0
2733
Газета Экономика Интернет-версия

07.06.2021 15:42:00

Химический пузырь для Мазепина

К финансовым показателям “Уралхима” в очередной раз возникли вопросы

Тэги: мазепин, уралхим, уралкалий, бизнес, тольяттиазот


мазепин, уралхим, уралкалий, бизнес, тольяттиазот Фото Reuters

В ряде отечественных СМИ, например, в издании “Эксперт”, появились публикации со ссылкой на доклад аналитического центра “АИСТ”, согласно которому можно сделать вывод о сложном финансовом положении крупнейшего производителя калийных удобрений – компании “Уралхим”, принадлежащей Дмитрию Мазепину. Бизнесмен занимает в рейтинге Forbes 2021 – 150-е место с состоянием 800 млн долларов.

Со ссылкой на вышеупомянутый отчет, издание отмечает, что иностранные инвесторы “Уралкалия“, недавно объединенного с “Уралхимом”, могут столкнуться с невыплатами по еврооблигациям, а также, что “Уралкалий” может не выполнить платежные обязательства по еврооблигациям на суммы в примерно 1,5 и 1,1 млрд долларов США. А общий долг компании за 9 месяцев 2020 года, как пишет “Эксперт”, увеличился с 328 млрд до 417 млрд рублей.

Сам “Уралхим” через дружественные СМИ реагирует на публикации весьма агрессивно, связывая публикации с пиар-атакой неких недобросовестных журналистов и аналитиков, в интересах бывшего топ-менеджера “Тольяттиазота” – Сергея Махлая, с которым у Мазепина давний корпоративный конфликт. Как уже не раз сообщали СМИ, с 2008 года Мазепин пытается получить контроль над “Тольяттиазотом”, в конфликте участвуют правоохранительные органы, заведены многочисленные уголовные дела, но пока все идет безуспешно.

Однако, можно предположить, что все заявления “Уралхима” о недобросовестном пиаре похожи на попытку сделать хорошую мину при очень плохой игре. Для того, чтобы постараться получить объективную картину происходящего в холдинге Мазепина, достаточно обратиться к официальной отчетности Уралхима, опубликованной на ресурсе бухгалтерской отчетности ФНС.

Так, из бухгалтерского баланса “Уралхима” за 2020 год  можно сделать вывод, что размер долгосрочных заемных обязательств составляет почти 467 млрд рублей, а краткосрочных почти 27 млрд рублей. при выручке компании в 82,7 млрд. рублей. Чистый убыток Уралхима в 2020 году составил почти 46 млрд руб, отмечала “Лента”. Размер отложенного, то есть не уплаченного в бюджет, налога на прибыль, по данным сайта ФНС, составляет более 11 млрд рублей.

В аудиторском заключении по отчетности “Уралхима”, выполненном АКГ “Интерэкспертиза”, также размещенном на сайте ФНС, отмечается, что “в течение семи лет подряд (2014-2020) размер чистых активов “Уралхима” составляет отрицательную величину…” что “указывает на наличие неопределенности в отношении способности Уралхима продолжать непрерывно свою деятельность”. Получается, в течение семи лет чистые активы “Уралхима” меньше минимального уставного капитала, установленного законом в размере 100 тыс. рублей?

По закону, в ситуации, когда стоимость чистых активов компании меньше минимального уставного капитала в течение двух и более лет, акционерное общество не позднее чем через шесть месяцев после окончания отчетного года обязано принять решение о своей ликвидации, а если оно этого не делает ФНС вправе предъявить в суд требование о его ликвидации.

Между тем, добровольно ликвидироваться “Уралхим”, как можно предположить, не планирует. В пояснении к бухгалтерской отчетности “Уралхим”на сайте ФНС заявляет, что общество будет продолжать свою деятельность в обозримом будущем, поскольку у руководства отсутствуют намерения и необходимость ликвидации, а обязательства будут погашаться в установленном порядке.

А как же тогда требования закона? Собирается ли руководство “Уралхима” их выполнять или это не соответствует его намерениям?

Причины огромного убытка “Уралхим” объясняет “в основном отрицательными курсовыми разницами по валютным кредитам” и сообщает о том, что основной кредитор информируется о состоянии чистых активов. Из отчета можно сделать вывод, что по мнению менеджмента “Уралхима”, отрицательная величина чистых активов не препятствуют дальнейшей деятельности компании и, что еще более удивительно, не является признаком ее ухудшающегося финансового состояния.

С этим, по-видимому, не поспоришь. При долге, приближающемся к половине триллиона рублей и отрицательных чистых активах на протяжении семи лет, каждый бы, наверно утверждал, что любые негативные события уже не свидетельствуют об ухудшающемся финансовом состоянии.

Видимо, на всякий случай, “Уралхим” в том же документе предупреждает, что согласно сложившейся судебной практике требования налоговых органов о ликвидации не подлежат безусловному удовлетворению.

