0
17367
Газета НГ-Сценарии Печатная версия

26.10.2020 19:07:00

Отщепенец, к тому же поэт

27 октября 1958 года Борис Пастернак был исключен из Союза писателей СССР

Никита Андреев

Об авторе: Никита Аркадьевич Андреев – физик, любитель поэзии.

Тэги: борис пастернак, поэзия, литература, политика


8-16-01480.jpg
«От огромного большинства из нас требуют
постоянного, в систему возведенного
криводушия». Борис Пастернак Обложка
журнала Times 15 декабря 1958
Эта история началась еще весной 1956 года, когда поэт предложил свой роман «Доктор Живаго» известному советскому журналу. Однако «Новый мир» во внутренней рецензии вынес приговор: «Не может быть и речи». Гослитиздат тоже не решился выпустить его книгой.

Тогда он передал рукопись итальянскому издателю Фельтринелли. Тот был коммунистом и признанным другом СССР. Так в ноябре 1957-го «Доктор Живаго» вышел на итальянском. На русском его выпустили в Голландии. Всего за два года он был переведен на 23 языка. Скандал же разгорелся, когда Борису Леонидовичу 23 октября 1958 года присудили Нобелевскую премию по литературе.

А высокая награда была не за «Доктора Живаго» – «За выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и продолжение благородных традиций великой русской прозы».

Но с такой клеветой уже не смирилась сама советская власть, не говоря уже о власти литературной. Писатели тут же начали обсуждение. Не книги, а ее автора, его сущности. И можно было догадаться, что говорили о предателе Пастернаке его недавние коллеги. Вначале руководители, за ними – рядовые инженеры человеческих душ.

Почти все ораторы, включая тех, кто книги в глаза не видел, прямо заявляли, да, не читали романа, но тем не менее сильно осуждаем. Тогда как раз и родилась выдающаяся позиция: «Я сам-то Пастернака не читал, но…» Только Александр Твардовский да Николай Грибачев выступили против такой экзекуции. Сам Пастернак не счел нужным на ней присутствовать. После писательской критики в бой пошли самые различные силы стального советского общества. Но сплотила-то их партия. Она же продолжила с отщепенцем работу.

Но Борис Леонидович прислал им всем письмо. С таким финалом: «Я не ожидаю от вас справедливости. Вы можете меня расстрелять, выслать, сделать все что угодно. Я вас заранее прощаю. Но не торопитесь. Это не прибавит вам ни счастья, ни славы. И помните, все равно через некоторое время вам придется меня реабилитировать. В вашей практике это не в первый раз».

Тогда Президиум ЦК КПСС с подачи секретаря по идеологии Суслова принял постановление «О клеветническом романе Б. Пастернака». Вредную книгу было решено там, где можно, изъять, а повсеместно еще и запретить, признав ее уже официально антисоветской.

А что делать, если автор удостоен на Западе высшей литературной награды мира? Конечно, такой «враждебный нашей стране акт» готовился заранее.

Уже наутро после присуждения премии на дачу к Пастернаку в Переделкино прибыл такой писательский чин, как Константин Федин, и потребовал отказаться от премии. Но Пастернак не послушался, а затем не явился на заседание, где его исключали из Союза писателей. Он лишь прислал письмо: «Ничто не может заставить меня считать эту почесть позором». Изгой даже предвидит, что коллегам придется его «реабилитировать, когда будет уже поздно».

Так дело дошло до идеи – лишить Пастернака гражданства и выдворить из СССР. Кто-то даже назвал его литературным Власовым.

Первый секретарь ЦК ВЛКСМ Владимир Семичастный в своем докладе сравнил его с паршивой овцой, которая хуже свиньи, поскольку та «никогда не гадит там, где кушает». Сидящие в президиуме партийные начальники во главе с Хрущевым аплодировали. Это показывали по ТВ.

Чувствуя, что Пастернак непоколебим, участники травли взялись за возлюбленную поэта Ольгу Ивинскую. И это у них сразу сработало. Вот тексты двух телеграмм Пастернака.

В Нобелевский комитет: «В связи со значением, которое придает Вашей награде то общество, к которому я принадлежу, я должен отказаться от присужденного мне незаслуженного отличия». В ЦК КПСС: «Отказался от премии, прошу восстановить Ивинской источники заработка в Гослитиздате».

Но и это травлю не остановило. Весной 1959-го генпрокурор СССР Руденко сообщил, что ему запрещено встречаться с иностранцами, получать гонорары из-за границы и публиковаться в СССР. Судить за измену родине пока подождут.

Суда Борис Пастернак не дождался. Умер от быстротечного рака в мае 1960 года. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Спроси, где счастье

Спроси, где счастье

Ника Амираджиби

Андрей Щербак-Жуков

17 мгновений фестиваля «Мцыри»

0
741
Природа не терпит фальши

Природа не терпит фальши

Илья Журбинский

Стихи об июне 41-го, судьбе необетованной, о Волге и об Иордане

0
334
Минувшему не пришиваю хлястик…

Минувшему не пришиваю хлястик…

Александр Сенкевич

Джон Донн был и узником Тауэра, и корсаром, и членом парламента, и дипломатом

0
585
Берегитесь гориллы

Берегитесь гориллы

Андрей Юрков

К 100-летию со дня рождения французского поэта и шансонье Жоржа Брассенса

0
154

Другие новости

Загрузка...