0
6215
Газета Наука Печатная версия

14.12.2011 00:00:00

Почему Ньютон не появился в Китае

Юлдуз Халиуллин

Об авторе: Юлдуз Нуриевич Халиуллин - кандидат экономических наук, действительный член Международной экономической академии Евразии

Тэги: наука, китай, нидхэм


наука, китай, нидхэм Увлечение синологией быстро переросло у Нидхэма в серьезную исследовательскую работу.
Фото с сайта news.xinhuanet.com

Импульсом для подготовки нижеследующего текста для меня послужила книга Андрея Ваганова «Дети Парацельса» (М., Издательство «НГ», 2011 г. – 189 с.). Читая ее, я ловил себя на мысли, что неоднократно упомянутые в ней великие имена английской и мировой науки Исаак Ньютон, Джозеф Нидхэм и персонаж литературы фэнтези Гарри Поттер (им фактически посвящены три из шести разделов книги, научно-художественных исследований автора) подтолкнули меня на размышления вокруг упомянутых образов. Причем в тесной взаимосвязи!

Конкурент Гарри Поттера

Казалось бы, какая может быть связь между литературным образом Гарри Поттера и выдающимся эмбриологом истекшего столетия Джозефом Нидхэмом? Тем более – Гарри Поттера с «отцом» всемирного тяготения Исааком Ньютоном, прославившимся более трех веков тому назад.

Несомненно, что в начале нынешнего тысячелетия Гарри Поттер стал символом интеллектуальных приключений современного подрастающего поколения. Более того, как отмечает Андрей Ваганов, ученые-антропологи, сделав анализ царапины на лбу Гарри Поттера, пришли к выводу, что этот «неизгладимый знак – метка героя, по ней узнают Гарри Поттера окружающие». Мало того, оказывается, что шрам Поттера обладает магическими свойствами, он живет своей жизнью, сообщая владельцу о грядущей опасности, подобно тому как последствия обычных травм предупреждают нас о перемене погоды.

Но оставим нашего литературного героя в покое, тем более лишь четверть века тому назад в научном мире той же Англии был его своеобразный прототип. Со всей ответственностью хочу заявить, что имя английского профессора Джозефа Нидхэма (1903–1995) среди ученого сообщества и мировой общественности пользовалось во второй половине ХХ века такой же популярностью, как сегодня литературный персонаж Гарри Поттера. Выдающийся ученый Джозеф Нидхэм, достигший поразительных успехов одновременно в двух далеких друг от друга сферах науки, эмбриологии и синологии, опубликовал свыше 20 томов фундаментальных исследований по истории науки и цивилизации Китая. Они разошлись миллионными тиражами на многих языках мира, прежде всего на английском и китайском, на долю которых в начале нынешнего тысячелетия приходится около 70% научных публикаций.

Ограничусь здесь лишь перечислением наименований отдельных томов по отраслям науки этого фундаментального труда под общим названием Science and Civilization in China, вышедшего в 80-х годах прошлого столетия в Кембридже на английском и в Пекине и Тайбее на китайском языках (в общей сложности около 10 тысяч страниц!). Итак, три тома – по математике и по наукам о Земле; три тома – по физике и физическим технологиям; семь томов – по химии и химическим технологиям, включая военную технологию и ракеты; шесть томов – по биологии и биологическим технологиям и, наконец, два заключительных тома под названием The Social Background: General Conclusions and Reflections.

Небезынтересно, что некоторые ученые обвиняли Нидхэма в марксистском подходе при анализе социально-экономической ситуации в китайском обществе, четко сформулированном как раз в двух последних томах. Эти тома Дж. Нидхэм успел завершить к своему 80-летию.

В XX веке в сфере китаеведения прославились десятки выдающихся ученых: французы Е.Шаванн и П.Пиллио, Ф.Хиртц и В.Банг – немцы, отечественные академики В.М.Алексеев и С.Л.Тихвинский, английский профессор Э.Х.Паркер – лучший знаток древнекитайского языка и другие. Но по объему высококачественной продукции Джозеф Нидхэм занимает, пожалуй, среди них первое место.

