0
1062
Газета Культура Печатная версия

17.01.2006 00:00:00

Глюк Теодора Курентзиса

Тэги: концерт, глюк

Парадоксально, но факт: одна из самых известных опер в мире – «Орфей и Эвридика» Глюка давно уже не звучала в российской столице. Впрочем, в воскресенье эту ситуацию исправили и знаменитая опера прозвучала в концертном исполнении.

Помнится, когда-то на «Орфее и Эвридике» воспитывали студентов училища при консерватории (что в народе называют Мерзляковским). Раз в два года училище давало самый настоящий спектакль, в костюмах: солировали вокалисты, в оркестре – струнники и духовики, а в хоре – теоретики. В одной из постановок образца начала 90-х годов среди сочувствующих Орфею пастушек и беснующихся в царстве мертвых злобных фурий была и автор этих строк, навсегда сохранившая трепетное чувство к каждой музыкальной строчке «Орфея и Эвридики».

В прошедшее воскресенье это очарование музыкой Глюка заиграло новыми красками: исполнение оказалось на редкость удачным. Собственно, на редкость удачная собралась команда: оркестр Pratum integrum, Камерный хор Московской консерватории, дивные солистки во главе с дирижером Теодором Курентзисом представили аутентичное исполнение «Орфея и Эвридики».

Трудно сказать однозначно, кому принадлежит львиная доля успеха: исполнителям или руководителям, сумевшим расставить фигуры на шахматной доске. Солисток пригласили отменных: сразу видно, что брали не кота в мешке, как это выглядело, например, в случае с Шарлоттой Ляйтнер на недавнем представлении «Милосердия Тита» Моцарта. Помимо громкой биографии и славы ведущих специалистов по старинной музыке, у каждой из них и чудесный голос, и блестящая техника, и превосходные актерские способности. Феерические пассажи Анны Бонитатибус (Орфей) заставили зрителя забыть о приличиях: овации заглушили финальные такты первого действия. Так что аутентичной атмосферой проникся весь зал, и слушатели стали себя вести как в XVIII веке, когда было принято бурно выражать свой восторг (равно как и негодование) непосредственно во время звучания музыки. Чистый и прозрачный тембр голоса вкупе с изящным станом и белокурыми вьющимися волосами выдали в Деборе Йорк идеального Амура, а растерянности, мольбам и гневу Лидии Тойшер (Эвридика), не понимающей равнодушия Орфея, который даже не хочет взглянуть на нее, безмолвно вторил весь зал.

И все-таки роль первой скрипки в этом концерте принадлежала дирижеру. Говоря о таланте Курентзиса, начинаешь применять фразы, которые всегда казались излишне высокопарными. Меньше всего он на сцене дирижирует – он проживает сочинение. Музыку Курентзиса, дирижирует он Глюком или Шнитке, услышит даже глухой, настолько зримо маэстро передает свою мысль. Работать с ним для музыканта одно удовольствие, главное – смотри на дирижера и просто делай то, что он показывает (а не смотри и догадывайся, что маэстро имеет в виду, как это иногда происходит). Курентзис обладает свойством завораживать музыкантов, взамен он получает двойную отдачу – вот тогда (в соединении с атмосферой концертного зала) и начинаешь чувствовать и понимать великую силу воздействия музыки. В таком энергетическом состоянии нечасто видит свой хор даже его непосредственный руководитель Борис Тевлин, не скрывавший на поклонах своих эмоций.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


"Адмирал Нахимов" станет самым мощным кораблем ВМФ

"Адмирал Нахимов" станет самым мощным кораблем ВМФ

0
518
Десантников вооружат летающими танками

Десантников вооружат летающими танками

0
528
Москва предлагает Вашингтону меняться дипломатами

Москва предлагает Вашингтону меняться дипломатами

Геннадий Петров

Представители двух стран пока по-разному отвечают на визовый вопрос

0
1454
Россия догнала Европу по отпускному неравенству

Россия догнала Европу по отпускному неравенству

Анатолий Комраков

Низкие доходы не позволяют выезжать на отдых около трети граждан

0
1397

Другие новости

Загрузка...