0
3418
Газета Non-fiction Печатная версия

20.08.2015 00:01:00

Из рода Султан-Гиреев

Зубы повешенного и воображение без разума

Евгений Шталь

Об авторе: Евгений Николаевич Шталь – историк литературы, эссеист, главный библиотекарь Кировской центральной городской библиотеки им. Горького.

Тэги: история, кольский полуостров, паустовский, эренбург, алексей н. толстой, пришвин, гулаг, репрессии, ссср


фото
Колдовские действия
ассоциируются с собранием
в Союзе советских писателей.
Франсиско Гойя.
Серия офортов «Капричос»:
«Охота за зубами».
Музей Прадо, Мадрид

Это роман-биография. Он рассказывает о судьбе писательницы Натальи Гирей (1910–2001). Настоящая ее фамилия Сарач. Но мечтательная девушка считала, что она потомок славного ханского рода Султан-Гиреев и достойна родиться не где-нибудь, а в Генуе, хотя родом была из маленького поселка Мысхако под Новороссийском. После школы она ищет свое место в жизни: работает продавцом, в издательстве, в газете. Но голубая мечта стать писательницей не покидает ее. По совету писателей Давида и Эммы Выгодских в декабре 1933 года она едет в Хибиногорск. В Хибинских горах были найдены залежи апатитовых руд, и для их разработки нужна была дешевая рабочая сила. Поэтому в Хибины сослали примерно 23 тыс. крестьян, так называемых кулаков, а также заключенных. Это была знаменитая на всю страну стройка. Недаром в 1930-е годы ей уделяли внимание Максим Горький, Константин Паустовский, Илья Эренбург, Алексей Толстой, Михаил Пришвин. Жизнь в Хибинах дала молодой Наталье материал для повести «Шестьдесят восьмая параллель», напечатанной в журнале «Литературный современник» под псевдонимом Гирей. В повести идет речь о строительстве на Кольском полуострове города в Хибинах и «перековке» высланных на Север кулаков. Писательница попыталась показать расслоение раскулаченной массы на Севере на врагов и сторонников советской власти. Несмотря на все сложности, город в необжитой тундре построен. Добыт не только апатит, но и руда, которая дороже апатита. Это человеческое сырье, переработанное великой эпохой. Хибинская стройка изменила личности людей: бывшие враги переходят на сторону социализма. Таков был замысел писательницы.

Поначалу повесть была принята восторженно. Критик Валерий Друзин написал положительную рецензию. Планировалось издание повести отдельной книгой, киностудия взялась за экранизацию. Но все изменилось после публикации в «Литературной газете» рецензии «Вредная повесть» (15.07.1937) Антона Макаренко. Известный педагог писал: «Повесть Натальи Гирей «Шестьдесят восьмая параллель»... вызывает у меня тяжелое недоумение и лишний раз возвращает к старому, давно надоевшему вопросу: до каких пор мы будем печатать что попало, до каких степеней может доходить у нас редакторская небрежность, литературная и художественная всеядность?.. Книга сделана настолько неудачно, с таким нарушением законов перспективы, с таким преобладанием вражеских тонов и вражеских слов, с таким завуалированным советским горизонтом, с такими подозрительными сравнениями и с такой холодностью, что при всем моем желании быть снисходительным к молодому автору я не могу быть снисходительным». После этого началась кампания травли в печати молодой писательницы. Это, а также арест любимого человека (впоследствии он будет расстрелян) привели Гирей к нервному срыву и помещению в психиатрическую лечебницу. Выйдя из больницы, Гирей начинает обдумывать новое произведение, но ее ждет другой удар. В марте 1938 года Наталью арестовывают по обвинению в антисоветской деятельности. Ее ждет приговор по 58-й статье: пять лет лишения свободы. В лагере вновь арест, теперь срок уже 10 лет. Освободившись в 1949-м, Гирей уезжает в Киргизию, надеясь обрести спокойную жизнь. Но через год новый арест, и срок 25 лет. Только в сентябре 1957 года Гирей получила долгожданную свободу, а полностью реабилитирована в 1992-м.

