0
3053
Газета Печатная версия

15.03.2023 20:30:00

Путешествие академиков

Как создавались первые книги о Сибири

Тэги: сибирь, книги, ученые, экспедиции, камчатка, америка, аляска, япония, природа, петр I, ломоносов, беринг


сибирь, книги, ученые, экспедиции, камчатка, америка, аляска, япония, природа, петр I, ломоносов, беринг Сибирь… Попробуй объехать, тем более – описать. Аполлинарий Васнецов. Сибирь. 1894. Русский музей

В первой трети ХVIII века восточная и северная части Российской империи все еще оставались необследованными, не существовало и точных карт этих территорий. В Петербурге почти ничего не знали о народах, населяющих Сибирь и Крайний Север, о природе и недрах этих обширных пространств. У Петра I при всей его энергии не доходили руки до столь далеких земель: Северная война, строительство новой столицы, создание флота требовали огромных расходов. Но в конце 1710-х годов императору стало известно, что некоторые европейские политики проявляют интерес к неосвоенным восточным провинциям России. В мире в ту пору шла борьба за новые колонии, и Петр опасался экспансии западных стран в Сибири и на Тихоокеанском побережье (хотя бы под видом научных экспедиций). Нужно было установить пограничные столбы на дальних рубежах государства и нанести на карту очертания берегов, островов и рек. А также выяснить, действительно ли существует между Азией и Америкой пролив, о котором мореплаватели рассказывали с середины ХVII века. За несколько недель до своей кончины император отправил к неизведанным землям первую экспедицию под командованием Витуса Беринга. За пять лет ею было сделано много важнейших открытий. Появились достоверные карты Камчатки, Чукотки, Охотского моря.

Но вслед за моряками и топографами на эти земли должны были прийти и ученые. Честолюбивых адъюнктов и профессоров манила в путь слава первооткрывателей. Несколько правителей сменилось за эти годы на российском троне, и у каждого было свое мнение о научной экспедиции в Сибирь. А нужен ли сейчас такой громадный, дорогостоящий и рискованный проект – вопрошали скептики. Императрица Анна Иоанновна подтвердила верность петровским начинаниям и дала добро на подготовку крупнейшей в истории экспедиции, которую позже назвали Великой Северной. Она стартовала 290 лет назад, в 1733 году.

Перед участниками экспедиции стояла задача посетить, описать и нанести на карту Урал, Сибирь, Сахалин, Курилы, Аляску, а если повезет – и Японию. В обозе двигался мастеровой люд: строители крепостей, городов, судоверфей, рудников на новых землях. Вслед за первопроходцами туда должны были прийти промышленники, купцы, крестьяне. Экспедицией, состоявшей из нескольких отрядов, командовал все тот же Беринг (он получил от императрицы широчайшие полномочия). Интеллектуальным ядром похода стал Академический отряд, который возглавлял действительный член Академии наук Герард Фридрих Миллер – на него также возлагались обязанности историографа. С ним шли химик Иоганн Георг Гмелин, астроном Людвиг Делиль Делакроер, ботаник Георг Вильгельм Стеллер, студент Славяно-греко-латинской академии (в будущем выдающийся географ) Степан Крашенинников и ряд других ученых мужей. Перед ними открывался огромный простор для работы. Надлежало выполнить естественно-географическое и историческое описание пути, организовать метеорологические наблюдения в разных областях России, собрать материалы по геологии, ботанике, зоологии и этнографии, изучить льды, разведать залегания полезных ископаемых. Столь масштабных краеведческих мероприятий не знала мировая наука.

«Зимой и весной 1735 года ученые посетили Енисейск, Красноярск, Иркутск, переправились через Байкал и побывали в Селенгинске, Кяхте. Летом того же года отряд побывал в Читинском остроге и в Нерчинске, где исследовал древние памятники, могильные курганы и рудные копи. Путешественники то шли пешком, то плыли на плотах и дощаниках, то ехали на лошадях. Все наблюдения тщательно записывались в дневники, множество зарисовок делал художник Люрсениус», – пишет современный историк Мария Дукальская.

Пример коллегам подавал сам начальник отряда. В городах Сибири Миллер осматривал и приводил в порядок местные архивы, разыскивая в них исторические и географические документы. Так, в одном из хранилищ он обнаружил затерянный отчет Семена Дежнева о его плавании вокруг Чукотского полуострова, в другом – старейшую сибирскую рукопись (Ремезовскую летопись). По прибытии в каждый город Миллер расспрашивал местных знатоков старины, собирал этнографические материалы, занимался археологическими раскопками. Его коллега Гмелин обнаружил древнейшие рисунки первобытных людей в пещерах Алтая и каменные идолы народов Енисея.

Крашенинников на Камчатке исследовал горячие ключи, а в 1740 году первым среди российских ученых наблюдал землетрясение. На собачьих нартах он совершил круговое путешествие по северной части полуострова, описав весь свой путь, собрав сведения о жизни и быте коряков и составив словарь их языка. Отряд Крашенинникова провел на Камчатке почти четыре года. К рапортам, которые ученый отправлял в Якутск, он добавлял и собранные образцы трав, чучела зверей и птиц, одежду и предметы домашнего обихода местных жителей.

Стеллер стал первым в мире ученым, ступившим на северо-западное побережье Америки. Во время морского похода к берегам Аляски и Алеутских островов он не только вел научную работу, но и выполнял обязанности личного врача командора Беринга. Когда кораблекрушение выбросило корабль «Святой Петр» на остров, не обозначенный ни на одной карте (ныне остров Беринга), Стеллер и в этих тяжелейших условиях продолжал научные исследования. При сальной свече он писал труд о местных животных и птицах, дополняя текст своими рисунками. Его описания некоторых видов морских млекопитающих так и остались единственными в науке, поскольку уже через пару десятилетий эти обитатели океана были уничтожены хищническим промыслом. «Когда речь заходила об изучении природы, Стеллер был настоящим фанатиком и лихорадочно записывал все, что отмечал его бойкий, великолепный ум. Он был неутомим в своих трудах, подвергая себя большой опасности и добровольно страдая от лишений, холода и голода, чтобы собрать и изучить открытые виды. Он изучал флору и фауну северо-восточного побережья Сибири и северо-западного побережья Северной Америки, и его труды еще столетие оставались самым точным и надежным источником материала на эту тему», – пишет историк Стивен Боун в книге «Северная экспедиция Витуса Беринга».

Работа Академического отряда продолжалась 13 лет. «Его участниками были исследованы огромные просторы Сибири и Камчатки, составлены географическое, историческое, этнографическое, ботаническое и зоологическое описание этого обширного края, собраны уникальные архивные документы, давшие новые знания об истории России. Сотни карт, составленных отрядом, использовались при создании генеральной карты Российской империи», – констатирует Мария Дукальская. Затем много лет шла обработка материалов, собранных отрядом. Ее результатом стали фундаментальные труды, изданные в 1750-е годы, – в том числе «История Сибири» Миллера, «Сибирская флора» Гмелина, «Описание земли Камчатки» Крашенинникова. Последний также оставил ценнейший дневник, где рассказал о своих исследованиях наскальных изображений на Енисее, об изучении сибирских пещер, а также о начале колонизации этих краев русскими крестьянами.

Некоторые из научных книг о Сибири долго не могли выйти в свет: российское правительство стремилось сохранить государственную и военную тайну об этом регионе. Официальный отчет Миллера появился лишь в 1758 году. Тогда же главой Географического департамента Академии наук стал Ломоносов. Опираясь на материалы Великой Северной экспедиции, он много писал о необходимости дальнейшего изучения и освоения сибирских просторов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Таджикистан подтверждает курс на светское государство

Таджикистан подтверждает курс на светское государство

Виктория Панфилова

В республике принят закон, запрещающий ношение хиджаба и сатра

0
3265
В токийскую политику ворвался демографический вопрос

В токийскую политику ворвался демографический вопрос

Данила Моисеев

На пост губернатора главной префектуры  Японии претендуют две бывшие телеведущие, обещающие повысить рождаемость

0
1741
Без гвоздя в голове

Без гвоздя в голове

Андрей Мартынов

Взаимные ошибки на путях к катастрофе

0
1537
Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

0
703

Другие новости