Цивилизационный подвиг

Тут прервем наше повествование и вернемся к одному из очерков Андрея Ваганова, а именно к тому, который и дал название всей книге – «Дети Парацельса». Автор рассказывает о легендарной сказке Карло Коллоди «Приключения Пиноккио. История деревянной куклы», переведенной на русский язык еще в начале истекшего века аж с 480-го итальянского издания! При этом он часто перескакивает и на русский клон Пиноккио – Буратино.

Меня в этом эссе интересует другое – «незаменимое сочинение» Джозефа Нидхэма «История эмбриологии», переведенное на русский язык 65 лет тому назад и ставшее настольной книгой для нескольких поколений студентов и врачей нашей страны. Строго говоря, даже не это, а другое: творческий подвиг Нидхэма перед цивилизацией.

Выпускник биохимического факультета знаменитого Кембриджского университета, после окончания которого в 1925 году, проработал около 15 лет в одной из научных лабораторий университета. Очень скоро он проявил себя как выдающийся эмбриолог, защитив в возрасте 30 лет докторскую диссертацию. Там же получил профессорскую должность. Словом, к началу Второй мировой войны Джозеф Нидхэм был известен как выдающийся эмбриолог с мировым именем.

Но┘ Крутой поворот в научной жизни на 180 градусов – от эмбриологии к синологии, от биохимии к истории! Почти небывалый случай в истории науки ХХ века, если учесть, что в обеих сферах он достиг гималайских высот научного познания.

В 2008 году в Англии вышла книга Симона Винчестера о профессоре Дж.Нидхэме The Man Who loved China, которая моментально стала бестселлером – по всему миру распространена миллионными экземплярами – редчайший случай для научно-биографической книги! Как считает сам автор книги, в фундаментальных трудах Джозефа Нидхэма содержится полноценный ответ на с виду очень простой вопрос: что сделало Китай Китаем? Тут надо хотя бы кратко рассказать о биографии Нидхэма.


Джозеф Нидхэм начал свою научную карьеру с эмбриологии.
Фото с сайта mcb.berkeleyю.edu

Путь двойной звезды

Джозеф Нидхэм родился в интеллигентной шотландской семье: отец – врач, мать – пианистка. Женился на коллеге по научной работе Дороти Мойл, ставшей позже членом Королевского научного общества, с которой он прожил около 65 лет. В 1928–1943 годах Нидхэм работает преподавателем и профессором биохимии Кембриджского университета. Тогда и появились его знаменитые медико-философские трактаты: «Биолог-скептик», «Великая двойственность», «История на нашей стороне», которые вывели его как биолога и эмбриолога, философа и писателя в первые ряды мировой науки.

В 1937 году Джозеф Нидхэм познакомился с аспиранткой своей жены, биохимиком из Нанкина Лу Гуй-чзян, ставшей его проводником в мир великой китайской культуры. Как подчеркивает Симон Винчестер, эта была необузданная платоническая любовь, овеянная мощью и привлекательностью китайской цивилизации и всего того, что касается Китая. Правда, в конце жизни (1989 год) она стала его женой.

В 40 лет Нидхэм начал изучать китайский разговорный и литературный язык у той же Лу, и очень быстро его осенила мысль, ставшая главным вопросом его жизни: почему Ньютон появился не в Китае, а в Англии? Сразу после избрания в 1941 году в Королевское научное общество как крупный биохимик он резко изменил направление своей научной деятельности: история цивилизации через призму истории Китая.

Заручившись правительственной «гарантией», как научный исследователь уехал в Китай. В тяжелые военные годы, с 1942 по 1948-й, когда немалая часть Китая находилась под японской оккупацией, Дж.Нидхэм исколесил почти все провинции Поднебесной. Он создал и возглавил там Китайско-британское общество по научному сотрудничеству. Первые его научные отчеты, опубликованные в 1944 году в Калькутте и позже в Лондоне, произвели фурор в научном сообществе Европы.

