0
955
Газета Телевидение Печатная версия

28.10.2005 00:00:00

У слушателей «Маяка» произошло раздвоение сознания

Тэги: курохтин, маяк, радиостанция

Градус конкурентной борьбы на медиарынке разговорно-информационных радиостанций в преддверии парламентских и президентских выборов значительно повышается. Борьба разворачивается в первую очередь за столичную молодежь, а также за тех, кто в нашей стране принимает важные решения в экономике и политике. В начале следующего года в эфир выйдет радиостанция в рамках «Газпром-медиа», ориентированная на молодежную аудиторию (см. «НГ» от 13.09.05), теперь же государственная радиокомпания «Маяк» резко меняет свой формат, готовясь в ноябре выйти на лидирующие позиции среди московских слушателей, в первую очередь среди влиятельной аудитории. Об этом мы беседуем с директором «Маяка» Сергеем Курохтиным.

курохтин, маяк, радиостанция Сергей Курохтин открещивается от госпропаганды.
Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)

-Сергей Владимирович, как вы полагаете, зачем ВГТРК две похожие по формату радиостанции в одном холдинге?

 

– Не соглашусь. Форматы у нас разнятся. «Радио России» – многоформатная станция (театр, чтение, политические программы, художественные постановки и т.д.), направленная на все социальные группы в нашей стране, в то время как «Маяк» – информационно-музыкальная. Другое дело, зачем двум разным по формату радиостанциям работать на одну и ту же аудиторию? Это вполне закономерный вопрос, и после того, как в этом году мы юридически вошли в холдинг, мы можем взяться за решение этой задачи, которая абсолютно назрела. Основная слушательская аудитория «Радио России» – это возрастная группа 45–60 лет и старше. На «Маяке» аудитория моложе – 40–50 лет. В итоге принято решение, что формат «Радио России», апробированный временем, остается, в то время как перед нами поставлена задача – сдвинуться к более молодой, но, подчеркиваю, не молодежной аудитории. В принципе появление в свое время параллельно с «Маяком» информационного канала «Маяк-24» было пробой сил именно в этом направлении.

 

– В преддверии выборов?

 

– Нет, он был запущен более трех лет назад с целью уйти от привычного всем музыкального формата к информационному и выйти на более молодую аудиторию. В столице это удалось. Не удалась другая задача – с этим продуктом выйти на конкурентные позиции в Москве, потому что «Маяк-24», по данным TNS/Gallup media, имеет 300 тысяч слушателей, находясь в конце второй десятки среди радиостанций. Что же касается основного, музыкального «Маяка», который выходил в нижнем УКВ-диапазоне и по проводной сети, – то там мы имеем около 700 тысяч слушателей.

 

– Кто ваши конкуренты?

 

– Кроме «Эха Москвы», никого, поскольку рынок разговорно-информационного радио очень сложный. Так, выйдя три года назад с информационным «Маяком-24», мы поняли, что, представив слушателям две радиостанции, скорее проиграли, чем выиграли. Очень многие люди, которые слушали программы «Маяка-24», были уверены, что они слушают «Маяк».

 

– Как объяснить тот факт, что «Эхо Москвы», имеющее значительно меньшую сеть распространения, является более влиятельной радиостанцией, информации которой доверяет немалое количество слушателей?

 

– Ну, эти две вещи впрямую между собой не связаны. Если мы сейчас проведем опрос о доверии слушателей радиостанции «Эхо Москвы» и «Маяка» по Москве по всем возрастным группам, я готов спорить, что «Маяк» будет выше по рейтингу доверия. Другое дело, что есть определенная, политизированная часть аудитории, в которой находятся, что называется, «люди влияния». Вот там действительно влияние «Эха Москвы» будет выше, потому что оно предоставляет именно этому, подчеркиваю, довольному узкому слою больше выбора информации.

 

– А что мешает давать больше выбора информации вам? Это какая-то установка?

 

– Это не установка, это правила игры. Это абсолютно нормальная ситуация.

 

– Непредоставление большей информации – это правила игры?

 

– Понимаете, частное, независимое СМИ на медиарынке во всем мире имеет конкурентное преимущество, поскольку у него другие принципы существования, нежели у государственного. Мы этого лишены в силу определенных правил игры, которые абсолютно прозрачны: мы государственное СМИ, и для нас любая государственная точка зрения будет приоритетной, мы не сможем ее игнорировать. Для нас важнее в первую очередь обсуждение того круга проблем, который находится в повестке дня, задаваемой государственными органами власти нашей страны. Да, мы всегда представим вторую точку зрения, но мы необязательно представим пятую, восьмую и так далее.

