0
2574
Газета Стиль жизни Печатная версия

01.10.2003 00:00:00

Но сурово брови мы насупим

Тэги: россия, улыбка, население


россия, улыбка, население На лицах в толпе – озабоченность, напряжение. Это вошло в привычку.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Как-то в один из приездов в Москву, тогда еще из Женевы, в Большом театре в антракте я встретила певицу Ирину Архипову. Мы познакомились, когда я еще девчонкой, только что с институтской скамьи, пришла к ней брать интервью. С тех пор я писала о ней, бывала в доме, мне оставляли билеты на ее концерты, спектакли. Словом, у нас сложились добрые, теплые отношения, так что домработница Архиповой Наташа уже не глядела на меня цербером, как на других посетителей оперной звезды.

И вот, встретив Архипову на генеральной репетиции, помнится, "Богемы", радостно восклицаю: "Здравствуйте, Ирина Константиновна! Как давно не видались! Ну что же вы не улыбнетесь мне?!" И в ответ получаю: "А вы, Надя, что ли, уже забыли, что у нас тут просто так не улыбаются?"

Первая мысль: что случилось? Да ничего не случилось, по крайней мере с Архиповой. А вот со мной, видимо, все же - да. Коварные ветры Европы сделали, выходит, свое дело. Хотя сама я еще пребывала в уверенности, что никаких перемен во мне нет. В Москву, на родину, наведывалась регулярно, общалась с друзьями, бегала по музеям, в консерваторию, театры, и временное пребывание в Женеве, где муж работал в международной организации Красного Креста, ни на мои вкусы, ни на привязанности, ни на взгляды, казалось, не повлияло.

Ну разве что, входя в лифт нашего шестнадцатиэтажного дома в Сокольниках, я здоровалась, и мне с явным недоумением отвечали иной раз, а иной раз нет. Разве что удивлялась, почему столько пасмурных лиц и так мало улыбчивых. А ведь прежде не замечала. Прежде сама была такой. Что не мешало нисколько моей общительности. Или все же мешало? Не кому-то другому, а вот лично мне?

В сущности, настороженность, недоверчивость, постоянное ожидание подвоха, инстинктивная самозащита, как и мгновенная взрывчатость, свойственны подросткам, но с возрастом это проходит, должно проходить. Люди взрослые делаются терпимее, хотя бы внешне, в соответствии с правилами общежития, соблюдения приличий. И улыбка - общепринятый знак, что мы современные люди, не дикари, не хватаемся за дубину, завидев чужака, и не скалимся в готовности вцепиться ему в горло. Улыбка - пустяк, но приятный. В большинстве стран, называемых цивилизованными, так это и воспринимается, вошло в привычку. Но не в России. Вопрос: почему?

Больше того, россиян раздражают, кажутся им фальшивыми, лживыми, "наклеенными", улыбки, скажем, американцев. А улыбки французов? А тех же швейцарцев, открытостью отнюдь не отличающихся? Между тем в Швейцарии не только соседи, но и лыжники в заснеженных горах, мчась мимо, непременно друг другу кивают, bonjour успевают прокричать. И кому это мешает? О чем тут вообще рассуждать? Если незнакомец, прохожий вам улыбнулся - это что, оскорбление?

Зато стоит задуматься о причинах, когда и при добрых, хороших отношениях на улыбку скупятся: с чего-де просто так? А уж при плохих, враждебных - ну, сами понимаете... Злоба выплескивается по поводу и без повода, накатывает и все, вся сокрушает. А ведь страшно так жить.

К тому же возникает причудливое сочетание априорного недоброжелательства с тем, что всем до всех есть дело. Все жаждут соучаствовать в разборках - чтобы осудить. Объект, так сказать, может оказаться любым, ну какой попадется. И надо, необходимо его сокрушить. Зачем - не задумываются...

