0
1396
Газета Москва Интернет-версия

22.07.2010 00:00:00

Дышать чистым воздухом невыгодно

Тэги: москва, пожар


москва, пожар На тушении часто задействованы добровольцы.
Фото ИТАР-ТАСС

Гари от торфяных пожаров, которые каждый год с разной интенсивностью одолевают Подмосковье, можно было бы избежать. Для этого необходимо заново начать разрабатывать торф в промышленных масштабах или обводнить осушенные болота. Эксперты уверяют, что использовать природное топливо болот экологически оправданно, но пока есть газ – невыгодно. Поэтому москвичам остается запасаться марлевыми повязками, чтобы спасаться от угарного газа и смога.

Утром южные и юго-восточные районы столицы уже почувствовали запах гари, ставший почти привычным спутником теплого, а тем более жаркого лета. Кто постарше – вспоминают лето 1972 года, кто помоложе – смог, затянувший Москву в 2002 году. Причина гари всем понятна – торфяные пожары. Осушенных болот вокруг Москвы много, и каждое жаркое лето приводит к появлению большого количества источников возгорания.

В этом году площадь торфяных пожаров в Подмосковье увеличилась в четыре раза, сообщил начальник Главного управления МЧС по Московской области Евгений Секирин. Как он заявил, среди причин этого в том числе и жара. На сегодняшний день наиболее опасными районами, где горят торфяники, пожарные называют Орехово-Зуевский и Шатурский. Ведь именно здесь самые большие площади залегания торфа. В начале недели в Подмосковье было зарегистрировано 42 очага торфяных и лесных пожаров на площади 58,2 га, отметил начальник МЧС по Подмосковью. Из них 39,6 га – это площадь торфяных пожаров. По словам Секирина, «открытого горения нет». «Происходит дотушивание этих пожаров. К сожалению, тактика тушения пожаров достаточно сложна и быстрого эффекта достичь непросто», – сообщает официальный сайт МЧС России со ссылкой на слова спасателя. «Сил и средств, задействованных в борьбе с торфяными пожарами, достаточно, они справляются с той обстановкой, которая складывается на сегодняшний день», – сообщил Евгений Секирин. В случае необходимости к тушению привлекаются самолеты Бе-200ЧС и Ил-76, а также вертолеты Ми-8, оборудованные водовыливными устройствами.

Всего с начала года в Егорьевском районе выгорело 6 га торфяников. В Орехово-Зуевском с начала года произошли торфяные пожары на общей площади 6,5 га, а в Шатурском – 90 га.

Причины лесо-торфяных пожаров не новы – человеческий фактор. Где-то не потушили должным образом костер, где-то бросили окурок. Пока пожарным удавалось пресекать перекидывание огня на дачные кооперативы и жилой сектор.

Но уже сейчас главный санитарный врач России Геннадий Онищенко посоветовал запасаться марлевыми повязками, чтобы иметь возможность защититься от гари.

Как объяснил корреспонденту «НГ» генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института торфяной промышленности Вадим Селеннов, человеческий фактор далеко не главная причина пожароопасной ситуации, а только ее часть, демонстрирующая обстановку. Эксперт рассказал, что возгорания возможны прежде всего из-за того, что торфяниками практически не занимаются: и торф не добывают, и не обводняют. «Если десять лет назад у нас в стране добывалось 54 миллиона тонн торфа, из них на Москву приходилось около 2 миллионов, то в прошлом году вся Россия добыла 1,2 миллиона этого топлива. В то время как в Финляндии в последние десять лет в 10 раз повысили добычу торфа. Канада также много добывает этого топлива, – рассказывает эксперт. – Можно, конечно, делать на подмосковных торфяниках обводнение, сооружать дренажные сети, но это дорого, а денег никто не дает. И поскольку все брошено, оказывается, что любой незатушенный окурок или тому подобное приводит к пожару. Такая ситуация складывается не только в Подмосковье, но и по всей России». Специалист вспомнил, что около трех лет назад даже слышал заявления главы Московской области Бориса Громова, что вовсе не надо добывать торф в Подмосковье.

Хотя, по сути, это один из альтернативных и возобновляемых источников энергии, который мог бы стать заменой газу, отмечает Илья Долматов, директор Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий ГУ-ВШЭ.

Селеннов сравнивает ценность торфа с углем. «По калорийности торф на уровне бурых углей, а если он еще и обработан, тогда может сравниться с каменным углем. Если учесть, что в каменном угле 30% воды и 30% золы, то выгода может быть ощутимой», – говорит эксперт. Он отмечает, что сейчас возобновить разработки природного топлива весьма затруднительно, потому что навыки за последние 15–20 лет простоя этой отрасли практически утеряны.

Научный руководитель Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий ГУ ВШЭ Евгений Яркин отмечает, что переход на торф пока невозможен из-за сравнительно невысоких цен на газ и из-за более или менее развитой системы газификации. «В Подмосковье, если есть газ, торф использовать уже не выгодно, потому что газ дешевле. Кроме того, предприятия, которые занимались торфом, практически развалились, а в любые процессы надо вкладывать деньги. Кто должен заниматься – собственник, а его нет, – говорит эксперт. – Значит, будет гореть торф, а пока он будет гореть, мы будем дышать угарным газом. Это топливо можно использовать в котельных для отопления, но чтобы это было выгодно, нужно много его добывать, а у нас процесс обратный». Яркин объясняет, что у нас недостатки заключены в неправильном подходе к газификации, и если есть возможность использовать другие энергоресурсы, например опилки или щепу, то нужно этим пользоваться. «К зиме всегда надо готовиться и использовать имеющиеся ресурсы. Мы же этого не делаем, и все перешли на газ, хотя это и дорого, но пока дешевле, чем альтернативные источники», – отметил экономист.

Корреспондент «НГ» обзвонил пять министерств правительства Московской области и не смог выяснить, какую отрасль мог бы заинтересовать торф в виде топлива. В каждой из пресс-служб удивленно отвечали, что они этим не занимаются. Единственное, что удалось обнаружить, – это установленный тариф, по которому торф можно продавать населению области.

Пожарные же отмечают, что тушить торфяные пожары очень дорого из-за сложности таких возгораний, потому что нужно много воды, чтобы залить легковоспламеняющийся природный материал.

Однако есть существа, которые спасают от пожаров, обводняя торфяные залежи, и не просят за свою работу денег. Удивительно, но они есть. Это бобры. В тех районах, где живут эти зверьки и делают запруды, огненная стихия представляет меньшую опасность.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Режиссер Павел Лунгин отмечает 75-летие

Режиссер Павел Лунгин отмечает 75-летие

0
471
Киргизия упустила шанс открытия филиалов российских банков

Киргизия упустила шанс открытия филиалов российских банков

Виктория Панфилова

В республике могут появиться финансовые организации стран ШОС

0
2302
МЭА оценило превышение плана по добыче странами ОПЕК+ в июне в 580 тысяч б/с

МЭА оценило превышение плана по добыче странами ОПЕК+ в июне в 580 тысяч б/с

0
1109
Региональные кампании не обошлись без скандалов

Региональные кампании не обошлись без скандалов

Дарья Гармоненко

Иван Родин

В Петербурге и Липецкой области нарушают установку сверху на демонстрацию чистых выборов

0
1233

Другие новости