 

– То есть не представите полифонию мнений?

 

– Нет, мы не создадим то, что граничит с эпатажем. В наших планах на ближайшее время – вернуться к единому брэнду, потому что в сознании слушателей произошло некоторое раздвоение сознания. Калька взята нами с достойных образцов – есть Би-би-си-1, Би-би-си-2 и так далее. Но если в случае с Би-би-си это работает, то у нас не сработало, и долгое время наличием двух брэндов мы помогали своим уважаемым коллегам с «Эха Москвы». С ноября, когда произойдет объединение «Маяка-24» и «Маяка», мы им перестанем «помогать». При этом основным содержанием «Маяка» будут новости. Да, мы потеряем какую-то часть аудитории, которая предпочитала музыку, но решим главную задачу – получим более молодую и более влиятельную аудиторию и как минимум не уступим «Эху Москвы» в рейтинге.

 

– Александр Герасимов, который собирается в январе следующего года начать в рамках холдинга «Газпром-медиа» вещание новой разговорно-информационной радиостанции, ориентированной на молодежную аудиторию, заявил мне, что его детище затопчет «Маяк»...

 

– Я считаю, что нам, давно находящимся на этом рынке, нужно относиться к таким заявлениям коллег снисходительно. Радийный медиарынок тяжел, и ворваться туда на коне, пролетев к вершинам рейтингов, очень и очень трудно. Во всяком случае, таковых примеров в информационном радио пока не было. Хотя, насколько я знаю, те финансовые возможности, которые есть у «Газпром-медиа», позволяют им повесить впереди коня ли или любой другой тягловой силы, которой они воспользуются, перед носом, такие стимулы, что животина пойдет вперед.

– У ВГТРК таких возможностей нет?

– Знаете, всегда чужие возможности кажутся большими. У нас тоже есть возможности, чтобы занять конкурентное место на рынке. Хотя никогда коммерческие цели не будут у нас на первом месте.

– Тем более что вы как государственная радиостанция действуете не вполне в рыночных рамках.

– Да, не вполне, но совсем абстрагироваться от рынка мы не можем.

– Вы финансируетесь государством, сколько же вам не хватает?

– Выделяемые средства из бюджета закрывают около 70% даже не программинга, то есть работы редакции, а необходимых средств для распространения сигнала.

– На что же вы существуете?

– Необходимые деньги мы берем на рынке, плюс нам выделяет холдинг от своей коммерческой деятельности.

– Получается, что вы нахлебники?

– Это как считать. У нас по стране огромная сеть распространения, и ни одна коммерческая радиостанция такой сети не имеет. Если же попробует что-то подобное создать, то она денег не заработает, поскольку наличие такой сети у нас – это выполнение социальной функции. Но самое затратное то, что мы должны вести вещание по всем диапазонам – на средних, длинных и ультракоротких волнах. А надо сказать, что средневолновое вещание – самое дорогое. Никому из коммерсантов, которые выживают на этом рынке, не придет в голову содержать средневолновый передатчик где-нибудь в Якутии, как это делаем мы.

– Вам не кажется, что ваши программы, которые в силу своего монопольного распространения обязательны для многих радиослушателей, являются пропагандистскими?

– Пропаганда – это не где, а что звучит.

– Ну, если вы вещаете на всех видах волн, только что из утюга не звучите, то как же это назвать?

– Если люди будут слышать из единого источника одну и ту же точку зрения, то рано или поздно они от этого откажутся, перестанут этому доверять и глупо надеяться, что можно вести пропаганду таким образом. Как и упрекать государственные СМИ в пропаганде только потому, что они являются единственными в том или ином населенном пункте. Мы в своих программах, пригласив человека, который, на ваш взгляд, ведет пропаганду, как, например, министр здравоохранения и соцразвития Зурабов, даем его рассказ о реформе здравоохранения или монетизации льгот. Для нас это человек, который не пропагандирует, а информирует население. Но мы не выполним до конца свою задачу, если на следующий день к нам не придет человек, который расскажет, какие в этой реформе есть недостатки, поскольку мы знаем, что возражений у простых людей против того, как идет реформа, более чем достаточно.

– Какой процент в эфире занимает обсуждение инициатив президента и правительства?

– Нам такой процент никто не устанавливал. Такой цифры нет, и ее невозможно спустить сверху. Что же касается самих представителей власти, то парадоксально, но они не всегда считают, что должны помогать в рассказе о себе.

– Есть ли табуированные темы или персоны? Например, Каспаров?

– