0
4245
Газета Стиль жизни Печатная версия

02.02.2015 00:01:00

Счастье нации

Японцы возвели в культ семью и частную жизнь

Александра Самарина

Об авторе: Александра Яковлевна Самарина – журналист.

Тэги: япония, дом престарелых, пожилые люди


япония, дом престарелых, пожилые люди В доме престарелых есть специальная площадка для развлечений и игр. Фото автора

Ёко Карасаве, хрупкой и маленькой, только 82. По японским меркам, где продолжительность жизни у женщин 87 лет, это не так уж и много. Но память уходит, вчерашний день растворяется, помнится смутно. В отличие от детских лет, к примеру. И поэтому каждый новый день становится для Ёко по-настоящему новым, оставляющим от «вчера» и «позавчера» лишь некоторые яркие детали.

Самая важная из них, она же главная радость – общение с белым мохнатым роботом-бельком. Кукла представляет собой точную копию зверька с черными круглыми моргающими глазами и носом, кончик которого забавно «принюхивается» к протянутой руке. Лапки его тоже двигаются, а голова поворачивается в сторону заговорившего с ним. Он даже отвечает.

Бабушка Ёко – постоянная обитательница специализированного дома престарелых «Фуёэн», где, как объяснили корреспонденту «НГ», используются самые передовые японские технологии – роботы по уходу. Ёко Карасаву иногда навещают родственники. Но малышей среди них нет, и она говорит о бельке: «Это все равно что мой внук». Робота выдают ей не каждый день, всего на несколько часов, но она сама признается: «Если общаться с ним все время, это вредно для здоровья – я слишком волнуюсь…»

Японские старики преисполнены чувства собственного достоинства. Чтобы понять это, достаточно понаблюдать за ними на улицах, вокзалах, станциях метро. На них не смотрят как на обузу. Японцы видят в них свое недалекое будущее, берегут и лелеют уходящее поколение. Никому не приходит в голову выразить недовольство тем, что все большая часть бюджета идет на содержание все увеличивающейся стареющей части населения.

Работающие дети и внуки не могут позволить себе ухаживать за пожилыми родителями. Конечно, предпочтительнее жить им среди родных, но что делать, если детям и внукам приходится работать? Именно поэтому в стране создана развитая система помощи пожилым. На первом плане – дома престарелых, один из которых удалось посетить корреспонденту «НГ». Это редкое разрешение, потому что присутствие журналистов в подобных местах не поощряется. Появление чужого человека, да еще иностранца, может внести ненужное волнение в души обитателей этих учреждений, которые здесь как дети. Ёко пытается слабыми ручками подкинуть в воздух куклу, но солидный по размеру и весу робот слишком тяжел для нее. А Ёко смеется, смеется… И над своими усилиями, и от радости встречи с чужим, но доброжелательным человеком. Она готова рассказывать и рассказывать то, что еще помнит о своей жизни, но медсестра нас останавливает: волнение.

Ёко Карасава любит общаться с роботом-бельком.
Ёко Карасава любит общаться с роботом-бельком. 

Здесь, на втором этаже дома, его обитатели живут постоянно. На первом этаже «Фуёэн» расположено нечто вроде детской площадки или садика, но для пожилых. В стране существует сложная система баллов, начисляемых пожилым японцам, и зависит она от возраста, зарплаты, стажа и т.д. Количество баллов определяет число дней в неделе, когда тебя могут забирать в такой садик. Некоторым удается проводить там всю рабочую неделю. За пенсионерами приезжает автобус, и в садике их ждет не только великолепное питание, но и развлечения разного рода – прогулки, экскурсии, а в «Фуёэн» – еще и роботы.

Те, кто «работает» на первом этаже, отличаются традиционностью облика и своеобразным чувством юмора. Железный человечек высотой сантиметров в 30 стоит по-хозяйски на столе перед 40 старушками и редкими среди них старичками, балагурит и проводит утреннюю зарядку. То есть приказывает им время от времени поднять и развести в стороны руки, не вставая с места. Смеется он так: «Хи-хи-хи…» Ехидно, но добродушно. Его «паства» не сомневается в том, что внутри робота есть что-то разумное и доброе, не говоря уж о вечном. И послушно выполняет команды. Бабушек и дедушек не могут отвлечь от общения с игрушкой даже выкатившиеся откуда-то сбоку, из кухни, тележки с только что испеченными сдобными булочками. А на нескольких корреспондентов, включающих двух американцев с кинокамерами и спецкора «НГ», им и вовсе было наплевать, их не замечали пожилые люди, не отводящие завороженного взгляда от расхаживающей по столу и похохатывающей фигурки: «Поднимите руки вверх! Теперь – в стороны! И не отлынивать!»

