0
4269
Газета Культура Печатная версия

25.02.2021 18:29:00

"Как важно быть серьезным": шалость удалась

В Театре имени Маяковского представили комедию Уайльда

Тэги: театр, премьера, комедия, оскар уайльд, анатолий шульев, театральная критика


театр, премьера, комедия, оскар уайльд, анатолий шульев, театральная критика Вместе с энергичной Сесили (Анастасия Дьячук) в дом приходят хаос и смех. Фото агентства «Москва»

Постановка Анатолия Шульева покоряет элегантной простотой: вся прелесть в том, что ни одного серьезного героя в пьесе Оскара Уайльда нет. Джек Уординг ничего не знает о своих родителях – его младенцем нашли в саквояже. Он называет себя Эрнестом, чтобы сыскать благоволение красавицы Гвендолен: девушка выйдет замуж только за человека с именем, созвучным английскому слову «серьезный». Одновременно он выдумывает младшего лондонского брата, тоже Эрнеста, чтобы чаще сбегать из дома в город и видеть свою возлюбленную. Этим втайне пользуется его приятель Алджернон. Приезжая в поместье Джека, он представляется тем самым беспутным братом и делает предложение юной Сесили. Красивая, запутанная история доходит до абсурдной кульминации, когда обе девушки неожиданно встречаются и в ужасе думают, что помолвлены с одним и тем же молодым человеком.

Эта легкомысленная комедия для серьезных людей разыгрывается в двух локациях: художник Мариус Яцовскис организует пространство с помощью вращения сцены. Сначала мы видим погруженную в полумрак городскую квартиру щеголя Алджернона, где можно попить чаю с чопорной леди Брэкнелл и сойти с ума, узнав о требованиях к жениху в высшем свете, а затем – залитый светом дом Джека. Комната украшена колоннами и скульптурами, в глубине стоит рояль с красными розами. Такой яркий цветовой акцент на фоне белого интерьера говорит о том, что здесь, вдалеке от скованного предрассудками Лондона, человек может быть естественным, не стесняясь своих чувств. Контраст между двумя мирами передает и музыка Полины Шульевой. Фортепианная мелодия манерно и даже вкрадчиво переступает с ноты на ноту, создавая атмосферу царства светских приличий и недоговоренности. Вторая тема более телесна благодаря скрипичной партии. Начиная звучать как бы издалека, она обретает все более озорной характер: петляет, набирает темп и громкость, а затем так же быстро затихает, словно ребенок, который расшалился и вдруг заметил, что пришли родители.

У каждого актера в комедии есть свое амплуа, художник Мария Данилова сумела подчеркнуть характеры говорящими костюмами. Героиня Анастасии Дьячук Сесили, одетая в воздушную белую юбку, порхает по сцене и разбрасывает блестки – это метафора ее искрящейся, бьющей через край энергии. Ей совсем не хочется учить географию, немецкий и политическую экономию. Вместо этого девушка пишет письма мифическому Эрнесту, в которого заочно влюбилась по гроб жизни, и даже успевает разорвать воображаемую помолвку. В музейное спокойствие дома своего опекуна Сесили, главное украшение этого спектакля, приносит хаос и смех. Ее противоположность – Гвендолен в исполнении Полины Лазаревой предпочитает платья и костюмы с изящным строгим силуэтом. Слегка надменная, она выросла в высшем обществе, знает себе цену, со всеми разговаривает презрительно, глядя на мир с высоты каблучков. Но даже эта благовоспитанная британская леди готова ослушаться матушку и сбежать к жениху в деревню, лишь бы его звали Эрнест.

У обеих девушек есть свои блюстители нравственности. Для Сесили это мисс Призм. Зоя Кайдановская создает образ очаровательной гувернантки самых честных правил. Кружева, кудри и кокетливая шляпка выдают в ней сентиментальную натуру, которая только и думает, как бы лишний раз увидеться с его преподобием. Каноник Чезюбл, казалось бы, второстепенный персонаж, добавляет спектаклю утонченного английского юмора. Ироничная игра Виталия Ленского настолько вкусна, что не любоваться этим героем просто невозможно. Таинственная улыбка почтенного доктора богословия напоминает улыбку Моны Лизы – и нетрудно догадаться, какие озорные мысли ее вызывают.

За Гвендолен следит ее мать леди Брэкнелл. Героиня Светланы Немоляевой, пожалуй, самая модная и изысканная в спектакле. К ней единственной можно было бы прикрепить определение «серьезная», однако в ее стремлении выдать дочь замуж за богатого человека с безупречной родословной прочитывается ребяческий каприз. Да и сама она, как ребенок, начинает спорить во весь голос и махать руками, если не получает желаемого. А находка актрисы – проехать по сцене на украденном у его преподобия трехколесном велосипеде – добавляет образу хулиганскую черту.

Роли Джона Уординга и Алджернона Монкрифа подошли Ивану Выборнову и Илье Никулину так же идеально, как деловые щегольские костюмы – их героям. Молодые люди похожи тем, что обладают неуемной фантазией и способностью виртуозно, по-хлестаковски обманывать окружающих, но по характеру они получились абсолютно разными. Иван Выборнов делает своего героя уставшим от дурацких требований света. Джек с наслаждением принимается мстить леди Блэкнелл, как только ситуация оказывается в его руках, и не дает согласия на помолвку Сесили с его приятелем. Алджернон Ильи Никулина – скорее более наивный и непосредственный юноша. Прикинуться несуществующим братом для него – шалость, но шалость неожиданно оказывается судьбоносной.

Развязка наступает стремительно – правда, заставляет понервничать, пока леди Брэкнелл вспоминает, как звали потерянного сына миссис Монкриф. А ларчик просто открывался. Вернее, саквояж, в котором гувернантка оставила ребенка. Тут-то и выясняется, что Джека на самом деле зовут Эрнест и что у него действительно есть младший брат Алджи. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Клошары дрессируют муху

Клошары дрессируют муху

Наталия Григорьева

Фильм "Жвалы" участвовал в Венецианском кинофестивале, а сейчас выходит в российский прокат

0
1125
Спящая красавица пробудилась к Великой французской революции

Спящая красавица пробудилась к Великой французской революции

Наталия Звенигородская

Премьеру балета Чайковского представили на фестивале имени Рудольфа Нуриева

0
3094
Сколько помню себя – я на сцене

Сколько помню себя – я на сцене

Марианна Власова

В Театре Вахтангова представлены три книги

0
645
Раз уж гость пришел – впусти

Раз уж гость пришел – впусти

Вячеслав Картинкин

Спектакль-неспектакль «Стихийный вечер» в Мастерской Петра Фоменко

0
291

Другие новости

Загрузка...