В Китае Нидхэм познакомился с крупным ученым Ван Лином, который стал великолепным соавтором многих его публикаций по истории китайской цивилизации. По возвращении в Кембридж (1948) Нидхэм целиком сосредоточился на синологии, хотя еще четверть века – вплоть до 1976 года – преподавал и биохимию, был ректором одного из Кембриджских колледжей.

Задуманный им в 40-х годах семитомник «Наука и цивилизация Китая» он начал издавать в 1954 году, и до конца ХХ века тот превратился в целую серию из 24 объемных, богато иллюстрированных фолиантов, о чем я уже упоминал выше. Итог его фундаментальных исследований – Needham Research Institute (Научно-исследовательский институт Нидхэма) с фундаментальной библиотекой по Китаю и Восточной Азии, создателем и руководителем которых он был долгие годы своей жизни.

Китайский взгляд на мир

По оценкам английских и российских ученых, в основе исследовательской программы Нидхэма по китайской цивилизации лежит глубокое убеждение в том, что социально-экономическая эволюция общества обеспечила постепенный рост знаний о природе и возможностях ее контролировать. Наука представляет собой абсолютную ценность, образуя общность идей прогресса, происходящих из разных культур. В конечном итоге эта научно-техническая интеграция приближает человечество к лучшему состоянию его единства и целостности.

Нидхэм категорически отвергал противопоставление Востока Западу и в качестве аргумента этого тезиса подчеркивал, что арабская, индийская и китайская культуры отличаются друг от друга сильнее, чем европейская от некоторых из них. Нужно брать все ценное от всех мировых культур и цивилизаций.

Хронология древнекитайских изобретений, по Нидхэму, выглядит следующим образом: подзорная труба – ХХII век до н.э; путеводная повозка с компасом – ХХI век до н.э.; рукописи – ХII век до н.э.; шелк – ХI век до н.э.; философия – VI век до н.э.; макароны – 490 год до н.э.; арбалеты, стремена – IV век до н.э.; палочки для еды – IV век до н.э.; каналы – III век до н.э.; металлические деньги – I век до н.э.; бумага – 100 год н.э.; матрицы для решения линейных уравнений – III век н.э.; сталь и стальное оружие – V век; Единый государственный экзамен – VII век.; хомут – VII век; корабли с колесными двигателями на человеческой тяге – IX век; книгопечатание – 868 год; печи для обжига фарфора – 1004 год; печатные бумажные деньги (банкноты) – 1024 год; чайная церемония – VIII век; порох – Х век; мелиорация – XI век; шлюзы – XI век; зубная щетка – 1498 год; роман – XVI век┘ Далее – застой...

Изучая достижения Китая в развитии точных наук, в частности в математике и физике, Нидхэм доказал, что китайцы первыми в мире ввели десятичные дроби и пустую позицию для обозначения нуля, построили десятичную метрологию. В области физики в Китае наибольшее развитие получили оптика, акустика и теория магнетизма, в то время как в Европе при относительном развитии других отраслей механики и физики почти ничего не знали о магнитных явлениях. Китайцы во многом опережали Запад в осмыслении теории непрерывности и дискретности.

Но тем не менее феодальный Китай начинает уступать феодальной Европе, которая быстро и умело подключается в мировую торговлю, что и выдвигает новые требования перед наукой.


Капитальный труд Нидхэма «История эмбриологии» (М., 1947) до сих пор остается настольной книгой для российских ученых.

Профессор Нидхэм четко сформулировал и теоретически обосновал свой «великий вопрос»: почему современная наука возникла не в Китае, а в Европе, несмотря на то что в течение почти двух тысяч лет до эпохи Возрождения и научной революции XVI–XVII веков Китай опережал Европу по всему спектру научно-технических достижений? Почему к тому времени дальнейшее развитие науки в Китае приостановилось? В чем главная причина?