Персонал «Фуёэн» незаметен. Но эффективен. На входе в сад замечаю ряд колясок. Иногда в коридоре – широком, как улица, – появляется сотрудник внушительной комплекции. Усадить щуплую старушку в инвалидную тележку для него – одно удовольствие.

«Фуёэн» – частное заведение. Но государство помогает самым успешным из них. Владельцы прибыли не получают. Они получают нечто большее: уважение населения, признание заслуг на том участке, который считается в Японии самым значимым. Кстати, в Стране восходящего солнца, чтобы попасть в дом престарелых или в садик при нем, пенсионерам не требуется, как в России, жертвовать квартирой. Они отдают часть своей пенсии, другую часть содержания оплачивает государство.

Пенсия в Японии – 2 тыс. долл. На двоих – 4 тыс. Это означает, что раз в несколько лет они могут поменять машину, или съездить в заграничный тур, или даже построить дом.

В этом доме гордятся уровнем ухода за престарелыми. И больше всех гордится достигнутым директор – Акира Кобаяси. Он совсем молод, ему едва за 30. Рассказывает, что не сразу выбрал эту профессию. Раньше и зарплата была побольше, а хлопот было не в пример меньше. Но вот в какой-то момент понял, что его жизненная задача, и судьба, и душевное успокоение лежат в совершенно другой области. И неизвестно что, и как, и почему, – он не может объяснить случившееся до конца, что делает его рассказ еще более убедительным. Вспоминает, как рассказал жене о своих планах. Она ответила: «Делай так, как решил. А мы тебя поддержим». Карьера его не была моментальной. Директор рассказывает, что начал он ее со стирки пеленок. У него две дочери: старшей 13 лет, младшей – 9. Акира Кобаяси говорит, что они уже сейчас ему помогают – ухаживают за стариками.

Культ пожилых людей, культ родителей в Японии тесно связан с культом жизни частной, семейной. И неотрывной от общественной. Здесь очень развита культура местного патриотизма. Никто не кричит: «Я – патриот! Я люблю Родину больше жизни!» Зато каждый поселок старается подчеркнуть свою уникальность. Самыми разными способами.

Например, во время храмовых праздников, миновав древние ворота, долго идешь вдоль множества ларьков, продавцы которых, в основном  студенты, дают желающим попробовать лакомства, приготовленные по местным рецептам, которые не повторяются в разных префектурах, городках, местечках. Совсем не обязательно что-то покупать, такая проба – уже радость для продавца. Все и пробуют не стесняясь. Поэтому толпа продвигается медленно, к вящему удовольствию людей и маленьких оленей, которых на территории храма множество. Они совсем ручные, тычутся носами в ладони, пытаются жевать ремешки рюкзака, ходят в толпе или лежат в тени на лужайках, как собаки, ждут, когда их погладят. Это священные животные, их целые стада, за которыми ухаживают храмовые служители. Посетители храма и экскурсанты охотно кормят оленей печеньем, здесь же продающимся.

Вообще же территория храмов, буддийских и синтоистских, – любимое место отдыха населения. Сюда приходят не столько помолиться, сколько пообщаться и получить удовольствие от нехитрых радостей. Например, от езды в коляске рикши или представления с дрессированной обезьянкой.

Приходят семьями, и в толпе много пожилых японцев – тех, кому еще не нужен дом престарелых. Их не ждет одиночество – ни сейчас, ни потом, когда здоровье не позволит путешествовать и самостоятельно прогуливаться. Их не ждет нищета – ни сейчас, ни потом, даже если дети (немыслимое дело!) пренебрегут сыновними или дочерними обязанностями. И это – счастье нации!

Токио–Москва

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Казна получила профицит за счет экономии на социальных проектах

Казна получила профицит за счет экономии на социальных проектах

Анатолий Комраков

Правительство называет сокращение расходов улучшением финансовой дисциплины

0
1244
Недовольство США повысило интерес Судана к военно-морской базе России

Недовольство США повысило интерес Судана к военно-морской базе России

Игорь Субботин

Хартум вынужден искать новую точку опоры

0
1351
Москва и Вашингтон заключили сделку

Москва и Вашингтон заключили сделку

Геннадий Петров

Переговоры Путина и Байдена похожи на договоренность о размене Украины на "Северный поток – 2"

0
1843
Левые требуют от власти раскрыть QR-код

Левые требуют от власти раскрыть QR-код

Дарья Гармоненко

КПРФ с круглого стола в Госдуме грозит уличными протестами

1
1173

Другие новости

Загрузка...