0
3447
Газета Печатная версия

03.03.2021 20:30:00

Возможность украсть создает вора

Лорд-канцлер и придворный мыслитель Фрэнсис Бэкон был обвинен в коррупции, но почти сразу же прощен королем

Сергей Ключников

Об авторе: Сергей Юрьевич Ключников – кандидат философских наук.

Тэги: история, литература, англия, франция, фрэнсис бэкон, философия, государство, шекспир, поэзия, тауэр, король, парламент, афоризмы


8-15-2480.jpg
Фрэнсис Бэкон – историк, политик,
государственный деятель, литератор...
возможно, еще и Шекспир. Джон Вандербанк.
Фрэнсис Бэкон, виконт Сент-Олбанский.
Ок. 1731.  Национальная портретная
галерея, Лондон
Фрэнсис Бэкон (1561–1626) – мыслитель, историк, политик, государственный деятель, литератор, основоположник эмпиризма как направления философии, барон Веруламский и виконт Сент­-Олбанский – на протяжении всей жизни старался воплотить свой восходящий к античным представлениям идеал советника при государе и потому стремился сделать политическую карьеру. Автор ряда блестящих афоризмов, один из которых («Знание – сила») вошел даже в советскую систему просвещения. Родился в английской придворной семье, отец, Николас Бэкон, был лорд­-канцлером и лорд-­хранителем Большой печати королевства. Фрэнсис учился во Франции и считался одним из самых образованных английских философов того времени. Был автором 59 работ, главными из которых выступали «Опыты, или Наставления нравственные и политические», «О достоинстве и приумножении наук», «Новый Органон» и «Новая Атлантида». В философии полемизировал со схоластами и дедуктивным методом Рене Декарта и противопоставил ему метод индукции – логическое умозаключение, основанное на обобщении множества частных явлений и получении на основе обобщения общих выводов. Был придворным мыслителем при королеве Елизавете, а затем при короле Якове, в конце концов стал, как и отец, лорд-канцлером и хранителем королевской печати (должность, в какой-то степени аналогичная должности председателя Верховного суда в современных США). Он сделал на своем посту очень много: помогал принятию новых законов, смягчающих жесткость королевской политики по отношению к гражданам, и всячески содействовал просвещению.

Однако, находясь на вершине славы, получил неожиданный удар, низвергнувший его с вершин политического олимпа: был обвинен (причем, по мнению многих исследователей, несправедливо) в коррупции.

Во время расследования гордый и уязвленный Бэкон не захотел защищать себя и, как следствие, был снят со всех должностей, лишен права заседать в парламенте и занимать государственные должности, у него изъяли Большую печать, наложили штраф в 40 тыс. фунтов и заключили в Тауэр. Правда, через несколько дней король простил ему штраф, выпустил из тюрьмы и даже разрешил бывать при дворе. Но Бэкон до конца дней больше не заседал в парламенте, оставаясь в статусе свободного философа.

Бэкон умер в 1626 году, простудившись во время научного эксперимента. Англия с опозданием, но очень высоко оценила его заслуги перед страной. В 1662 году в честь Бэкона и во исполнение его завещания создана Английская академия наук – «Королевское общество». Сегодня Бэкон считается второй по значимости фигурой в Англии после Шекспира, причем многие шекспироведы-­бэконианцы считают, что Фрэнсис Бэкон и есть Шекспир. Так, автор книги «Оправдание Шекспира» Марина Литвинова полагает, что Бэкон имел прямое отношение к имени Шекспир, но только не единолично, а вместе с графом Ратлендом. Между тем Бэкона нередко критикуют за участие в суде над графом Эссексом, который неоднократного выручал Бэкона, но поднял бунт против королевы Елизаветы. Литвинова в «Оправдании Шекспира» доказывает, что Бэкон пошел на этот спорный с моральной точки зрения шаг не ради выгоды, а для спасения Ратленда, которому тоже грозила смерть. Бэкон хорошо понимал, что Ратленд – уже часть мировой культуры и что для Англии и для всего мира эта потеря будет невосполнимой. Если все именно так, то можно восхититься бэконовской интуицией: ведь тогда еще не были написаны великие трагедии.

Всю жизнь Бэкон помимо философии и государственной карьеры стремился повысить престиж английской литературы, чтобы она заняла такое же место в жизни страны, как во Франции, где этому активно способствовала политика «Плеяды», объединившей лучших французских писателей. Бэкон стал автором ряда статей о литературе и театре (некоторые ученые считали, что он был автором шекспировских исторических хроник) и писал стихи. Есть предположения, правда до конца не доказанные, что как поэт Бэкон принимал участие в знаменитом «Честеровском сборнике» (стихотворение, подписанное именем Уильям Шекспир), а также вместе с Ратлендом, – в создании первых 17 сонетов. Однако есть точные свидетельства, что Фрэнсис Бэкон был автором поэтических переложений нескольких псалмов Библии. В те времена делать такие переложения было модно (этим занималась Мэри Сидни-Пембрук, родная сестра знаменитого английского поэта Филипа Сидни). Библией (Бэкон любил ее называть Книгой) философ интересовался всегда (политизированные философы называют его создателем «Библейского проекта»), причем он, возможно, являлся редактором перевода Библии с латинского на английский.

Современникам и потомкам Бэкон запомнился не только сложными книгами и поэтическими переложениями, но и яркими афоризмами, которые актуальны во все времена: «Три вещи делают нацию великой и благоденствующей: плодоносная почва, деятельная промышленность и легкое передвижение людей и товаров»; «Книги – это корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению»; «Возможность украсть создает вора»; «Человека лучше всего узнать в трех ситуациях: в уединении – так как здесь он снимает с себя все показное; в порыве страсти – ибо тогда забывает он все свои правила; и в новых обстоятельствах – так как здесь его покидает сила привычки».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Численность русской диаспоры за рубежом продолжает расти

Численность русской диаспоры за рубежом продолжает расти

Алексей Портанский

Две России как историческая судьба

0
459
Из «рыла Геббельса» вещает «Лорд Гав-Гав»

Из «рыла Геббельса» вещает «Лорд Гав-Гав»

Борис Хавкин

Радио Третьего рейха: слово фюрера в каждый дом

1
795
«Острота означала военную славу…»

«Острота означала военную славу…»

Юрий Юдин

Жизнь и военная служба в анекдотах

0
1096
Инфляция положению Макрона пока не угрожает

Инфляция положению Макрона пока не угрожает

Данила Моисеев

Рейтинги президента Франции держатся на приемлемом уровне, несмотря на протесты

0
2067

Другие новости