0
1979
Газета Non-fiction Печатная версия

19.06.2024 20:30:00

Забыв личные страдания

Морские трагедии и спасшийся Паустовский

Тэги: история, первая мировая война, архангельск, мурманск, море, сестра милосердия, константин паустовский, черчилль


история, первая мировая война, архангельск, мурманск, море, сестра милосердия, константин паустовский, черчилль Бои на море были не менее важными, чем на суше. Алексей Ганзен. Линейный корабль «Цесаревич» и эскадренный миноносец типа «Всадник». Центральный военно-морской музей, СПб

Восточный фронт Первой мировой войны известен главным образом сухопутными сражениями: поражение армии Самсонова и победа в Галицийской битве, взятие Карса и Брусиловский прорыв… Но не менее важными были и бои, происходившие на море. Сборник воспоминаний, составленный историком Никитой Кузнецовым, повествует о событиях, развернувшихся на балтийском, черноморском и беломорском театрах военных действий. Мемуаристами выступают как рядовые матросы, так и адмиралы. Описаны минные постановки на Балтике и их отчаянная защита от немецкого Флота Открытого моря, действия подводных лодок (в том числе и союзнических английских) и оборона Моонзунда. Причерноморье представлено воспоминаниями о бое с линейным крейсером «Явуз Султан Селим» («Гебен»), бомбардировках босфорских укреплений, действиями нарождающейся морской авиации, рассказами о помощи моряков Кавказской армии. События на Севере не были столь драматичны, но их роль на протяжении всей войны оставалась не менее ответственной. В Архангельск и Мурманск прибывали союзнические конвои, и небольшая русская эскадра всячески стремилась обеспечить их безопасность от возможных атак неприятеля.

21-15-13250.jpg
Великая война. Российский флот
в 1914–1917 гг. / Сост., науч. ред.,
предисл. и коммент.
Н.А. Кузнецов.– М.: Содружество
«Посев», 2023. – 936 с.
(Голоса истории).
Наряду с картинами сражений и рассказами о повседневной жизни немало страниц в сборнике посвящено трагедиям. Немцы нередко нарушали обычаи войны. Читателям памятна гибель британского трансатлантического лайнера «Лузитания», потопленного 7 мая 1915 года германской подлодкой U-20. В тот день погибло 1198 человек (включая 287 женщин и 94 ребенка) из 1960 пассажиров и членов экипажа. Неограниченная подводная война коснулась и российских вод. В книге представлены материалы о гибели госпитальных судов «Портюгаль» («Португаль») и «Вперед». «Портюгаль» выполнял обычный рейс с ранеными на борту. 17 марта 1916 года в результате торпедной атаки из 273 человек, по разным сведениям, погибло от 96 до 115. Кто-то, как старшая сестра милосердия баронесса Анна Мейендорф, отдавшая спасательный пояс молодой медсестре, жертвовал собой добровольно. Одним из санитаров судна должен был стать будущий писатель Константин Паустовский, но «Портюгаль» срочно вышел в последний рейс раньше намеченного срока, и молодой человек, к счастью, не успел подняться на борт.

«Вперед» немцы торпедировали 25 июня того же года, когда на его борту не было раненых и беженцев. Поэтому потери оказались меньше: из 68 человек – 7 погибших и 7 раненых (один из которых позднее скончался). Сохранившиеся документы следующим образом описывают происшедшее: «исполняющий должность второго механика Чевганов и второй машинист Рязанцев по приказанию старшего механика Макарова с опасностью для жизни спустились в машинное отделение, заливаемое водой, и, застопорив машину, выпустили пар, предупредив, таким образом, взрыв котлов; матрос Лизун, сбитый с ног обломками, надел нагрудник (спасательный жилет. – М.А.), но, увидя сестру милосердия княжну Эристову, снял его с себя, надел на нее и подвязал (…); плотник Доцевич спас сестру Вебер, которая тонула, захлебываясь водой, и поддерживал ее все время на воде, пока не поместил на подошедший бот (…); сестра милосердия Каринская, выброшенная в воду и сильно ушибленная опрокинутым ботом, по доставлении на берег вместе с сестрами милосердия Гартонг, Лисовской и другими, забыв личные страдания и пережитый ужас, делает перевязки и оказывает помощь раненым». Командовавший судном отставной контр-адмирал Альфред Вильгельмс, согласно показаниям выживших, передал какие-то бумаги и отказался покинуть судно.

Говорят, Уинстон Черчилль как-то заметил, что если бы по окончании войны за совершенные преступления было казнено больше немцев, то во Вторую мировую они поостереглись бы совершать столько преступлений.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

Валерий Мастеров

Монументальное эхо Волынской резни

0
2468
Большая любовь Колчака

Большая любовь Колчака

Алекс Громов

Если бы не Первая мировая, Россия догнала бы США

0
1334
Эти волшебники все умели

Эти волшебники все умели

Вера Чайковская

Художники группы «13» считались «формалистами», но именно они создали тот «поэтический реализм», которым мы гордимся

0
1290
Коминтерн приобретает прикладное значение

Коминтерн приобретает прикладное значение

Роман Трунов

Успех необычного начинания прямо зависит от эффективной политической коммуникации

0
3667

Другие новости