтов. С сентября 2022 года на границе не произошло серьезных столкновений. На фоне этой устойчивости регулярно проводились встречи как межправительственной комиссии по демаркации и делимитации границы, так и руководителей спецслужб. В целом мы наблюдаем изменения в риторике и подходах сторон друг к другу. То есть того накала страстей, который был в момент конфликта, сегодня нет. Это совершенно другая история», – сказал «НГ» Станислав Притчин.

Эксперт не исключил возможность подготовки к встрече президентов Таджикистана и Киргизии. Это, по его словам, будет серьезным шагом. «Однако с большой вероятностью ко времени встречи президентов не удастся полностью согласовать все вопросы. Если она и состоится, то позволит обсудить принципы относительно самых острых и сложных участков границы, хотя это можно рассматривать как пессимистичный сценарий. Но есть и оптимистичный сценарий с учетом различных оценок и надежды на согласование границы к осени прошлого года, но не успели и сдвинули сроки. Это свидетельствует о большой политической воле к разрешению конфликта», – отметил эксперт.

Напомним, первоначально глава киргизского кабинета министров Акылбек Жапаров обещал завершить все работы по демаркации киргизско-таджикской границы до нового, 2024 года (см. «НГ» от 14.11.23), но, после того как стало ясно, что комиссии не успевают, выступил президент Садыр Жапаров с планами на весну: «Переговоры по границе уже завершаются. Думали, к новому году успеем, немного задерживаются. Возможно, к весне завершатся», – заявил Жапаров на встрече с жителями Баткентской области.

В подтверждение Жапарову заявление сделал новый глава МИД Турции Хакан Фидан, который посетил Бишкек и Душанбе 10 января 2024 года. Он, в частности, сообщил, что в марте ожидается подписание договора по делимитации границы между Таджикистаном и Киргизией. «Это будет существенным шагом для безопасности и стабильности региона», – заявил турецкий министр журналистам после переговоров с президентом Эмомали Рахмоном, подчеркнув, что сотрудничество Турции со странами Центрально-Азиатского региона обеспечивает стабильность в Афганистане. Он также сообщил, что турецкие и таджикские службы безопасности будут совместно противостоять исламскому радикализму.

«Турция не является реальным игроком, который бы способствовал переговорному процессу. У Анкары нет системного подхода к урегулированию киргизско-таджикского конфликта. Более того, Турция пыталась продать обеим сторонам конфликта оружие и беспилотники. Приезд министра Фидана, возможно, был обусловлен осознанием того, что процесс приближается к завершению. Однако никакого вклада турецкая сторона не сделала. И подключать на последнем этапе переговоров Турцию в качестве посредника смысла нет ни для Бишкека, ни для Душанбе», – отметил Притчин.

Директор Центра экспертных инициатив «Ой Ордо» Игорь Шестаков считает, что Анкара стремится утвердить Организацию тюркских государств (ОТГ) в качестве ведущего игрока в Центральной Азии, демонстрируя, что у Турции есть здесь больше преференций, потому что исповедующая ислам страна способна достичь большего успеха со своей моделью межгосударственного сотрудничества и составить конкуренцию Евразийскому экономическому союзу и Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

«После приграничного конфликта весной 2021 года в соцсетях была организована информационная кампания в поддержку интересов Турции в регионе, обсуждалась даже возможность создания армии «Турана» в рамках ОТГ. ОДКБ, напротив, была представлена как неспособная предотвратить конфликт организация», – сказал «НГ» Игорь Шестаков.

По словам эксперта, с течением времени ситуация начала меняться. Москва все более вовлекалась в процесс переговоров между Бишкеком и Душанбе, в том числе и на площадке центра «Ой Ордо». Киргизские военные убеждены, что Москва сыграла свою роль в переговорном процессе. Однако Анкару и команду президента Реджепа Тайипа Эрдогана такие выводы не устраивают. Турция хочет позиционировать себя как страну, игравшую важную роль и выполнившую миссию в этом урегулировании. 


Читайте также


США и Турция усиливают военное присутствие в Сомали

США и Турция усиливают военное присутствие в Сомали

Игорь Субботин

Африканский Рог втягивается в эскалацию вокруг Йемена

0
1333
Великобритания берет под контроль Киргизию

Великобритания берет под контроль Киргизию

Виктория Панфилова

Бишкек и Лондон будут дружить парламентами

0
1998
Турция обменяет вчерашних союзников на дружбу с Египтом

Турция обменяет вчерашних союзников на дружбу с Египтом

Игорь Субботин

Эрдоган готов выдавить из страны неугодных Каиру деятелей

0
1621
Монастырь Хора в Стамбуле повторяет судьбу Cвятой Софии

Монастырь Хора в Стамбуле повторяет судьбу Cвятой Софии

Милена Фаустова

Еще один христианский памятник из наследия ЮНЕСКО преобразован в мечеть

0
1141

Другие новости