0
1279
Газета Политика Интернет-версия

04.03.2009 00:00:00

Почему не Иран?

Алексей Фененко

Об авторе: Алексей Фененко - кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН.

Тэги: сша, иран


сша, иран Иранские ракеты вызывают подозрения Вашингтона.
Фото Reuters

На минувшей неделе Соединенные Штаты просигналили Ирану о готовности возобновить переговоры вокруг его ядерной программы. 24 февраля помощником госсекретаря США по политике в регионе Персидского залива был назначен сторонник консультаций с Тегераном Деннис Росс. 27 февраля президент США Барак Обама подчеркнул, что Вашингтон готов к контактам со всеми странами Ближнего Востока, включая Сирию и Иран. Похоже, что в будущем Штаты могут предложить Тегерану новый пакет экономических преференций в обмен на приостановку им процесса обогащения урана и на возвращение инспекторов МАГАТЭ на иранские ядерные объекты.

Сигналы из Белого дома вызвали тревогу в России, которая только запустила первый реактор иранской атомной электростанции в Бушере. Ведь Вашингтон не раз пытался выдавить Росатом с перспективных рынков. Соединенные Штаты упрекали Россию за поставки ядерных технологий Индии и КНДР. Но сами американцы охотно соглашались поучаствовать в развитии атомной энергетики этих стран. Не попытаются ли США завоевать и иранский рынок, оттеснив с Россию с ее «бушерских позиций»?

Действительно, сближение с Ираном принесло бы немало выгод Вашингтону. Иранские запасы нефти и газа могли бы стать альтернативой нестабильным монархиям Персидского залива, которые к тому же поддерживают радикальных исламистов. Иран дал бы США прямой доступ к углеводородам Каспийского моря. Диалог с Тегераном помог бы утихомирить радикальных шиитов в Ираке, которые требуют создания своего государства по иранскому образцу. При шахе Мухаммеде Реза Пехлеви (1953–1979) Иран уже был ведущим партнером Америки на Ближнем Востоке. Возобновление контактов с Тегераном стало бы перспективным ходом администрации Барака Обамы.

Однако сегодня Америке договориться с Ираном труднее, чем с любой страной мира. После Исламской революции 1979 года между Тегераном и Вашингтоном возник комплекс трудноразрешимых противоречий. Поэтому, несмотря на всю привлекательность диалога, нынешний глава Белого дома, видимо, продолжит противостояние с Ираном.

Во-первых, кризис вокруг ядерной программы Ирана виделся администрации Джорджа Буша как прецедент для будущей реформы Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). С 2003 года Белый дом предлагал разработать международный кодекс поведения в сфере атомной энергетики. Этот документ предполагал: 1) обязательный переход с высокообогащенного урана на низкообогащенный; 2) повсеместную замену тяжеловодных реакторов на легководные; 3) отказ от поставок технологий ядерного топливного цикла странам, не овладевшим им до 1 января 2004 года; 4) запрет на развитие технологий обогащения урана и выделения плутония государствам – нарушителям ДНЯО. На VII Обзорной конференции по ДНЯО (2005 год) другие державы отвергли американские предложения. Поэтому к будущей Обзорной конференции 2010-го Вашингтон не прочь внедрить в мировую политику принцип принудительного разоружения «опасных» (с его точки зрения) нарушителей. Ключевым моментом должно было стать принудительное свертывание иранской программы обогащения урана. Поэтому отказ от давления на Тегеран означал бы признание Вашингтоном своей неудачи в попытках реформы ДНЯО.

Во-вторых, еще в 1980 году Соединенные Штаты пообещали всеми средствами защищать суннитские монархии Персидского залива. Но основную угрозу своей безопасности эти страны видят именно в Иране, который позиционирует себя как единственное в мире шиитское государство.

В-третьих, в Америке сильно психологическое отторжение от Ирана – из-за событий 1979 года, связанных с захватом студентами посольства США, и из-за «Ирангейта», чуть не стоившего Рональду Рейгану президентского кресла.

В-четвертых, отказ от давления на Тегеран вызовет новую волну разговоров о «кризисе американского лидерства». Американские СМИ не раз обсуждали вопрос о нанесении Пентагоном ударов по ядерным объектам Ирана. Casus belli к началу военных действий объявлялись возобновление Ираном процесса обогащения урана, начало промышленного производства тяжелой воды, запуск каскада центрифуг, пуск первого реактора в Бушере┘ Однако в реальности Вашингтон каждый раз ограничивался жесткими заявлениями. Попытки администрации Обамы договориться с Тегераном стали бы новым доказательством версии, что США «просто испугались» Ирана. Чем наверняка воспользуются республиканцы, обвинив демократов в «сдаче Америки».

Американские компании не прочь освоить иранский ядерный рынок. Однако такой сценарий привел бы к радикальным переменам на Ближнем Востоке и потере Штатами своих ключевых союзников в регионе. Гораздо реалистичнее сценарий, когда американцы попытаются добиться свертывания иранской программы обогащения урана. Американские демократы всегда легче шли на применение силы, чем республиканцы. Как поведет себя администрация Обамы, если Иран отвергнет ее предложения?


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


За Архитектурную премию Москвы будут бороться 178 претендентов

За Архитектурную премию Москвы будут бороться 178 претендентов

Елена Крапчатова

Жюри определит лауреатов к июлю

0
713
Чинить коммунальное хозяйство будут по "Инфраструктурному меню"

Чинить коммунальное хозяйство будут по "Инфраструктурному меню"

Ольга Соловьева

На восстановление инженерных сетей правительство решило направить дополнительные 12 миллиардов рублей

0
1018
Дебаты кандидатов – больше не телешоу

Дебаты кандидатов – больше не телешоу

Иван Родин

Харитонов и Даванков без огонька и Слуцкого обсудили проблемы образования

0
1235
Правительство расширяет программы льготной ипотеки

Правительство расширяет программы льготной ипотеки

Михаил Сергеев

Выдача жилищных кредитов с бюджетной поддержкой выросла за год на треть

0
1728

Другие новости