0
5665
Газета Культура Печатная версия

25.06.2024 19:11:00

Новая "Золотая маска" обнулила номинантов

В Москве подвели итоги национальной театральной премии – 2024

Тэги: национальная театральная премия, золотая маска, номинанты, жюри

Полная online-версия

национальная театральная премия, золотая маска, номинанты, жюри Владимир Машков задавал интонацию вечера. Фото агентства «Москва»

XXX церемонию вручения российской театральной премии «Золотая маска» по итогам сезона 2022/23 года провели в Театре имени Евгения Вахтангова. В нынешней церемонии многое было впервые: и место проведения, и время – все эти годы после представления номинантов вживую на московских сценах в рамках фестиваля итоги премии подводили ранней весной. Теперь же, в разгар лета, зал был отнюдь не аншлаговый, да и самое главное, кроме членов жюри, все спектакли-номинанты, как это было раньше, не видел никто. Председатель жюри музыкального театра Вячеслав Стародубцев в своем развернутом интервью уже дал понять, что большинство спектаклей, номинированных на «Маску», не соответствует профессиональным критериям. В его понимании, эти критерии сводятся к ремесленничеству: оркестр должен чисто играть, тенор брать верхнее до, балерина лихо крутить фуэте и так далее, а идея, замысел – вторичны. Но все же причины вызывающего жеста жюри, не вручившего награды в восьми (!) категориях, скорее всего кроются в том, чтобы в категорической форме попрощаться с «Маской» старой формации. Прецеденты подобного рода были, но редко: однажды жюри не вручило ни одной награды в жанре оперетты и мюзикла, маркировав тем самым кризис жанра.

В церемонии участвовал триумвират нового руководства премии – председатели Союза театральных деятелей РФ Владимир Машков и Валерий Гергиев, а также вице-президент премии Кирилл Крок, по этому случаю даже прервавший свое китайское турне, куда он поехал с труппой вахтанговцев на гастроли. Особо было подчеркнуто, что в числе гостей – представители федерального и столичного ведомств культуры.

Видимо, чтобы подчеркнуть юбилейный год для премии, стиль церемонии был выбран максимально ярким. Но так как все в этом сезоне новой администрации «Золотой маски» нужно было делать в срочном порядке, то в качестве конферанса был взят уже готовый формат – клоуны из «Табакерки»… герои спектакля «Смертельный номер» Театра Олега Табакова. Так премию лауреаты и получали – из рук вертлявых Белого, Рыжего и т.п., которые при номинации «опера» пытались петь, в «балете» выводили танцовщицу на пуантах, а их крики «браво» были особенно преувеличены. Ну а «смертельным номером» каждый раз становилось неприсуждение той или иной премии: как отреагирует зал? Удивительно, но публика (т.е. номинанты и «сочувствующие») реагировала достаточно открыто, местами раздавалось протестное улюлюканье. Но не более.

В восьми номинациях жюри было принято решение премии не присуждать, этот показательный жест связан с тем, что выбирали номинантов еще предыдущие экспертные советы, то есть разделяли иные ценности. Именно такой водораздел проходит между «старой» и «новой» «Маской». Беспрецедентное количество снятий номинаций пришлось на музыкальный театр, и одна определяющая – на драматический. Из пяти драматургов не нашлось лучшего, и дело здесь не в художественном качестве литературного материала – в эти же дни проходит судебный процесс по делу о пьесе «Финист Ясный Сокол» Светланы Петрийчук (внесена в РФ в реестр террористов и экстремистов), которая в свое время получила «Золотую маску». Номинация как будто стала опасной.

Ведущими тенденциями в решениях жюри драматического театра и театра кукол стал курс на национальные регионы России, а также приоритет был отдан новичкам взамен тех, кто был в круге внимания «Маски» при гендиректоре Марии Ревякиной. Исключение составила константа – Малый драматический театр Льва Додина: мэтру, отметившему в мае 80-летие, вручили «Маску» за режиссуру (выдающаяся постановка «Чайки»), награду забрала Елизавета Боярская, она же отмечена и в дуэте Аркадиной–Тригорина с замечательным артистом театра Игорем Черневичем.

Итак, реванш взял Татарстан: лучший спектакль драмы – «Муть. Мухаджиры» Национального театра им. Камала, лучший в театре кукол – «Авиатор» татарского театра кукол «Экият», Спецприз жюри – спектаклю «Приключения Рустема» татарского ТЮЗа им. Кариева. Во Владикавказ увез награду актер Алан Албегов («Король Лир» Северо-Осетинского театра им. Тхапсаева). В Ханты-Мансийский округ уехал спецприз «За ансамбль спектакля «Калечина-Малечина» Театра юного зрителя Нягани. В Чебоксары отправилась награда художнику театра кукол, а в Национальный театр Карелии – актеру Вячеславу Полякову («Nora»).

