0
7901
Газета Стиль жизни Печатная версия

21.04.2022 21:30:00

Про технику решения всех вопросов – "Раз, два, три!"

Быть взрослым совсем не значит, что ты не можешь оставаться ребенком

Алла Перовская

Об авторе: Алла Геннадьевна Перовская – литератор.

Тэги: взрослые, дети, воспоминания, общение, воспитание


взрослые, дети, воспоминания, общение, воспитание Подумаешь, не убрала игрушки, кому они мешают? Фото Pexels

Мне очень нравилось мое детство. Я любила его тогда и с теплом вспоминаю сейчас.

Я была спокойным ребенком. Увлеченно читала, рисовала, придумывала куклам наряды, взрослые часами не видели меня в поле своего зрения. Благодушно принимала указания мамы: «пора спать» или «не оставляй уроки на воскресенье». Родитель плохого не посоветует, думала маленькая я и свято верила в поговорки, которые любила повторять мама: «Сделал дело – гуляй смело», «Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня».

Наши соседи всегда умилялись:

– Какая чудесная девочка ваша Аллочка! Послушная и помощница, наверное, отличная?

Мама, скрывая улыбку, согласно кивала, подтверждая перечисленное, и меня распирала гордость, как лягушку из сказки, которая взбила сметану в масло. Но мои высокие чувства и раскрасневшиеся щеки сдувались и со свистом улетали, как только мама говорила: «Я считаю до трех!»

Ничто, ни один катаклизм не сравнится с маминым «считаю до трех»! Это заклинание действовало безоговорочно, рикошетом отлетая от детского «не хочу – не буду» и иже с ним.

Спокойная, милая девочка Аллочка умела виртуозно огрызаться и сопротивляться действительности. Не всегда, но часто. Особенно когда любимая родительница пыталась объяснить, «что такое хорошо и что такое плохо». У меня на этот счет была своя дерзкая реакция – издать «бе» и показать язык.

– Я тебе сколько раз буду повторять? Убирай за собой игрушки!

– Бе.

– Не «бе», а сейчас же!

– Бе.

– Я считаю до трех!

Я всегда сматывалась раньше и до сих пор не знаю, что же могло произойти после счета «раз», не говоря уже про «два» и «три».

– Что ты за ребенок-то за такой, тебе слово – ты десять. Не стыдно?

Мне не было стыдно. Я даже не понимала, что такое стыдиться. Подумаешь, не убрала игрушки. Что такого? Кому они мешают? Почему мама недовольна, это же моя комната. Как ей могут мешать мои игрушки?

Полная возмущений и рассуждений, я убирала игрушки в коробку, а заодно и вытирала пыль с письменного стола и книжных полок, расставляла книги: учебники вот тут, а сказки туда. Потом медленно тащилась к маме на кухню по коридору, который мне казался тоннелем через уральские горы и, набравшись смелости, гордо заявляла, что все медведи и пупсы уложены спать.

– Ну вот, и надо было кривляться? – вздыхала мама и крепко обнимала меня.

Техника «раз, два три» работала безотказно. Я возмущалась, негодовала, но все же было что-то магическое в этих словах. Со временем дух бунтарства сменился на принятие за истину маминых наставлений. Правда, пару раз пришлось запнуться о своего же плюшевого медведя и в результате больно удариться коленкой о жесткий палас.

85-8-1480.jpg
Когда супруг отличался не только умом
и сообразительностью, но и кулинарными
способностями.  Фото Pexels
Мне с детства прививалось чувство – «быть женщиной». Родители по очереди высказывали мнение по этому поводу, добавляя новые пункты с каждым годом моего взросления. «Раз, два, три» тоже звучало, но уже в другом контексте.

Раз. Ноги.

– Ноги женщины пусть остаются загадкой, – говорил отец, и мои юбки имели длину минимум до середины колена.

А когда старшая сестра купила первые колготки в возмутительную сеточку, что было пиком популярности того времени, то родители в один голос заявили, что сие одеяние только для «ночных бабочек».

В свои девять я понятия не имела, о чем речь, и воображение сразу же нарисовало картинку: огромный белый мотылек с мохнатыми лапками. Да уж, какие тут колготки в сеточку, с таким мехом на ногах. Правы родители.

