0
5993
Газета Печатная версия

20.09.2022 17:32:00

Памятник золотому веку в отношениях РПЦ и Ватикана

Римская церковь готовит канонизацию «улыбающегося папы»

Анастасия Коскелло

Об авторе: Анастасия Сергеевна Коскелло – журналист.

Тэги: рпц, ватикан, православие, католицизм, папа римский, иоанн павел I, митрополит никодим ротов, история, межхристианский диалог, взаимоотношения церквей, ссср, патриарх кирилл


рпц, ватикан, православие, католицизм, папа римский, иоанн павел I, митрополит никодим ротов, история, межхристианский диалог, взаимоотношения церквей, ссср, патриарх кирилл Портреты папы Лучани служат напоминанием о временах разрядки в международных отношениях. Фото Reuters

Ватикан анонсировал канонизацию папы Иоанна Павла I (1912–1978). Того самого папы, который правил всего 33 дня (самый короткий понтификат с 1605 года). Того самого папы, на руках которого в буквальном смысле слова 5 сентября 1978 года умер митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов), духовный наставник и патрон нынешнего патриарха Московского Кирилла.

История пары «Иоанн Павел I – Никодим» – поистине драматическая. В 1978 году Никодим считался вторым лицом в РПЦ после патриарха Пимена и одним из основных претендентов на патриарший престол. Он прибыл в Рим на похороны предыдущего папы – Павла VI. Но 5 сентября во время аудиенции у новоизбранного понтифика Иоанна Павла митрополит Никодим скончался. По официальной версии – от очередного инфаркта. По неофициальной (впрочем, никем не доказанной) – в результате отравления. На эту версию работает тот факт, что папа Иоанн Павел так же неожиданно и скоропостижно скончался менее чем через месяц, 28 сентября 1978 года. Есть мнение, что 5 сентября во время папского приема Никодим выпил чашку с отравленным кофе, которая на самом деле предназначалась папе. Что понтифик пал жертвой заговора кардиналов, поскольку намеревался провести аудит деятельности Банка Ватикана и разоблачить крупную финансовую аферу, в результате которой, согласно признанию гангстера Энтони Коломбо, «около половины кардиналов и епископов в Ватикане сели бы в тюрьму».

Безотносительно спорного сюжета с отравлением Иоанн Павел I cтал последним из трех пап (после Иоанна XIII и Павла VI), которые проводили курс на сближение с РПЦ и на мирное сосуществование Запада со странами социалистического блока. Следующий понтифик, Иоанн Павел II, сделал «восточную политику» Ватикана более жесткой и непримиримой, однозначно став на сторону атлантического блока (и тем самым сработав как на обострение холодной войны, так и на ухудшение отношений с РПЦ – в частности, из-за грекокатолического вопроса в Украине).

Уход митрополита Никодима также способствовал усилению «антикатолического» крыла в РПЦ. Молодых и еще не вполне окрепших архиереев из числа «никодимовцев» потеснил Филарет (Денисенко), тогда – митрополит Киевский и Галицкий и патриарший экзарх всея Украины. В 1980-е годы Филарет, известный своей неприязнью к католичеству и интригами против украинских грекокатоликов, стал самым влиятельным человеком в Московском патриархате. А с распадом СССР «примороженный» было православно-католический конфликт на Украине разгорелся с новой, небывалой силой.

Для РПЦ и Москвы портрет папы Лучани в руках папы Франциска – это, безусловно, напоминание. Напоминание об эпохе разрядки в международных отношениях, важным фактором которой стал православно-католический диалог. Напоминание о «золотом веке» в отношениях Русской церкви и Ватикана, который так много дал миру и который столь трагически завершился. О времени, когда роль религии в политике впервые за долгое время оказалась сопоставимой с ролью политики в религии. Главное и по сей день очевидное достижение того сближения – посредничество Ватикана в урегулировании Карибского кризиса 1962 года и дальнейшее участие обеих церквей в смягчении мировой ядерной повестки.

15-12-2х480.jpg
История пары «Никодим – Иоанн Павел I» –
поистине драматическая. 
Фото с сайта www.igrejaortodoxahispanica.com
Тогдашний православно-католический диалог, возможно, так успешен был потому, что вырос он не только из политической конъюнктуры – у него был широкий общекультурный фон. Прежде всего это была русская религиозная философия конца XIX – начала XX века, в частности учение Владимира Соловьева о необходимости встречи религиозных традиций Востока и Запада. Именно из него произошли и католическая «русофилия», и русское «филокатоличество» XX века. В 1960–1970 годы оба течения имели немало сочувствующих среди церковных функционеров по обе стороны церковной границы. Самыми яркими из них были сотрудник Отдела внешних церковных сношений РПЦ Александр Казем-бек, а также католические кардиналы Йоханнес Виллебрандс, секретарь папского совета по содействию христианскому единству, и Агостино Казароли, государственный секретарь Святого престола. Именно эти люди подготовили эпоху, которую западная пресса критически назвала эпохой «красных пап».

