0
3389
Газета Политика Печатная версия

09.02.2022 20:26:00

Помощь заключенным будет выгодна Минюсту

Создание службы пробации выводит ведомство на высокие аппаратные позиции

Тэги: минюст, фсин, служба пробации, правозащита, заключенные

On-Line версия

минюст, фсин, служба пробации, правозащита, заключенные Фото Reuters

Правозащитники убеждены, что появление в структуре ФСИН службы пробации, устроенной по российским канонам, не имеет ничего общего с реальной помощью бывшим заключенным. Эксперты связали данную инициативу Минюста с намерением поправить имидж тюремной системы, освоить бюджетные ресурсы и нарастить аппаратный вес самого ведомства Константина Чуйченко. При этом оказалось, что создание службы пробации будет происходить ускоренными темпами.

Напомним, что президент Владимир Путин только на днях в ходе встречи с Чуйченко поддержал идею о службе пробации на базе ФСИН. Но уже известно, что соответствующий законопроект будет направлен в Госдуму, а главное, реализован примерно к середине 2023 года.

Ежегодно из мест лишения свободы освобождается около 200 тыс. человек, больше половины из которых нуждаются в трудовом и бытовом устройстве. Однако, по мнению правозащитников, вряд ли новая служба сильно исправит их положение, скорее наоборот – ведь туда, вероятнее всего, перейдет часть личного состава ФСИН, над которой нависла угроза сокращения штатов. А значит, вместо социальной и гуманитарной она скорее станет карательной и силовой. Тем более что сам Чуйченко объяснил получившие резонанс случаи насилия в местах лишения свободы над заключенными именно «огромнейшей профессиональной деформацией» сотрудников.

Сама же ФСИН от реализации данного проекта только выигрывает. К примеру, общественники уже назвали его попыткой побороться за сохранение бюджетных ассигнований в условиях сокращения тюремного населения. При этом они высказывают опасения, что создание нового института приведет к ужесточению контроля за бывшими зэками. С учетом, что люди предпочитают говорить об ужасах пенитенциарной системы, уже будучи на свободе, есть большая вероятность, что потерпевшие от пыток, изнасилований и вымогательств в течение долгих лет надзора будут вынуждены молчать о совершенных в отношении них преступлениях. И в нынешней ситуации это особенно выгодно властям.

Как подчеркнул в беседе с «НГ» член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Александр Брод, по-видимому, это будет некая общероссийская служба в составе 50 тыс. человек, которая должна оказывать адаптационную поддержку освободившимся из мест лишения свободы. По идее, это может быть помощь в восстановлении документов, решении жилищных проблем и вопросов с трудоустройством. «Продолжится создание центров адаптации бывших осужденных при предприятиях, где требуются рабочие руки, впоследствии человек может остаться в штате предприятия», – сказал эксперт.

Однако, по его словам, пока сложно сказать, какой будет уровень подготовки специалистов службы пробации – не пополнят ли они армию бездушных бюрократов, которые не делают снисхождений никому, включая пенсионеров и ветеранов? Брод напомнил, что в ряде зарубежных стран служба пробации подключается уже на стадии следствия, высказывает свое мнение перед судом о возможном наказании с учетом особенностей личности обвиняемого и меры содеянного: «Культивируется индивидуальный подход к каждому, подключаются психоаналитики, общественники. Сопровождение осужденного продолжается и в местах лишения свободы, и после освобождения». Вот эксперт и сомневается – будет ли готова к такому гуманному подходу наша служба пробации? Пока что видно, что «разговоры о ней ведутся давно, рождается она сложно, кулуарно и без особого изучения зарубежного опыта».

В самом Минюсте признают наличие проблем в тюремной системе, подчеркивая, что «учреждения должны приобрести совершенно иной облик». Однако такие разговоры ведутся почему-то в контексте бытовых улучшений. К примеру, Чуйченко назвал «абсурдом» помывку обитателей СИЗО раз в неделю, пообещав установку душевых кабин в каждой камере, поскольку, мол, «правила внутреннего распорядка не должны поражать человеческое достоинство». В то же время министра не смущает практика взысканий, которая носит формальный характер. На любого заключенного может быть наложено наказание под любым предлогом – это незастегнутая пуговица, недостаточно громкое приветствие тюремщику. В Минюсте, наоборот, обещают расширить перечень дисциплинарных взысканий, продумав дополнительные ограничения для непослушных, а именно тех, кто находится «на позициях отрицания».

