0
1778
Газета Печатная версия

07.04.2021 20:30:00

Сады Джиневры

Поиски истинной природы красоты

Тэги: портрет, искусство средневековье, леонардо да винчи, красота, чудовища, эрос, дракула


13-14-2480.jpg
И некрасавица способна околдовать.
Леонардо да Винчи. Портрет Джиневры
де Бенчи. 1474–1478.  Национальная галерея
искусства, Вашингтон
Это обаяние с отрицательным знаком: в нем есть что-то почти дегенеративное и… прекрасное.

 Андрей Тарковский

В Национальной галерее искусств в Вашингтоне есть портрет девушки: узкие плечи, широкие скулы, по-восточному раскосые глаза; терракотовое платье с синей шнуровкой на груди, жемчужина, стягивающая вырез; прямой пробор, каштановые волосы, рыжеватые кудри, обрамляющие лицо. Вот, собственно, и все. Попасть под влияние Джиневры де Бенчи (именно эта женщина изображена на данном полотне Леонардо да Винчи) проще, чем кажется; еще проще – оказаться проклятым. Проклятий не существует, скажете вы? Может, вы еще и считаете, что вампиры и драконы – это детские выдумки? Но как вы тогда объясните судьбу дона Чемы, его верного секретаря Мазо, Мишеля и Армана из Гавра и трех русских интеллигентов – Виктора Виввиани де Брийе, Григория и Александры Преториус? У вас все еще нет ответа на данный вопрос? Возможно, вы сможете найти его в новом романе Юрия Буйды «Сады Виверны».

Юрий Буйда создает три новеллы, между которыми на первый взгляд нет никакой прямой связи, поэтому автор, как факел, освещающий темный лабиринт, в котором живут чудовища страшнее Минотавра, проносит из одной эпохи в другую картину величайшего мастера загадок – Леонардо да Винчи. Конечно, обращение к творчеству и образу итальянского homo universalis не является новаторством в литературе: нельзя не упомянуть «Код да Винчи» Дэна Брауна, роман, получивший как восторженные и вдохновленные, так и жесткие и пренебрежительные отзывы. Однако история малоизвестной картины да Винчи, созданная Юрием Буйдой, ничуть не похожа на беллетристику о Святом Граале. Три новеллы («Парабасис», «Лемаргия» и «Урщух») создают историческо-мифологический пейзаж трех эпох: Италии в начале XVII века, Франции накануне Великой французской революции и России в начале XX века. В первой легенде «Парабасис» (что в переводе с греческого означает нарушение заповедей и запретов) к «факелу» добавляется «свеча», также служащая путеводителем по эпохам, – тонкая книжица любовного характера, которая была запрещена церковью, но одобрена Эросом. Тем не менее главным источником света, пролитым на темные события «Садов Виверны», остается портрет Джиневры – одна из первых портретных работ да Винчи, красота которой незаметна при первом взгляде на картину: она меркнет под тяжестью тоски, затаившейся в глазах смотрящей.

13-14-02250.jpg
Юрий Буйда. Сады Виверны:
Роман. – М.: АСТ: Редакция
Елены Шубиной, 2021. – 384 с.
(Новая русская классика).
Увидев это выражение, невозможно не задаться вопросом: как Джиневра может «околдовывать обаянием красоты», если она вовсе не красавица? Над этим вопросом размышлял великий инквизитор дон Чема до того, как его жизнь была перечеркнута бойней в садах Виверны – монастыре Святого Вита; на портрет смотрел Плетье из Гавра, его хитроумный ученик Арман и вампиры-дворяне де Бриссаки, прожившие не одну сотню лет за счет чужих жизненных сил; наконец, Джиневра замутняет сознание Александры Преториус, которая поджигает и странствующий по эпохам флорентийский портрет, и себя, и все их окружающее.

Все герои трех эпох, даже дракулообразные супруги (в которых вы, возможно, и не верите, но это не имеет значения: «Вера в чудеса угасает, но чудовища бессмертны»), далеки от той реальности, в которой мы живем сейчас, – для нас они мертвы. Однако их смерть не стала ответом на вопрос об истинной природе красоты, потому что красота никогда не утратит жизненную силу. Уродина тоже может стать красавицей (причем даже без помощи волшебника Джованни Кавальери): «Любовь творит чудеса», а вездесущий Эрос способен смешать карты судеб так, что даже самая непорочная и прекрасная душа окажется в придорожной грязи. Да и, вероятно, никто и не знает, что есть красота, если для каждого человека истинно прекрасно только то, чему он отдается «сильно и со всем пылом страсти». Именно об этом новый роман лауреата премии «Большая книга» Юрия Буйды.

Итак, сейчас XXI век, Джиневра находится в Вашингтоне, человечество все так же не знает, что по-настоящему красиво, несмотря на обилие мнимых эталонов красоты и законодателей мод. Удивительно, что на протяжении сотен лет мы ищем ответы на одни и те же вопросы и не находим ответы, не правда ли? Однако если вы все-таки решитесь совершить дерзкий поступок и самостоятельно поискать ответы, бродя по «Садам Виверны» Юрия Буйды, не забудьте взять себе в проводники Эроса, который бережно проведет вас «путями неведомыми и ненадежными в будущее, грозно пылающее на другом берегу». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Художественная химия. Вода, рыбий клей, мел, сухие цинковые белила – вот и все

Художественная химия. Вода, рыбий клей, мел, сухие цинковые белила – вот и все

Александр Толстиков

0
2720
В петербургском Манеже к провинциальному портрету приставили "Зерцало"

В петербургском Манеже к провинциальному портрету приставили "Зерцало"

Дарья Курдюкова

С простодушием живства

0
2294
С утра на простыне летал

С утра на простыне летал

Вестник частного апокалипсиса и парадигма абсурда

0
2920
Встречи в келье-мастерской. Портрет народного художника СССР Петра Оссовского глазами химика-органика

Встречи в келье-мастерской. Портрет народного художника СССР Петра Оссовского глазами химика-органика

Александр Толстиков

0
2916

Другие новости