Порой возникает ощущение, что соотечественники в России вслепую передвигаются по своему городу - так бурно, возмущенно они реагируют на наблюдения, просто бросающиеся в глаза. Опасаюсь перечислять, чтобы снова гнев не вызвать, а к тому же не верю, что они сами действительно не знают, не замечают очевидного. Знают и в этом живут. Сосредоточившись на том, чтобы отбить критику, а осмелившегося даже не критиковать, а лишь констатировать факты, смешать с грязью. И вот это уже посерьезней отсутствия улыбок. Ну ладно, коли нравится такой свой образ, такой менталитет - держитесь за него, никто ведь не посягает. Мифы - любые - входят в культурное наследие нации. Особенно если ими руководствоваться - например, мифами об отзывчивости, искренности, добросердечии, свойственных русским. Ну хотя бы пытаться. Несмотря на возникшую тоже в недрах народных поговорку: у соседа корова сдохла - пустячок, но приятно.

Мой пасынок Сережа, немногим старше нашей общей с мужем дочки, вдруг, закончив институт, поступил в семинарию - и мы так удивились! Тут-то и вскрылись истоки: его прадеда, священника, убили в двадцатых собственные прихожане на глазах у беременной жены. Слава богу, не пресекся род, а могли бы и ее за компанию.

Так вот Сережа, отец Сергий, вернулся на днях из России, куда ездил для приобретения церковной утвари для приходов в Германии, где нынче служит. Проповеди там читает и на русском, и на немецком. Ядро его прихожан - немцы из колонистов, в России осевшие при императрице Екатерине, а после, как известно, сосланные кто куда, в основном в Казахстан. А еще потомки пленных советских солдат, схоронившихся, уберегшихся от расправы Сталина. Сережа помимо исполнения своих обязанностей священнослужителя создает летопись судеб этих людей. А еще участвует в ремонте приходского здания, красит, белит, меняет систему отопления. То есть полностью при деле. И в России старался как мог, но ушел из-под крыла Московской Патриархии в Зарубежную Русскую Церковь: невмоготу стало. И в отверженности, теснении довольно-таки долго официальным властям противостоял. Коренной москвич, увез семью в Ишим. Там служил. Но и там достали. Пришлось уехать. Живет теперь в Германии, в глубинке, живет не сытно. Нет машины - велосипеды. Двое детей, жена Оля не работает - виза не позволяет. То есть не до жиру.

Но вот его спустя два с половиной года отсутствия поразило, что на проспекте Мира, а сам он в Измайлове прописан, столько бездомных, бомжей на тротуарах валяется, через которых прохожие переступают. И беспризорные дети, и собаки бродячие. Я, прошу отметить, молчу. Отец Сергий свидетельствует об одичании. А как, подскажите, такую картину иначе назвать? А еще Сережа - снова не я, нервная, возбудимая, злопыхательствующая эмигрантка - упомянул о накате неприятия всех всеми, что кожей чувствуешь, когда приезжаешь отсюда - туда.

И что ж, получается, там, на чужбине, даже не процветая, мы становимся такими чувствительными? Что же с нами там происходит? Что есть там, чего нет и не было здесь?

Разгадки, подсказки - пожалуйста. Блестящие российские умы оставили колоссальное наследие. Читайте. Вникайте. Но вот если лень, если собственные мозги стопорятся, тогда уж простите.

Тогда - фольклор. Им стала и знаменитая песня - советская классика: "Но сурово брови мы насупим┘" Насупим. И что?

Денвер, США


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Казна получила профицит за счет экономии на социальных проектах

Казна получила профицит за счет экономии на социальных проектах

Анатолий Комраков

Правительство называет сокращение расходов улучшением финансовой дисциплины

0
728
Недовольство США повысило интерес Судана к военно-морской базе России

Недовольство США повысило интерес Судана к военно-морской базе России

Игорь Субботин

Хартум вынужден искать новую точку опоры

0
622
Москва и Вашингтон заключили сделку

Москва и Вашингтон заключили сделку

Геннадий Петров

Переговоры Путина и Байдена похожи на договоренность о размене Украины на "Северный поток – 2"

0
1010
Левые требуют от власти раскрыть QR-код

Левые требуют от власти раскрыть QR-код

Дарья Гармоненко

КПРФ с круглого стола в Госдуме грозит уличными протестами

0
699

Другие новости

Загрузка...