С начала 1960-х годов Гирей жила в Ростове-на-Дону. Была принята в Союз писателей в возрасте 85 лет. Опубликовала (уже под фамилией Султан-Гирей) два исторических романа о своей любимой Италии – «Рубикон» (о Юлии Цезаре и Октавиане Августе) и «Флорентийский изгнанник» (о Данте Алигьери). Роман «Митридат» не опубликован (машинописная копия хранится в РГАЛИ). Автобиографическая книга «Дитя века» напечатана лишь частично и поддерживает вымысел о генуэзском происхождении героини, отце – красном командире и вилле в Италии. Повесть «Шестьдесят восьмая параллель» переиздана в 2011 году. Такая жизнь достойна не только романа, но и экранизации. Ростовская писательница Галина Ульшина много лет работала над биографией Гирей, по крупицам собирая материал. В своей книге Ульшина стремилась показать, как машина власти, перемалывающая судьбы людей, оказалась бессильна перед целеустремленной женщиной. Гирей интересует автора книги как человек, как личность. Какая сила помогла ей выжить после таких ударов судьбы? Как один из инструментов спасения Гирей использовала умение описывать увиденные картины, легшие в дальнейшем в основу ее романов.

книга
Галина Ульшина.
Хазарская халва утешения.
– Toronto: Altaspera
Publishing & Literary
Agency Inc., 2014. – 680 с.

Интересна композиция книги «Хазарская халва утешения». В ней 80 глав-снов, и каждой главе соответствует один из офортов Франсиско Гойи из серии «Капричос». Первоначально роман должен был называться «СNы разума Султан-Гирей», где CN – это синильная кислота, поэтому и сны получились ядовитыми. На офорте 12 «Охота за зубами» изображена женщина, выдирающая зубы у повешенного. Эти зубы нужны для проведения колдовских действий. А в соответствующей офорту главе романа рассказывается о собрании в Ленинградском отделении Союза советских писателей, на котором обсуждалась повесть «Шестьдесят восьмая параллель». Точнее говоря, подверглась грубому и беспардонному разносу. Знаменитый этюд 43 «Сон разума рождает чудовищ» говорит о том, что воображение, покинутое разумом, порождает немыслимые и нелепые поступки и действия, каким явилось пребывание Гирей на зоне в лагере (глава «Лесоповал»). Офорту 69 «Поддувает» (в переносном смысле «доносит») соответствует глава о рецензии Макаренко. Но не всегда имеется прямая параллель между офортами и наполнением глав, так как не всегда есть логика в желаниях и поступках людей и, что печально, в «сухом остатке» жизни, подправленной обстоятельствами. По сути, жизнь – это личный абсурд в мире абсурда.

Среди персонажей книги известные люди Кольского Севера: основатель и директор самого северного в мире Полярно-альпийского ботанического сада Николай Аврорин, основатель Лапландского заповедника Герман Крепс, партсекретарь Александр Таничев… На маленькой карельской станции Чупа Гирей знакомится с начальником станции Василием Ерофеевым, отцом будущего писателя Венедикта Ерофеева. Такое предположение автора не лишено оснований. В Ленинграде Наталья Гирей общается с писателями Сергеем Семеновым, Михаилом Чумандриным. Появляются на страницах романа государственные и политические деятели Каганович, Куйбышев, Орджоникидзе.

Жанр произведения можно определить как художественно-документальный роман. Ульшина старается придерживаться фактов, основанных на архивных документах и свидетельствах современников. Но, как и в любом романе, присутствует доля вымысла. Например, никем не подтверждено, что Гирей являлась женой Таничева или что ее роман «Митридат» присвоил Виталий Полупуднев. Эти ходы потребовались автору для подтверждения своей концепции биографии Гирей. Ульшина восхищена стойкостью героини своего романа и поэтому идеализирует ее. О жизни Гирей написаны уже два романа. Но книга Ульшиной является наиболее серьезной работой, посвященной этой писательнице. С сожалением следует отметить, что роман вышел в Канаде, потому что в России не нашел издателя.

Кировск (Мурманская область)


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Владимир Путин подтвердил устойчивость Вячеслава Гладкова

Владимир Путин подтвердил устойчивость Вячеслава Гладкова

Татьяна Астафьева

0
919
В аэропорту Сочи станет прохладнее

В аэропорту Сочи станет прохладнее

Андрей Гусейнов

Воздушную гавань оснастили новым климатическим оборудованием

0
738
Абсолютный Chekmate

Абсолютный Chekmate

Дмитрий Литовкин

МАКС и Военно-морской парад в Петербурге показывают вектор развития

0
2229
Черная суббота князя Боргезе

Черная суббота князя Боргезе

Владимир Щербаков

Как торпедный катер «Д-3» одним ударом сократил итальянский флот

0
4295

Другие новости

Загрузка...