0
2034
Газета Стиль жизни Печатная версия

15.07.2020 18:39:00

Пусть папа проверит

Потерянная гостиница, детеныши нерпы и прочая романтика аудиторских будней

Екатерина Кольцова

Об авторе: Екатерина Владимировна Кольцова – прозаик, физик.

Тэги: работа, аудитор, командировка, история


26-16-1350.jpg
Где тут у вас расписной забор?
Фото Евгения Никитина
– Ой, Катюша, только из отпуска! Какая свеженькая, а как загорела! Молодец, что зашла, – тараторит ассистент Ирочка, широко улыбаясь. – А то я уже собралась тебе звонить. Вот твои билеты. Не торопись, еще есть минут двадцать до выхода, успеешь за командировочными!

Что за бред? То есть начало монолога вполне понятно – приветствует меня после отпуска. Но дальше что? До какого еще выхода у меня двадцать минут?!

– Ир, что за билеты? – спрашиваю удивленно.

– Так в Ростов же на Дону, Катюш.

В отпуске про все забыла. Ирочка понимает это по моему растерянному виду.

– Катюш, ты что? Как так можно? Ты и вещи не взяла? На две недели летите, – сочувствует она, с любопытством оглядывая мой наряд: туфли на шпильке, джинсы, белая блузка, пиджак.

Через двадцать минут, получив командировочные и выговор от начальства за разгильдяйство, выбегаю из офиса. По дороге звоню домой, чтоб не ждали.

Нас трое на проекте. И мы, все трое, хромаем. Ван-Ваныч с рождения инвалид (харизматичнее дядьку трудно найти), Вере натерли ногу новые туфли, а я в первый же день сломала каблук. Пополам. Пыталась и другой так же сломать – не вышло. И новые туфли купить не смогла: рано утром нас увозят за город на территорию газонаполнительной станции, а вечером мы возвращаемся так поздно, что магазины уже закрыты. Мы хромаем по территории клиента под недовольными и подозрительными взглядами. Через три дня мы уже на нюх определяем среднюю плотность газа по станции. Через пять – знаем, что воруют. К середине второй недели – знаем, как. Нами недовольны, пишут жалобы начальству: мол, прислали трех калек, нормальных аудиторов не нашли!

Да-да, я аудитор. Сумасшедшая работенка, надо сказать. Но интересная и даже романтичная, хоть и опасная. Надо следить за тем, чтоб случайно не упасть в резервуар со сжиженным газом или чтоб тебя не услали в командировку без твоего ведома.

Простите, не объяснила, что за зверь – аудитор и с чем его едят. А между тем зверь пушной, весьма полезный. Представьте, что вы – инвестор и вам очень хочется пристроить свой капитал, чтобы он работал. Деньги вложить то есть. И есть предприятия, которые ваших денег хотят, чтобы развиваться и тоже деньги получать. Как вам узнать, в какое предприятие можно вкладываться? По его финансовой отчетности, конечно! У кого она лучше – то и подойдет. Но есть проблемка: предприятия горазды свою отчетность приукрашивать. Что делать? Ответ простой: смотрите на заключение независимого аудитора. Он проверяет отчетность и предприятие и выносит вердикт: отчетность достоверна или нет. Вот так на нашем аудиторском честном слове все финансовые рынки и держатся.

Аудит – это прежде всего командировки. Помню, была проверка в Кемерове. Вылетаешь из Москвы вечером, а прилетаешь туда рано утром, часа в четыре. Спать хочется – жуть. Встречает машина клиента, отвозит в гостиницу. Всю дорогу кемарю. А что еще делать в Кемерове? Шутка. Заселилась, чуть поспала. Часов в девять за мной снова приехали. Отвезли в офис, где я ударно поработала допоздна, так что уходила последней. Выхожу, вызываю такси.

– В гостиницу «Незабудка», – говорю водителю, уютно устраиваясь на сидении.

– А у нас такой нет, – отвечает он. Опа, что за шутки? Начинаю так и сяк давить: как нет, я в ней живу, я там уже деньги заплатила, давайте ищите. И вот незадача: адрес не помню, а документы на гостиницу оставила в номере. В офис не позвонить – уже ночь в Москве. Да где же ее искать, эту «Незабудку»?!

Водитель по своей таксистской линии справки навел. Никто такую гостиницу не знает. Ну, все, приехали. Куда мне деваться, я же без денег?! И клиентские сотрудники все разошлись. Хоть плачь.

Только аудиторы не плачут – аттестатом не предусмотрено. Водитель стал вопросы задавать: сколько примерно ехала из аэропорта по времени, что по дороге видела? Что видела – сны, что же еще? Или... постой, видала расписной забор! Такой, из высоких бетонных плит, длинный-длинный и весь в разноцветных граффити. Стали мы по городу кататься, разные заборы рассматривать. И что вы думаете? Третий забор оказался мой! Невдалеке и гостиница нашлась. Раньше по-другому называлась, под новым именем ее в городе не знают. Так что аудитор – зверь наблюдательный и находчивый.

Командировки – это всегда интересно. Разве я сама, по доброй воле, поехала бы в Магадан? Нет и нет. И не узнала бы, что в этом суровом краю, где зимой жуть как холодно, а летом холодно не очень и даже бывает +15, тем не менее можно купаться в море! В Охотском. В черте города есть крутой обрывистый берег, от которого солнце отражается на пляж. Туда же отражается солнце от моря, и тройная волна тепла прогревает воздух градусов до 25, а прибрежную полоску воды – до такой температуры, что можно окунуться и не околеть! А вдали, в бухте, тут и там, торчат мордочки нерп. Они плавают, вылезают на камни, их хорошо видно невооруженным глазом. Детеныши порой даже подплывают к людям.