Общий размер долга перед основным кредитором, если судить по материалам отчетности, составляет 6,3 млрд долларов. В обеспечение кредита “Уралхим” заложил свои основные средства балансовой стоимостью 847,7 млн руб, говорится в документе, а также обыкновенные и привилегированные акции “Уралкалия” общей балансовой стоимостью почти 250 млрд руб. и банковский счет в Швейцарии с размером остатка 6,2 млрд руб.

Нехитрый арифметический подсчет показывает, что выданные кредиты могут быть обеспечены чуть больше, чем на половину суммы долга. Конечно при условии, что рыночная стоимость залогов не ниже балансовой.

Кроме того, “Уралхим”, как сказано в документе, выступает поручителем по лизинговым и кредитным обязательствам своих дочерних компаний, оцениваемые компанией в размере почти 30 млрд руб.

Если ситуация именно такова, можно предположить, что “Уралхим” уже достаточно давно отвечает признакам так называемого объективного банкротства, под которым российские суды понимают ситуацию превышения размера обязательств над рыночной стоимостью активов должника.

Однако, несмотря на это, ситуация вокруг компании Мазепина более чем удивительна. На протяжении многих лет с молчаливого одобрения государства, а также крупнейших государственных банков фактически надувается финансовый пузырь беспрецедентного масштаба.

активов, недополучая налоги в казну, не принимают предусмотренных законом мер реагирования, в частности, не подают иска о ликвидации компании. При этом периодически в судах налоговики пытаются взыскать с Уралхима неуплаченные налоги, как сообщал, например, “Интерфакс”. О начале процедуры банкротства “Уралхима” ни государство, ни кредиторы не помышляют.

Чудеса, да и только!

В обстоятельствах куда менее критических, чем у холдинга Мазепина, и те и другие ведут себя куда более решительно. Так, для начала банкротства крупнейшей на тот момент частной авиакомпании страны – “Трансаэро”, хватило просроченного кредита на 6 млрд рублей, а крупнейшего независимого Антипинского НПЗ долга в 2,9 млрд долларов.

Между тем, в “Уралхиме” отмечено явление, которое походит на “кадровую чехарду”. Например, Александр Прыгунков, не проработав в должности генерального директора “Уралхима” и пяти месяцев, почему-то покинул компанию, а Мазепин при этом заявил, что тот «справился с первостепенными задачами в области цифровой трансформации компании». Появившиеся в связи с этой отставкой слухи  о возвращении на этот пост давнего соратника Мазепина – Сергей Момцемлидзе, - о которых писал “Коммерсант”, не подтвердились. Возможно, желающих брать на себя ответственность за сохранение видимости благополучия в этой ситуации больше не находится. В итоге Мазепин решил сам возглавить компанию, не без пафоса отметив, что «вызовы времени готов принять лично», пишет Forbes. По какой причине Мазепину удается так долго отсрочивать начало конца странного химического пузыря остается загадкой.

В связях ли с крупными государственными чиновниками (а Мазепина некоторые СМИ считают близким к министру Мантурову) и некоторыми влиятельными персонами дело или в чем-то еще, не столь важно.

Важно другое. Сможет ли Мазепин признать, что ни курсовые разницы, ни коронавирус в действительности не повлияли на фактическую неплатежеспособность компании так, как проблемы с операционным и финансовым менеджментом, а также недостатки корпоративного управления? Вряд ли можно ожидать этого от Мазепина. Скорее всего, при попустительстве государства поддерживающего химический пузырь деньгами миллионов обычных граждан, компания продолжит существовать.

Ну а пока… Пока Мазепин может позволить себе простые человеческие слабости, например, спонсировать любимое увлечение сына – автогонки в составе команды “Формулы-1”, которое, как пишут “Ведомости”, обойдется Мазепину не меньше 22 млн долларов. 

Как говорил Оскар Уайльд: «Эти папиросы с золотым ободком ужасно дороги. Я курю их только тогда, когда я по уши в долгу».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Москве запросы бизнеса о помощи превращают в программы поддержки

В Москве запросы бизнеса о помощи превращают в программы поддержки

Галина Грачева

Диалог с предпринимателями позволяет городской экономике работать устойчиво

0
516
Бизнес готовится к нехватке работников

Бизнес готовится к нехватке работников

Ольга Соловьева

Чиновники запретят увольнять мобилизованных работников на испытательном сроке

0
2126
В стране сужается пространство для рыночной экономики

В стране сужается пространство для рыночной экономики

Михаил Сергеев

Меньше других пострадают при мобилизации сельское хозяйство, образование и госуправление

0
2525
Обвал импорта перевернул планы бизнеса

Обвал импорта перевернул планы бизнеса

Анастасия Башкатова

Спрос на складскую недвижимость за год сократился вдвое

0
3134

Другие новости