0
1520
Газета Культура Печатная версия

14.06.2012 00:00:00

Хватает остроты

Тэги: выставка


выставка На «Документе» сочетают классику и современность, искусство и политику.
Фото автора

Одна из самых авторитетных выставок современного искусства – «Документа» – вызревает пятилетками. Это такой отчет длиной в сто дней и с перспективой на будущее – «Документа» задает тон обсуждений в арт-мире. Куратор Каролин Кристов-Бакарджиев – вторая женщина-правитель в истории смотра. Как экофеминистка, она сочетает художественный жест с политическим и социальным, а искусство – с наукой.

Современное искусство здесь не загнано в рассадники галерей и музеев – оно встречает вновь прибывших на вокзале, поджидает на улицах, заводит в пространство арт-институций и тянет затем в парк. Оно неотделимо от жизни, потому что фокусируется на ней.

Обычно темы биеннале и прочих крупных смотров сформулированы максимально широко, на что нередко пеняют их кураторам. Каролин Кристов-Бакарджиев и вовсе отказалась от единого вектора, заявив, что лишь максимальное разнообразие адекватно сегодняшнему дню. Как говорил Джорджо Моранди, «нет ничего абстрактнее реальности» – он, кстати, здесь тоже есть (и поэтому отсюда можно протянуть нить к минувшей Венецианской биеннале, в основном проекте которой куратор Биче Куригер окружила Тинторетто современными творцами). Искусство неотделимо от человеческой истории с ее катаклизмами, contemporary art невозможен как без art классического, так и без научного знания, одно цепляется за другое, территория художественной рефлексии ширится – читается на нынешней «Документе». В ротонде главной площадки, музея Фридерицианум, соседствуют фото Ли Миллер из ванной мюнхенской квартиры Гитлера и объекты Ман Рэя, где к метроному он прикрепил снимки глаз той же Ли Миллер, своей подруги. 30 апреля 1945-го фотограф Миллер видела Дахау и потом приехала в апартаменты вождя, в тот же день диктатор покончил с собой. Символический акт очищения, политика, повлиявшая на искусство, а еще встреча Миллер и Ман Рэя в одном пространстве.

От ротонды, как круги по воде, по Фридерициануму расходятся разные темы и жанры. В одном зале соседствуют параноидальные картины Дали и эпигенетический проект Александра Тараховского, живущего в Штатах уроженца Черновцов. Остроты хватает – рефлексии вновь подвергнуты войны XX века, концлагеря и жертвы режимов. Одна из самых ярких работ, хотя и вызвавшая неоднозначную реакцию страшной физиологичностью, но не оставившая равнодушными – гигантская инсталляция «Восстановление из западных в экстразападные культуры» Кадера Аттиа. Аттиа задается вопросами этики и эстетики восстановлений – «ремонтов» – вторжений. В стеллажах он раскладывает хирургические инструменты и книги, расставляет африканские скульптуры, испорченные в новые времена не сочетающимися с традиционной эстетикой пуговицами или осколками зеркал, и деревянные африканские бюсты с деформированными лицами (дань восточным культам). И сопоставляет их фотографиями солдат, изувеченных Первой мировой войной и подвергшихся не менее уродливым хирургическим вмешательствам…

Россию на 13-м смотре нужно искать в парке Карлсауэ. С одной стороны, это поддержанный нашим Stella Art Foundation проект нью-йоркской группы E-flux Time/Bank, филиал которого (Time/Food) сейчас работает в Москве. Time/Bank, задуманный воплотить несколько утопичную, но не потерявшую актуальности и интереса идею альтернативной экономики, иллюстрирует мысль «Время – деньги». Зарегистрировавшиеся на сайте дают объявление о том, что умеют, и о том, чего им не хватает. Услуги оцениваются в виртуальных часах, дальше – обмен, кто-то поможет советом, а кто-то экскурсию проведет. С другой стороны, тут есть небольшой павильончик молодой художницы Александры Сухаревой с мистической инсталляцией, где абстрактная картина, черепки, веревка отсылают к якутской культуре, в частности к обряду посвящения.

Описать все площадки невозможно, но нельзя не упомянуть еще один яркий момент 13-го смотра. Это саунд-арт-проекты – жанр не то чтобы новый, но в России пока не очень распространенный. Вы слышите музыку или же пулеметную очередь и пробираетесь сквозь деревья парка. Солнечный свет проливается на поляну со зрителями, а вокруг них Жанет Кардифф и Жорж Бюр Миллер расставили динамики. Больше ничего, но впечатление завораживающее – пространство словно теряет, забывает о том, что оно такое есть и становится иным просто из-за иного его зрительского переживания.

Кассель – маленький, на холме над ним с былых времен возвышается мускулистый Геркулес, а внизу город, как штормовой волной, накрыло «Документой» с ее выставками, перформансами, лекциями и концертами. «Документа» – живой архив человеческой истории. И во многих случаях акцент поставлен не на визуальную, а на концептуальную составляющую – на раздумье взамен традиционного созерцания. Общий знаменатель в том, что искусство идет рука об руку с жизнью и что его территория становится все шире – и тематическая, и географическая. Здесь чувствуется атмосфера творческого обмена, по городу снуют люди с документовскими путеводителями, и что для нас удивительно, аудитория выставки – не только молодежь, но и люди пожилые. Contemporary art – не отдельная, часто у нас воспринимающаяся маргинальной область, а полноценная часть и культуры, и жизни. Впрочем, на самой «Документе» в этом давно никто не сомневается.

Комиссар Московской биеннале современного искусства Иосиф Бакштейн о кассельской «Документе»

«Документа» обозначает тенденции, которые станут определяющими в искусстве ближайших лет, и нынешняя выставка находится на уровне с «Документами», которые я смотрел начиная с 1992 года. Она переосмысляет представления о территории искусства, идентичности художника и о том, что такое художественный жест. Как экофеминистка, куратор Каролин Кристов-Бакарджиев интересуется разными областями знания – она пригласила ученых, врачей и т.д. и встроила предметы, которые они профессионально создают, в художественный контекст. Еще в основной проект включены квазимузейные разделы, подтверждая тот факт, что современное искусство всегда живет и может быть понято только в историческом контексте. Кроме того, выставка в достаточной степени политизированная и в этом смысле находится в одной логике с Берлинской биеннале и «Манифестой». Здесь встает вопрос и о геополитических границах современной культуры, и «Документа» подтверждает включенность в нее произведений, создаваемых и в таких странах, как Афганистан, Египет, Бирма. Тем самым завершается период доминирования в актуальной художественной среде Западной Европы и США. Можно только добавить к сказанному, что, только совершая такие радикальные жесты, в том числе те, что мы видим на последней «Документе», современное искусство может сохранить свои роль и влияние.

Кассель–Москва


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Азербайджанская община Карабаха считает неэтичным письмо главы непризнанной НКР Путину

Азербайджанская община Карабаха считает неэтичным письмо главы непризнанной НКР Путину

Роман Каширин

Турал Гянджалиев предлагает вести диалог во имя мира и сосуществования

0
1154
Трамп и Байден признали друг друга агентами влияния РФ и КНР

Трамп и Байден признали друг друга агентами влияния РФ и КНР

Геннадий Петров

Кандидаты в президенты США провели последние перед выборами теледебаты

0
3246
Бишкек всячески подчеркивает лояльность Москве

Бишкек всячески подчеркивает лояльность Москве

Виктория Панфилова

Россия скорее всего вновь обеспечит финансовую подушку безопасности для Киргизии

0
1467
Новикомбанк – с 27-летием!

Новикомбанк – с 27-летием!

0
900

Другие новости

Загрузка...