Однако командировки – это далеко не все. По мне, интересней всего сама работа. Она не приедается, потому что каждые две-три недели – новый проект. Разбираешься в новом бизнесе, знакомишься с новыми людьми. Хотя работа основана на знаниях бухучета, налогов и права, тем не менее самое главное – искусство аудита. У тебя всего две недели, чтобы найти ошибки, сделанные за год целым штатом бухгалтерии. Просто перебирая документы, ничего не найдешь. Надо понять бизнес и сравнить его с картинкой, которую дает отчетность. И где «не совпадает» – копать глубже. Риск-подход, одним словом. Чтобы понять бизнес, мы ходим на производство. Бывали когда-нибудь на шоколадной фабрике? О, это что-то! Вилли Вонка отдыхает. Конфеты и шоколад я продолжаю есть, колбасные фабрики – бог миловал – не проверяла, а вот сухих завтраков стараюсь избегать. После того, как видела на одном предприятии, что их делают на той же линии, что и собачий корм. А почему нет, если технология одна?

А еще аудитор должен быть психологом. Именно из разговоров с людьми можно узнать о предприятии самое интересное. Люди, как ни странно, сами стремятся об этом рассказать. Так что нам остается только задавать вопросы и внимательно слушать. Впрочем, иногда и вопросы задавать не нужно.

Однажды мы проверяли предприятие N – владельца очень хитрых устройств (назову их ХХ). Эти ХХ были весьма дорогостоящими и служить могли почти вечно, если их регулярно ремонтировать. Я заметила, что их тем не менее часто списывают. Спросила, почему – ответили: мол, негодные, совсем сломались. А эти списанные ХХ покупала компания (назовем ее «Альфа») по переработке металла, потому что ХХ металлические. Вроде все логично: предприятие не делает вовремя ремонт, ХХ ломается, его списывают и продают на металлолом. Накладные в порядке, договор есть. Но однажды я зашла за бумагами в юридический отдел, и мне между папок подложили документы на компанию «Альфа». Ее владельцем оказался генеральный директор этого предприятия N, который таким образом тащил дорогущие ХХ, чтобы завести аналогичный собственный бизнес.

Сама бы я эту «Альфу» ни за что не заподозрила, ведь это была моя первая проверка. На первых порах есть такая опасность – верить клиенту. С опытом проходит, конечно. Вырабатывается профессиональный скептицизм. Вот это, на мой взгляд, и есть самое страшное в аудите. Не постоянные переработки, не нервотрепка со сроками, а именно он. Скептицизм, к тому же профессиональный. Ты по определению никому не веришь. Но виду не подаешь. Тебе что-то говорят, ты вежливо улыбаешься, киваешь и записываешь, но – не веришь! Под сомнением все – до получения доказательств. И эта шняга постепенно переползает с работы в личную жизнь. Муж говорит, что пошел на рыбалку? Вежливо улыбаюсь и киваю: ага. А про себя спокойно отмечаю, что с вероятностью 50% он врет. В общем, до получения доказательств.

– Пусть папа проверит, – просит сын. Он в четвертом классе, речь об уроках.

– А почему не я? – спрашиваю.

– Ты проверяешь слишком профессионально!

Но вообще он мной гордится. Если что не так, говорит: «Вот придет мама, она вас проверит!» И пальцем грозит.

Я работала на младшей аудиторской должности, когда дочке было три, а сыну восемь. Это постоянные командировки и овертаймы. Как я выдержала? Только потому, что работа интересная. Через год перешла с существенным повышением в другую компанию, а оттуда в компанию еще крупнее, и тоже с повышением. Это было почти пятнадцать лет назад. Сейчас можно быстро расти внутри одной аудиторской компании, если ты на самом деле работаешь и не дурак.

Мы набираем их по осени – молодняк. Бывает, человек по сто. А через год 80% увольняется. Работа тяжелая – не выдерживают. По клубам не походишь. Зато те, которые остаются, растут как на дрожжах: конкуренции нет. Через пару лет смотришь – они уже из стажеров в аудиторы перешли, еще года через три – уже менеджеры, если на аттестат сдали. А там и директор не за горами, а дальше сияет, как бриллиант, вершина аудиторской карьеры – партнерство. Но большинство сливается по дороге.

Про аудиторский аттестат отдельная тема. Аудитор может работать и без него, но тогда он не полноценный аудитор, а так, специалист. А получить аттестат от года к году все сложнее. Там в программе – налоги, право, бухучет и отчетность, финансы, анализ, риски и сам аудит, конечно. Материала безумно много. Сидишь, учишь как проклятый, ни на что не отвлекаешься. Помню, как вышла с экзамена, голова кругом, а тут муж звонит:

– Поздравляю тебя, дорогая!

– С чем? Результат еще неизвестен, – отвечаю устало.

– Результат уже десять лет как известен. С годовщиной свадьбы тебя! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Шахматы и дракон. Как казахстанские археологи ищут следы аль-Фараби

Шахматы и дракон. Как казахстанские археологи ищут следы аль-Фараби

Андрей Белобородов

0
1378
Святые бород не брили

Святые бород не брили

Дмитрий Нутенко

Актер Вячеслав Тихонов, поэт Юрий Смирнов и прекрасные иллюзии 60-х

0
398
Превращается в тирана на трибуне мавзолея

Превращается в тирана на трибуне мавзолея

Максим Артемьев

Большую часть жизни глухонемой художник Александр Лобанов провел в ярославской психушке

0
587
Оглушить умного читателя

Оглушить умного читателя

Елена Константинова

Елена Погорельская о том, как Бабель мешал правду с вымыслом и как он дежурил у гроба Маяковского

0
1284

Другие новости

Загрузка...