0
1686
Газета Политика Интернет-версия

11.09.2006 00:00:00

Усталость от американской ответственности

Алексей Богатуров

Об авторе: Алексей Демосфенович Богатуров - доктор политических наук, профессор, заместитель директора Института проблем международной безопасности РАН.

Тэги: 11 сентября, сша, глобализация


Случившаяся пять лет назад американская трагедия потрясла мир меньше, чем большевистская революция 1917 года, но в отличие от последней сработала не на раскол, а на объединение против общей угрозы – трансграничного терроризма, изощренного, внезапного и иногда необъяснимо могущественного.

Из России события тех лет воспринимаются и сегодня сквозь призму эмоций от внезапной солидарности Москвы и Вашингтона – искренней, а поэтому трогательной и вселявшей надежды. К моменту нападений террористов на Нью-Йорк и Вашингтон в российском обществе царило разочарование итогами «демократизации» по Ельцину–Клинтону. На этом фоне сближение Путина и Буша казалось предвестием отказа политики «совместных грез» к совместным действиям – серьезным и реалистичным. Никто не знал, как трудно это будет и сколь сильно поменяются условия взаимодействия стран и народов.

«Сорвавшись с цепи» глобализация бесцеремонно и грубо сломала привычные межобщинные пропорции в когда-то этнически однородных богатых странах. Вдруг дал сбой американский «плавильный тигель», в котором из групп разных пришельцев выплавлялись «настоящие американцы». Франция, Германия, Голландия, Австрия, даже Британия перестали быть «старыми добрыми» странами «белого бюргерства». «Титульные этносы» испугались, засомневавшись в себе самих, своей способности не раствориться в стремительно нарастающей массе новых пришельцев. Испугавшись – судорожно метнулись к своим корням. Отсюда – повсеместный на Западе рост привлекательности фундаментальных ценностей, а с ним закономерный подъем консерватизма: укрыться от пугающих перемен, отстоять старое, возвеличить его и поднять на флаг как инструмент самоутверждения. Стало реальностью немного причудливое по сути явление либерального фундаментализма как разновидности политического фундаментализма, при этом в условиях США мало окрашенного этнически или не окрашенного вовсе.

Россия в этом смысле из общего ряда нисколько не выбивается. У нас тоже взлет фундаментализма – государственнического. Часть его можно счесть либеральной, другую непременно придется признать мракобесной – каковой, конечно же, является и часть фундаментализма американского и западноевропейского. Протестантские, католические и православные церковники в этом смысле – совершенные братья по духу и одинаково исступленно рвутся влиять на политику и школу. Не странно, что фундаментализм бурлит и на Востоке, где, и тоже вряд ли противоестественно, его подогревают исламские клирики. О влиянии иудейских церковников на светский фундаментализм в Израиле и говорить нечего. В итоге – обратная идеологизация системы международных отношений. Заметим, через 15 лет после распада СССР.

Неужели за это и боролись? Догмат навязанного счастья через насильственную демократизацию, с одной стороны, проповедь органической ненависти к Западу – с другой, юродство ухода в собственную «инакость и непостижимость» – с третьей. В экстазе «глобальной борьбы» с терроризмом оказалась утраченной культура взаимной терпимости и этика компромисса, на которых зиждился старый всемирный порядок. Современный мир более злобен и взаимно нетерпим, чем он был в эпоху зрелой конфронтации по крайней мере последней четверти ХХ века! Идея несводимости мира к одному шаблону пробивается к признанию с огромным трудом. Американская политика вызывает вне США такое же неподдельное раздражение, какое внутри Америки будит нежелание других народов безропотно принимать американские рецепты решения мировых проблем.

Между тем очевидно: мировой порядок, который держится на американских ресурсах, не демократичен, но он не так уж и плох. Это гегемоническая стабильность, но это стабильность – в отличие от назревающей схватки идеологических непримиримостей. Нерв ситуации – в том, что американцы не желают понять: мир отказывается благодарить их, потому что он изнемог от удушающих объятий американской заботы и патологической ответственности за┘ судьбы каждого рифа в океане, каждой скважины в пустыне, горы на Кавказе, трубы на дне Каспия и каждого озера в Китае.

Сегодня очень трудно любить друга, если он – американец. Это не радует, потому что пока ввиду приближаемого глобализацией водоворота всемирного этнополитического передела американец логически мог бы выступать нашим важнейшим стратегическим союзником.

(Продолжение темы на стр. 8.)


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Российская промышленность оживилась в январе

Российская промышленность оживилась в январе

Ольга Соловьева

Кадровый голод будет подстегивать рост зарплат и в 2024 году

0
306
Дунцова готовит "Рассвет" поближе к маю

Дунцова готовит "Рассвет" поближе к маю

Дарья Гармоненко

Учредительный съезд политической партии нельзя собрать в случайном месте

0
330
Иран пытается отгородиться от афганского фронта

Иран пытается отгородиться от афганского фронта

Игорь Субботин

В борьбе за водные ресурсы Тегеран вернулся к плану возведения стены на востоке

0
347
Мигранты по-своему поняли перевод сложного слова "гастарбайтер"

Мигранты по-своему поняли перевод сложного слова "гастарбайтер"

Екатерина Трифонова

Несколько миллионов человек ежегодно едут в РФ погостить и нелегально заработать

0
407

Другие новости