1
38206
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

06.12.2017 00:01:00

Почему "Газпрому" не страшна приостановка "Северного потока – 2"

Действующих трубопроводных мощностей вполне достаточно для обеспечения экспортных потребностей монополии

Ирина Гладышева

Об авторе: Ирина Валерьевна Гладышева – эксперт инвестиционной компании QBF.

Тэги: северный поток, турецкий поток, газпром, санкции


северный поток, турецкий поток, газпром, санкции Фото сайта www.nord-stream2.com

В ноябре в очередном квартальном отчете по стандартам РСБУ «Газпром» признал, что новые санкции США могут создать риски для проектов «Северный поток – 2» и «Турецкий поток». Речь, в частности, идет о законе, подписанном Дональдом Трампом 2 августа: документ предоставляет американскому президенту право вводить санкции в отношении лиц, намеревающихся инвестировать более 5 млн долл. в год или 1 млн долл. единовременно в строительство российских экспортных трубопроводов, а также поставлять дли этих целей оборудование и технологии.

Де-факто санкции уже отразились на перспективах «Северного потока – 2». Свидетельство тому – июльский отказ Федерального сетевого агентства Германии включить в план развития газотранспортной сети страны пять объектов (перемычек и компрессорных станций), инфраструктурно связанных с трубопроводом. Это решение было принято лишь спустя пару дней после одобрения новых санкций Сенатом США. Другой пример – вынужденный отказ европейских участников проекта (Shell, Wintershall, OMV, Engie, E. On) от покупки долей в компании Nord Stream 2, являющейся его оператором. В декабре 2015 года Федеральная антимонопольная служба Германии разрешила им приобрести по 10% акций, однако в итоге единственным акционером проекта остался «Газпром» – зарубежные компании участвуют в нем лишь в качестве кредиторов.

Причиной тому также стало противодействие проекту со стороны ряда стран ЕС. К примеру, в прошлом году против создания СП с участием шести компаний выступил польский антимонопольный регулятор – Офис защиты конкуренции и потребителей, который пришел к выводу, что реализация «Северного потока – 2» приведет к усилению зависимости местных покупателей от российского газа. К числу противников проекта относится и Дания, парламент которой на прошлой неделе принял законопроект, позволяющий запрещать строительство трубопроводов в территориальных водах страны не только по экологическим причинам, но и из соображений национальной безопасности.

Противодействие «Северному потоку – 2» может оказать и Еврокомиссия, которая в ноябре подготовила поправки в законодательство, распространяющие нормы Третьего энергопакета (о разделении функций транзитера и производителя газа) на газопроводы из третьих стран. В случае одобрения поправок Европарламентом и Советом ЕС «Газпром» частично лишится возможности управлять новыми экспортными трубопроводами, в том числе второй веткой «Турецкого потока», по которой сырье транзитом через Турцию будет поставляться в Европу. Первая же нитка станет заменой украинскому маршруту, по которому сейчас в Турцию поставляется около 14 млрд куб. м газа. Ту же функцию должен будет выполнять и «Северный поток», мощность которого после завершения проекта Nord Stream 2 достигнет 110 млрд куб. м – ровно столько «Газпром» обязан ежегодно прокачивать по украинскому маршруту согласно действующему соглашению о транзите газа, истекающему в 2019 году.

Впрочем, приостановка строительства «Северного потока – 2» не станет катастрофой для «Газпрома». Совокупная мощность действующих газопроводов – Украинской ГТС (142,5 млрд куб. м), «Северного потока – 1» (55 млрд куб. м), «Ямал–Европа» (32,5 млрд куб. м) и «Голубого потока» (16 млрд куб. м) – полностью покрывает экспортные потребности «Газпрома» даже с учетом рекордных поставок газа в Европу и Турцию, достигших в 2016 году 228,3 млрд куб. м (данные отчетности по МСФО) – это на 23,8% больше, чем в 2015-м (184,4 млрд куб. м). В этой связи целесообразность затрат на строительство Nord Stream 2 (9,5 млрд евро, согласно оценке «Газпрома») и «Турецкого потока» (6 млрд евро) находится под большим вопросом, тем более что компания и так реализует дорогостоящий проект «Сила Сибири» (44,3 млрд долл., по оценке Газпромбанка), под который вопреки первоначальным ожиданиям не удалось получить предоплату от CNPC в размере 25 млрд долл.

Возможно, санкции США и законодательные ограничения Евросоюза сподвигнут «Газпром» к изменению приоритетов инвестиционной программы, на задворках которой пока что находится производство сжиженного природного газа. Не случайно ни один из СПГ-проектов компании, анонсированных в последние восемь лет («Штокмановский СПГ», «Балтийский СПГ», «Владивосток СПГ» и др.), реализован не был. На бумаге до сих пор остается проект третьей очереди СПГ-завода на Сахалине: ее строительство обсуждается с конца нулевых, однако завершено оно будет не ранее 2023 года – такой срок «Газпром» обозначил в мартовском меморандуме к выпуску еврооблигаций. Проблемы «Северного потока» – подходящий повод к этому проекту вернуться.



Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Обнародован проект генеральной схемы развития газовой отрасли РФ до 2035 года

Обнародован проект генеральной схемы развития газовой отрасли РФ до 2035 года

0
599
Американцы используют серые каналы для инвестиций в китайские компании

Американцы используют серые каналы для инвестиций в китайские компании

Анатолий Комраков

Блицкриг Трампа против КНР может перейти в позиционную войну Байдена

0
971
Увидеть Париж и жить дальше

Увидеть Париж и жить дальше

Ольга Рычкова

Исполнилось 130 лет со дня рождения прозаика, поэта, публициста Ильи Эренбурга

0
919
Кто убил Майкла Джексона

Кто убил Майкла Джексона

Александр Гальпер

Трудовые будни и любовные страдания американского соцработника эпохи президентских выборов

0
546

Другие новости

Загрузка...