0
1461
Газета Проза, периодика Печатная версия

09.09.2020 20:30:00

Осторожно, она ядовитая!

Истории из одного южного города

Тэги: проза, рассказы, ирония, феодосия, рыбак, рыба, жена, отравление, торговля, рынок, шорты, волошинский фестиваль, новый мир, октябрь, кафе, официант, хинкали, девушка, тбилиси


проза, рассказы, ирония, феодосия, рыбак, рыба, жена, отравление, торговля, рынок, шорты, волошинский фестиваль, «новый мир», «октябрь», кафе, официант, хинкали, девушка, тбилиси Рыба – прекрасная, опасная, но все равно вкусная. Франс Снейдерс, Ян Вильденс. Рыбная лавка. 1621. Эрмитаж

Скорпенка

Позвонил знакомый рыбак из Феодосии и сказал:

– Славик, хочешь скорпенки?

Я где-то две недели назад в разговоре с ним заикнулся о свежей рыбе, и вот он предлагает мне какую-то скорпенку.

– Что за скорпенка? – спросил я.

– За уши не оттащишь, деликатес, – шутливый тон рыбка несколько пугал.

– Да, нежнейшие сливки, а не рыба, – продолжил рыбак.

– Ну, не знаю, – сомневался я.

– Ну, так берешь?

Я почесал ухо и произнес:

– Беру.

Я представлял эту неведомую черноморскую рыбу, скорпенку, и ждал ее то ли с радостью, то ли с недоверием. Через два часа рыбак приехал и всучил мне пакет. Оттуда на меня смотрел пучеглазый и большеголовый ротан. Два килограмма ротанов. Я с некоторым недоверием взял пакет, расплатился и пошел на кухню, но рыбак, когда уже выходил на улицу, вдруг произнес в дверях:

– Только осторожнее, она ядовитая.

Я вздрогнул:

– В каком смысле ядовитая?

– Ну, плавники у нее ядовитые, не наколись, – сказал рыбак и закрыл дверь снаружи.

Я тут же в страхе полез в интернет и прочитал, что скорпена-ерш – это крымский аналог рыбы-фугу. Если у нее не обрубить плавники, то возможен смертельный исход вплоть до отека легких.

Некоторое время я и пучеглазая скорпенка смотрели друг на друга. В глазах скорпенки притаилась злорадная печаль, а в моих глазах, наверное, был ужас.

Я немного подумал, надел брезентовые рукавицы хозяина квартиры, принес пассатижи и стал медленно и осторожно отламывать скорпенке плавники. Когда все отломал, то вздохнул и спокойно почистил, но, когда уже обваливал рыбу в муке, все-таки на что-то накололся. Палец мгновенно вспух. Я залил палец перекисью, сел у окна и стал ждать смерти. Я вспомнил маму, братьев, племянников, вспомнил любимую жену и как поступил в университет. Прошло 10 минут, но я не умер. Тогда я пожарил скорпенку, розовые аппетитные куски выложил на блюдо и украсил зеленью, но есть все же не решался.

Тут с моря вернулась жена.

– О, – закричала она, – рыбка! – схватила горячий кусок и тут же проглотила его.

– О, какая вкусная! – опять закричала жена, схватила второй кусок морского ротана и съела его.

– О, чистые сливки! – кричала жена и ела кусок за куском.

В конце концов мне стало стыдно. Я решил, что если случится страшное, то это должно произойти с нами обоими, и съел скорпенку. Съел еще один кусок и уселся у окна, наблюдая за радостно щебечущей женой. Лена была прекрасна и ничего не подозревала. Мне было немного неуютно, я думал о бренности бытия и читал Эдгара По. Прошло два часа. Мы остались живы. Скорпенка – очень вкусная рыба.

Шорты

Засовывал ногу в шорты и порвал их. Стою, страдаю. Это легендарные шорты. Они были сделаны из брезентовой синей ткани, имели восемь карманов и семь застежек и огромный толстый черный ремень. Я их купил в 2003 году, когда ездил на свой первый Волошинский фестиваль. Они помнили ушедших Новикова и Шевчука. В этих шортах мне в 2007 году сам Андрей Коровин вручал диплом о первом месте в прозе Волошинского фестиваля. В этих шортах я заходил в редакции «Нового мира», «Октября» и «Знамени». В этих шортах вышла моя первая книга. В этих шортах я расстался с первой женой и влюбился во вторую. Эти шорты были мне вечной силой и опорой, как русский язык. Они вылиняли, я их штопал пять раз, но порвать вот так, не по шву, мне их удалось впервые. Я их порвал так, что шорты отказались чинить в ателье. Сказали: «Восстановлению не подлежат».