Осторожный Франциск подчеркивает, что прославление Иоанна Павла I Ватиканом не носит политического характера и что «улыбающийся папа», как его прозвали современники, должен почитаться католиками прежде всего как христианин, а не как политик или администратор (собственно, это было бы и сложно – ведь в качестве понтифика Иоанн Павел не успел выпустить ни одной энциклики). Вместе с тем проповедь Франциска по случаю беатификации папы Иоанна Павла стала проповедью диалога, открытости и забвения «прошлых обид». «Папа Лучани сумел улыбкой передать благость Господню. Церковь с радостным, спокойным, улыбающимся лицом прекрасна, Церковь, которая никогда не закрывает двери, не ожесточает сердца, не жалуется и не хранит обиды, не вынашивает злобу, не проявляет нетерпимости, не смотрит с угрюмым видом, не страдает ностальгией по прошлому, пятясь назад», – сказал Франциск.

Эти слова прозвучали на площади Святого Петра в Риме 4 сентября, как раз накануне дня памяти митрополита Никодима. Российские СМИ в очередной раз поднимают вопрос о том, что Никодим также может быть канонизирован в РПЦ. Этому, впрочем, есть немало препятствий. В первую очередь активное сопротивление «никодимовщине» в церковной среде. Неприязнь к фигуре Никодима десятилетиями пестовалась в московских духовных школах и широко распространена среди православного священства. «Запрещенный» протодиакон Кураев не раз заявлял, что подлинная причина его опалы в том, что компрометирующими публикациями в своем ЖЖ он «сорвал» канонизацию митрополита Никодима и тем самым нанес глубокую обиду патриарху Кириллу. В то же время митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов) целенаправленно движется к канонизации своего духовного наставника – старца Иоанна (Крестьянкина). И едва ли в нынешней ситуации у патриарха есть силы на символическую «войну канонизаций».

Так или иначе, пара «папа Иоанн Павел – митрополит Никодим» интересна тем, что останься они в живых на более продолжительное время – мировой религиозно-политический ландшафт мог бы быть совсем иным. Возможно, Ватикан и РПЦ были бы гораздо ближе друг к другу, чем сейчас. И в новейшей истории РПЦ уже не было бы столь долгого периода «заигрывания» с православными греками. Соответственно и украинская ситуация была бы не столь драматичной.

У папы Лучани и митрополита Никодима было много общего, даже семейная ситуация. У Лучани мать была ревностной католичкой, отец – атеистом социалистических взглядов. У Никодима – все очень похоже: мать – дочь священника, отец – секретарь Рязанского обкома ВКП(б). И тот и другой с детства жили «меж двух огней» и, судя по воспоминаниям современников, благодаря этому научились выстраивать диалог с разными «сторонами». И тот и другой были выходцами из низов, из самого что ни на есть простого народа, и, что называется, проделали путь «из грязи в князи»: один – к вершинам Ватикана, другой – в советскую церковную номенклатуру. И того и другого презирали высокомерные церковные аристократы, что, очевидно, только закаляло обоих и придавало им ускорение. Удачное сочетание высокого, как сейчас говорят, «эмоционального интеллекта» и общей энергии стало залогом успеха и для Лучани, и для Ротова. Тогда как последующие церковные лидеры как с православной, так и с католической стороны показали себя неспособными выдерживать тот хрупкий баланс, который был достигнут между РПЦ и Ватиканом к сентябрю 1979 года.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Геополитика посредством куртуазной переписки

Геополитика посредством куртуазной переписки

Юрий Юдин

Как матушка Екатерина со старым Фрицем советовалась

0
606
Фиаско американского резидента

Фиаско американского резидента

Игорь Атаманенко

Как сотрудники КГБ отомстили за Юрия Андропова

0
1087
Как советский Урал победил германский Рур

Как советский Урал победил германский Рур

Михаил Стрелец

Памяти Семена Гинзбурга, выдающегося военного строителя

0
768
Кировская дивизия ленинградского ополчения

Кировская дивизия ленинградского ополчения

Елена Скородумова

Учитель ведет семейную летопись рабочих, вставших на защиту родного города

0
510

Другие новости