Два. «Ты должна уметь готовить». Сейчас я, конечно, знаю десятка с два кулинарных рецептов, но вот чтобы прям должна – увольте. Когда я вышла замуж, обнаружила, что супруг отличался не только умом и сообразительностью, но и кулинарными способностями. Залихватски справлялся с разновидностями теста и пек лучшие в мире блинчики.

Три. «Валькирия». Уметь постоять за себя и ни при каких обстоятельствах не опускать рук.

(Вот тут всегда со мной «раз, два, три!». Глубоко вздохнула – и ну в сотый раз регистрироваться на «Госуслугах».)

Много позже, когда я училась в университете, система «раз, два, три!» часто приходила на выручку. Помню, как сдавала экзамен по высшей математике у самого строгого и принципиального преподавателя. Выйти из аудитории с зачетом или короткой записью «удвл.» было чудо-чудное. Надежды не было никакой. Светила пересдача.

– Алла Геннадьевна, повнимательнее с этой задачей. – Вздрагиваю от голоса преподавателя и вчитываюсь в условие: «В урне лежит шесть шаров. Два из них красных. Четыре белых. Какова вероятность достать из урны синий шар?»

Мысли дикими шаманскими плясками закрутились, завертелись в голове: «Почему он сказал повнимательнее быть с задачей? Вероятность же нулевая. Какие на фиг синие шары? А внимательнее-то где быть? Господи боже! Кто придумал эту дурацкую теорию вероятности?» «Раз. Два. Три!» – шепчу мамино заклинание и уже через минуту машу перед одногруппниками зачеткой с четверкой.

Сейчас, когда я слышу где-нибудь в магазине, как родитель говорит своему капризному чаду: «Все. Мое терпение лопнуло. Я считаю до трех», всегда вспоминаю эти великолепные мамины «раз, два, три!». Они многому меня научили и поддерживали в трудную минуту. Это волшебное заклинание дает мне иной раз больше сил, чем долгожданное «наконец-то вы записались в МФЦ».

Когда я была маленькой, то никогда не обижалась на то, что меня считали таковой. Мне никогда не хотелось стащить помаду старшей сестры или мамины духи. Родители нашли правильные слова и объяснили, что всему свое время и не стоит торопить события. Я приняла это. Да и малышне всегда достается лишняя конфета. Хорошо же.

В жизни вообще помогает чувство понимания и принятия. Многие ситуации разруливаются сами собой. Я выдыхаю, даю побыть себе в том или ином состоянии. Поплакиваю иногда – и с грустью поглядываю в сторону детства.

Мой внутренний капризный ребенок иногда надувает щечки и ведет себя как бука-злюка. Но маленькой Аллочке недолго приходится оставаться в таком состоянии. Приходит взрослая-противозная Алла Геннадьевна и говорит строгим голосом:

– Баста, карапузики! Ша! Раз, два, три – сопли подотри.

Что ж, была не была, и я снова становлюсь адекватной. Но это мне ничуть не мешает скатиться с ледяной горки, теряя по дороге валенки.

Поощрение своего «внутреннего ребенка» обязательно, но все же стоит понимать, что это только лишь твоя ответственность. Другие люди не должны вытаскивать из своих волос твой пластилин.

Любите друг друга, будьте добрее и знаете, что еще скажу? Быть взрослым – это совсем не значит, что ты не можешь оставаться ребенком.

Не откладывайте на завтра то, что можно сделать сегодня. © Бенджамин Франклин и моя мама.

Раз, два, три! 


Читайте также


В больнице, или Всюду жизнь

В больнице, или Всюду жизнь

Елена   Радченко

Ты думаешь: нет-нет-нет, ни за что и никогда, только не со мной

0
1139
Строгие черты неформальности

Строгие черты неформальности

Арсений Анненков

Преодоление творческого в «закорючках» Петра Мамонова

0
766
Три воспоминания про большой живот, винтажный кошелек и летающие объекты

Три воспоминания про большой живот, винтажный кошелек и летающие объекты

Мария Давыдова

Медленно и плавно

0
1826
Алексей Говоров: «Поколение победителей – наш нравственный ориентир»

Алексей Говоров: «Поколение победителей – наш нравственный ориентир»

Елена Скородумова

Внука знаменитого маршала не радует, что история повторяется

0
1356

Другие новости