Петербургский театр «Суббота» впервые за свои 55 лет получил «Маску» (ею награждена актриса Софья Андреева в «Опере нищего»). Не слишком радикальным «Экспериментом» признали проект доктеатра в музее (Музей села Учма). Неожиданностью и своеобразным жестом поддержки стала премия за «Лучшую женскую роль» независимой петербургской труппе «Театро Ди Капуа» (Илона Маркарова, «Крысолов»). В номинации «Лучший спектакль. Малая форма» победил «Генерал и его семья» Театра им. Вахтангова – и это, наверное, один из самых спорных моментов: очень хорошая, зрительская и важная по смыслам постановка, однако не открывающая нового театрального языка, вдруг обогнала соперников. По сути, «утешительный» приз получил «Леопольдштадт» РАМТа – за сценографию, в память о ее создателе, уже ушедшем из жизни художнике Станиславе Бенедиктове.

В нынешнем конкурсе бросается в глаза, что председатель музжюри – оперный режиссер – совсем не поддержал коллег по цеху. Ни в мюзикле, ни в опере премия за лучшую режиссуру не вручена. В опере не вручена и премия за лучший спектакль. В этом решении жюри крайне непоследовательно: все основные призы, за исключением лучшей мужской роли (за нее награжден Владислав Сулимский в спектакле «Бал-маскарад») отдали постановке оперы Бартока «Замок Герцога Синяя Борода» из Перми: Наталья Ляскова награждена за исполнение партии Юдит, Федор Леднев стал лучшим дирижером, свет (Ксения Котенева, Константин Бинкин), наконец, сценография (Евгения Сафонова, Алина Тихонова, Илона Бородина, Михаил Иванов). Но не лучший спектакль! К слову говоря, эта постановка – одна из самых радикальных в российском оперном театре, она решена именно через визуальные средства, и эта сторона спектакля оценена, а в лауреаты вошла и режиссер спектакля Евгения Сафонова.

Лучшим мюзиклом стал спектакль режиссера Дмитрия Белова в Красноярском музыкальном театре «Орел и ворон», дирижерская «Маска» в этой номинации поехала в Пермь (Кирилл Бузмаков, «Сонная лощина»), за роль второго плана наградили Александра Суханова («Петр I», Санкт-Петербург), за лучшую мужскую роль – Станислава Сикиркина («Орел и ворон»), на премию за женскую роль в оперетте-мюзикле достойных претенденток жюри не увидело. Как и среди балерин – эта номинация осталась без обладателя, кажется, впервые в истории «Золотой маски», что вызывает крайнее удивление. Но это может быть объяснено дисбалансом в самом жюри, ведь там был единственный специалист по танцу (Алла Сигалова), остальные представляли в основном менеджерский цех и оперный театр (то же наблюдается и в новом экспертном совете – 2025). Кроме того, в категории «Современный танец» вообще не вручена ни одна награда.

Ожидаемо очередную «Маску» получил Вячеслав Самодуров как хореограф, и Sextus Propertius, его прощальный спектакль в Урал Опера Балет (Самодуров прошлым летом оставил должность руководителя балетной труппы), стал лучшим в сезоне. Александр Меркушев, артист, воспитанный Самодуровым, стал лауреатом за работу в балете «Павильон Армиды». В Екатеринбург ушла и «Маска» за костюмы, ее получила Елена Трубецкова («Сильфида»). В Пермь – за композиторскую работу (Дмитрий Курляндский за «Катерину Измайлову» в Театре-Театре). Спецприз жюри получили тенор Борис Рудак за яркую интерпретацию партии Риккардо в недооцененном жюри спектакле «Бал-маскарад» (постановка Владиславса Наставшевса в Пермском театре оперы и балета) и композитор Артур Байдо за музыку к мюзиклу «Орел и ворон».

Таким образом, в тенденции последних лет лидерами музыкального театра остаются Пермь и Екатеринбург. Очевидно, новые эксперты будут менять эту ситуацию, обратив пристальный взгляд на Санкт-Петербург и Новосибирск, вернув в круг обсуждения Москву, – кардинально поменяв расстановку фигур и приоритетов в музыкальном театре. В начале 2000-х годов Валерий Гергиев попросил больше не включать его персону в номинанты «Золотой маски» – это был единичный случай в музыкальной истории премии. Любопытно, снимет ли Валерий Абисалович это вето?


Читайте также


Семейственность на сцене и монах в лауреатах

Семейственность на сцене и монах в лауреатах

Вера Цветкова

III Национальная премия интернет-контента: в День России показали телевизионную версию церемонии награждения  

0
5626
Союз театральных деятелей готовится к 150-летию

Союз театральных деятелей готовится к 150-летию

Елизавета Авдошина

В Москве впервые прошел форум председателей его региональных отделений

0
12352
Национальная театральная премия начинает новую жизнь

Национальная театральная премия начинает новую жизнь

Елизавета Авдошина

Будущий формат организации фестиваля "Золотая маска" пока остается под вопросом

0
5573
Не такие уж "Бедные-несчастные" претендуют на "Оскар"

Не такие уж "Бедные-несчастные" претендуют на "Оскар"

Наталия Григорьева

Один из самых титулованных фильмов года можно посмотреть онлайн

0
10337

Другие новости