0
824
Газета Политика Печатная версия

03.06.2009 00:00:00

Москва перед корейским Рубиконом

Александр Жебин

Об авторе: Александр Захарович Жебин - руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Тэги: корея, сша, армия


корея, сша, армия ВМС Южной Кореи усилили патрулирование вблизи морских портов.
Фото Reuters

Совет Безопасности ООН готовится принять очередную резолюцию, осуждающую деятельность КНДР по развитию своего ракетно-ядерного потенциала. Между тем некоторые обозреватели уже смакуют возможные сценарии того, как США и их союзники разнесут КНДР, мало обращая внимания на то, что очередная американская авантюра затевается теперь прямо на границах России.

Не должно быть иллюзий – США и Япония, к которым с приходом к власти в 2008 году администрации Ли Мен Бака присоединилась и Южная Корея, ведут дело к ликвидации КНДР. Надежды некоторых обозревателей, что администрация Барака Обамы выдвинет какие-то новые инициативы по дипломатическому решению проблемы, не оправдались. Это дало повод Пхеньяну утверждать, что корейская политика Обамы является продолжением курса администрации Буша.

Конечная цель США – отнюдь не денуклеаризация полуострова, а создание «единой Кореи, которая станет партнером США в мировых делах». В переложении на понятный язык, фактически речь идет о ликвидации КНДР и появлении на Корейском полуострове объединенного государства, призванного выполнять вспомогательные функции при проводимых США по всему миру «полицейских» операциях типа иракской и служить важнейшим плацдармом на границах России и КНР.

Те деятели и аналитики, которые столь рьяно выступают против расширения НАТО на восток, но спешат безоговорочно осудить сопротивление Пхеньяна американскому диктату, почему-то не учитывают, что в случае ликвидации КНДР мы очень быстро получим азиатское издание НАТО, только уже на Востоке в составе США – Япония – единая Корея плюс Австралия, которая в 2007 году заключила соглашение о военном сотрудничестве с Японией. А размещенные на юге полуострова американские войска очутятся в его северной части, на 1400-километровой границе с КНР и 17-километровой – с Россией. Ну, разумеется, для предотвращения попадания северокорейского ядерного арсенала в руки террористов, поддержания порядка и т.п. и останутся там с этой миссией, как и в Ираке, на неопределенное время.

Какими военно-стратегическими последствиями для России и ее безопасности на Дальнем Востоке чреват такой вариант, лучше, вероятно, могли бы рассказать в Генштабе. Но могу предположить, что результаты окажутся сопоставимыми или даже более тяжкими, чем при потере тех островов Курильской гряды, которые обеспечивают беспрепятственный выход наших атомных подлодок в океан.

В случае же военного решения проблемы последствия для России (и всей Кореи) могут оказаться просто катастрофическими. На территории РК (площадь около 99 тыс. кв. км) действуют около 20 АЭС. Достаточно разрушить 4–5 из них с использованием обычных бомб и снарядов – и полуостров станет практически непригодным для обитания человека, а облака от корейских чернобылей уже через час-другой достигнут нашего Приморья, но вряд ли долетят до заокеанских берегов.

Не менее весомыми могут оказаться и политические последствия. В корейской политике Россия может, похоже, снова наступить на пресловутые грабли. В первой половине 90-х годов прошлого века Москва уже пыталась в корейском вопросе, что называется, бежать впереди паровоза и спешила с санкциями в отношении КНДР едва ли не впереди Вашингтона. В результате мы оказались отстраненными от переговоров по урегулированию первого ядерного кризиса в 1993–1994 годах, от участия в КЕДО в 1995 году, а наши нынешние стратегические партнеры США и РК не сочли нужным пригласить нас на четырехсторонние переговоры в 1996 году. Кстати, такая ситуация чуть не повторилась в случае с шестисторонними переговорами, на которые мы попали во многом благодаря позиции КНДР. А в 90-е, обрушив отношения с этой страной, в Москве с удивлением обнаружили, что в корейских делах к нам утратили интерес не только в Пхеньяне, но и в Сеуле, не говоря уже о Вашингтоне и Токио.

Существуют два варианта решения корейской ракетно-ядерной проблемы. Первый из них был опробован в Ираке. Разве мы хотим увидеть то же самое, только прямо на нашей границе? Второй – предложить КНДР конкретный, реальный пакет стимулов, скажем, такой же, какой был предложен ЕС Ирану. Он никогда даже не рассматривался США. России и Китаю пора твердо заявить, что любая военная акция на их границах неприемлема, и призвать США и Японию всерьез заняться поиском дипломатического решения проблемы, а не подталкивать режим к краху, провоцируя его намерение защититься любой ценой.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Морская доктрина: декларация или директива

Морская доктрина: декларация или директива

Вадим Кулинченко

Олег Фаличев

Почему стратегический документ может остаться грозным заявлением

0
971
Западные спонсоры Киева затягивают конфликт на Украине

Западные спонсоры Киева затягивают конфликт на Украине

Владимир Пучнин

Но Москва задействовала далеко не все свои возможности

0
1286
Китайская бронетехника выходит на мировой уровень

Китайская бронетехника выходит на мировой уровень

Александр Храмчихин

Усердный подражатель догоняет учителей

0
640
«Часовой» сменит престарелого «Ополченца»

«Часовой» сменит престарелого «Ополченца»

Сергей Кетонов

В 2029 году у США появится новая межконтинентальная баллистическая ракета

0
531

Другие новости