Вот какое объяснение дает Нидхэм. Вплоть до XV–XVII веков Китай сильно опережал Европу в сфере научных познаний и открытий, по существу, по всем направлениям. И все благодаря тому, что в Китае была отличная от средневековой Европы социально-экономическая система, где отсутствовал военно-аристократический феодализм, образованный по наследственному принципу.

После образования централизованной Китайской империи страна управлялась единым феодальным властителем – императором посредством ненаследственной гражданской власти: учеными-бюрократами, прошедшими через систему Единых государственных экзаменов (ЕГЭ!), которых называли шэнь-ши, то есть ученые джентри. Они и способствовали развитию теоретической и прикладной науки. В этом – основа развития прогресса в империи. Кстати, Европа восприняла китайскую идею экзаменов на компетентность для административных должностей лишь в XIX веке.

Фундаментальные исследования Дж.Нидхэма убедительно продемонстрировали огромные достижения китайской науки и технологий. Он также доказал, что социальное и экономическое устройство по сравнению со средневековой Европой отличалось во многих отношениях большой рациональностью. Главный вывод Нидхэма заключается в следующем. В течение 15 веков нашей эры китайская цивилизация умела использовать знание природы для удовлетворения нужд человека лучше, чем это удавалось Западу, Европе.

Феномен Ренессанса

В то же время общеизвестно, что развитие рынков порождает рост технологий и высокий уровень технологического развития. Именно эти задатки и перехватила Западная Европа в эпоху Ренессанса. В этот период как раз раздутое бюрократическое управление мандаринов Китая не было заинтересовано в развитии торговли внутри страны, и особенно в расширении торговли за пределами Поднебесной. Таким образом, подчеркивает Нидхэм, современная наука, возникнув в Китае, как бы остановилась в своем развитии из-за деградации сложившейся социально-экономической ситуации, прежде всего управляющего страной бюрократического класса мандаринов.

Европа пошла по пути развития международной торговли в условиях новой зарождающейся капиталистической формации. Тогда и появилась механика Галилея и Ньютона и через несколько веков, уже на пороге ХХ века, квантовая механика Эйнштейна и Планка, квантовая физика Резерфорда и Бора, Дирака и Абус Салама, ставших лауреатами Нобелевской премии вслед друг за другом.

Несколько слов о международной общественной деятельности Джозефа Нидхэма и его заслугах. В начале 50-х годов прошлого века он активно работал в составе Международной научной комиссии, подтвердившей применение США бактериологического оружия в Северной Корее и Китае. В 1960–1970-х годах выступал против войны во Вьетнаме. В 1970–1974 годах был президентом Международного союза истории науки и философии. Возглавлял созданный Тьером де Шарденом Центр будущего человечества и Ассоциацию рационалистической прессы.

В 1968 году Нидхэм получил медаль Дж.Сартона, в 1985 году – приз Дж.Бернала, в 1985 году – китайский орден Бриллиантовой Звезды, в 1994 году – серебряную медаль Альберта Эйнштейна от ЮНЕСКО. При его жизни китайцы поставили несколько памятников Джозефу Нидхэму.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Юнармия» зажигает новые звезды

«Юнармия» зажигает новые звезды

Ирина Дронина

Всероссийскому детскому центру «Смена» юнармейцы посвятили гимн

0
170
США и Польша заключили соглашение в сфере ядерной энергетики

США и Польша заключили соглашение в сфере ядерной энергетики

0
74
Чистые выплаты по внешдолгу нефинансовых организаций РФ в IV квартале составят до $21,6 млрд

Чистые выплаты по внешдолгу нефинансовых организаций РФ в IV квартале составят до $21,6 млрд

0
77
Одесскому проспекту вернули имя Маршала Жукова

Одесскому проспекту вернули имя Маршала Жукова

0
73

Другие новости

Загрузка...