Как напомнил «НГ» член Московской Хельсинкской группы Илья Шаблинский, на самом деле в последние годы многие правозащитники и представители правоохранительных органов не раз говорили, что нужны некие службы, которые как-то готовили бы осужденных к воле: «И вот, кажется, впервые тема создания службы пробации в составе ФСИН всплыла в качестве инициативы государства. Последнее олицетворял министр юстиции Чуйченко, так что, я вполне допускаю, она должна ему помочь обратить на себя внимание». В сущности, признал Шаблинский, идея сама по себе неплохая. Но в нынешней ситуации, когда все еще помнят о скандале с пытками и о том, как возбуждали уголовное дело против тех, кто садистов разоблачал, не очень верится в успешную реализацию благих планов. «Но все же высочайшее одобрение получено, теперь Чуйченко будет обеспечено финансирование», – подчеркнул он, но заметил, что к работе нужно привлекать вовсе не силовиков, а энтузиастов, которые еще есть кое-где в правозащитных организациях.

Координатор проекта Gulagu.net Сергей Савельев отметил, что проект преподносится как благое дело и заимствование из западного опыта. «Однако прежде чем перенимать опыт работы в области пробации, не лучше ли было бы перенять западный опыт в области условий содержания и соблюдения прав человека в местах заключения?» – сказал он «НГ». Логика проста: человека не придется ресоциализировать с нуля, если не расчеловечивать его день за днем в тюремных застенках. Савельев настаивает, что в нынешних реалиях любые, даже похожие на положительные, инициативы направлены скорее на улучшение благосостояния чиновников, создание новых должностей и на поглощение бюджетных средств в еще больших масштабах. А вот то, что новация на самом деле поможет осужденным, «крайне сомнительно»: «Скорее наоборот – это будет очередной рычаг давления и контроля, который можно будет использовать еще и после освобождения». Тем более что новая служба будет функционировать на базе уголовно-исполнительных инспекций, где работают люди с профессиональной деформацией, ориентированные на ведомственные показатели. Так что это просто «попытка если не расширения и без того раздутого штата сотрудников УИС, то имитация некой деятельности, а в новое ведомство спокойно и с сохранением званий перейдут те же самые садисты и извращенцы». 

Савельев полагает, что есть куда более эффективные альтернативы службе пробации. К примеру, нужна служба социальной помощи осужденным, освобожденным из мест заключения. Но это должен быть гражданский институт, неподконтрольный силовым ведомствам. Также ранее звучали достойные инициативы о создании фондов поддержки освободившихся из мест заключения: «Идея о выплате пособия, хотя бы в первый год после освобождения, очень разумна. Ведь человек, особенно после длительных сроков заключения, первое время сталкивается с огромным количеством трудностей. Жилье, работа, питание – это все в основном финансовые проблемы, с которыми государственное пособие помогло бы справиться». По его мнению, очевидно, что власти ускорились с реализацией идеи пробации – и Савельев полагает, что за этим стоит желание отвести внимание от более серьезных проблем, то есть пыток. «Создают видимость разумной деятельности и активности. Разрабатывают что-то вроде закона против пыток, вводят систему пробации: а по факту просто хотят оставить все как есть, с теми же садистами на высоких постах и с той же системой подавления воли людей, и даже хотят слегка расширить полномочия этой системы», – заявил координатор Gulagu. net. При этом он напомнил, что вообще-то основными задачами ФСИН и являются исправление и ресоциализация осужденных. И в уголовно-исполнительном законодательстве прямо написано об обязанности государства охранять права и законные интересы осужденных, оказывать им помощь в социальной адаптации. «Сразу встает вопрос: чем же тогда занимались служба воспитательной работы, психологическая служба учреждений УИС все эти десятилетия? Это ведь их непосредственные обязанности», – сказал Савельев. Он пришел к такому выводу: «Выходит, что тысячи сотрудников УИС годами получали льготы и зарплаты из бюджета просто так. И система в очередной раз этим законопроектом расписывается в своей неэффективности». «Единственные инструменты, которыми они овладели за эти годы – это швабры, кипятильники, запираемые помещения и откаты. Даже создав внутри ФСИН десяток подразделений с красивыми названиями, ни одно из них не смогли заставить заработать, как было задумано. Система сама по себе уродлива, новые посты в ней в очередной раз займут жадные коррупционеры, злобные садисты и попросту неумелые люди», – заявил собеседник «НГ».



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Минюст переключает на себя третейские споры

Минюст переключает на себя третейские споры

Екатерина Трифонова

Сферу частного арбитража будут превращать в государственную систему

0
1637
Верховный суд пересматривает обещания Минюста

Верховный суд пересматривает обещания Минюста

Екатерина Трифонова

Заключенным противопоказаны интернет и право на тайну переписки

0
2218
Отказ России от ЕСПЧ оказался политической игрой

Отказ России от ЕСПЧ оказался политической игрой

Екатерина Трифонова

Власти РФ не хотят денонсировать Конвенцию о защите прав человека и основных свобод своими руками

0
4584
Защита прав граждан – в серой зоне

Защита прав граждан – в серой зоне

Илья Шаблинский

Россия вышла из юрисдикции Европейского суда по правам человека, что очень удобно бюрократии, но вредно всем россиянам

0
1468

Другие новости