Пошел на центральный рынок южного города. Оказывается, найти мой размер (62-й – я тут раздобрел на южных харчах) очень сложно. Ходил и туда, и сюда, все говорят: «Нет».

Одна торговка куда-то побежала, приносит почти такие:

– Нате.

Прикладываю к талии, явно не лезу.

– Не лезу, – говорю.

– Вы померьте.

– Чего мерить?

– Померьте.

Я всегда слаб к женщинам. Когда они просят, я не могу отказать. Ну, померил. На ляжках трещат, застегнуть не могу.

– Не застегиваются, – говорю.

– Ужмите живот.

– Все равно не застегиваются.

– Сейчас так модно!

– Что модно?

– Не застегивать на верхнюю пуговицу.

– Вы ошалели?

Обиделась.

Пришлось купить у другой, как лоху, на резиночке. Теперь я брит, толст и в шортах на резиночке.

Хинкали

Зашел в южном городе в грузинскую хинкальную. Картины Пиросмани, грузинская музыка, меню на русском, английском и грузинском. Долго выбирал, что бы взять. Лобио? Долму? Но раз уж пришел в хинкальную, то решил купить хинкали, и именно из баранины. Хинкали с индейкой показались мне моветоном.

– Мне 15 хинкали, – говорю.

Официант оживился:

– Вы кого-то ждете?

– Нет, – отвечаю, – я сам покушаю.

– С собой возьмете?

Начинаю раздражаться:

– Да нет, все сам съем.

– Вы хинкали-то хоть раз видели?

Задумался. Признаваться, что не видел, не хочется.

– А чего? – спрашиваю.

– Они размером с кулак.

– Ладно, 10.

– Давайте шесть – и больше не надо.

Через 15 минут ожидания принесли хинкали.

Они вправду были огромные. Дымящиеся кульки с твердыми хвостиками.

– Вы их есть умеете?

– Разберусь.

Официант хмыкнул и ушел. Ищу нож и вилку. Нет ножа и вилки. Вспомнил, что у меня есть знакомая девушка-грузинка красивая – Нино. Пишу Нино: «Нино, привет, как есть хинкали?» – «Да, Слава, год не писал, а тут сразу хинкали». «Извини, Нино, – пишу, – потом поговорим, у меня хинкали стынут». – «Возьми за хвостик, высоси сок и откуси целиком. Только хвостик не ешь». «Спасибо», – пишу.

Смотрю на хинкали. Что, их руками брать за хвостик? Взял салфетку. Салфетка прилипла к хвостику. Отодрал, но салфетка осталась на хвостике. Взял руками. Прокусил и попытался высосать. Сок брызнул на футболку.

– Официант, – кричу, – нож и вилку!

Принесли, но покосились.

Четыре хинкалины разрезал и съел. Вся тарелка в соку. Последнюю решил за хвостик. Оказывается, если хинкалина подостыла, то можно и сок выпить, и откусить. Вкусно. Подумал и хвостики доел.

Подходит официант, смотрит:

– Вы что – и хвостики съели?

– Ага, – говорю.

– И как?

– Нормально.

– С вас 360 рублей.

Расплатился, вышел, Нино написал: «Как там Тифлис?» – «Приезжай».

Симферополь


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Зачем он убил канарейку?

Зачем он убил канарейку?

Александр Гальпер

Десять дней в Киеве: истории американского социального работника

0
414
Божий мир на Божедомке

Божий мир на Божедомке

Маргарита Прошина

К 200-летию автора «Преступления и наказания»

0
416
Как у старого холостяка растаяли мечты о молодой супруге и кожаной куртке

Как у старого холостяка растаяли мечты о молодой супруге и кожаной куртке

Григорий Шехтман

Жена из Подмосковья

0
1179
Новую Зеландию втягивают в "экономический AUKUS"

Новую Зеландию втягивают в "экономический AUKUS"

Данила Моисеев

Великобритания согласилась на невыгодную сделку, надеясь уменьшить влияние Китая в регионе

0
2795

Другие новости

Загрузка...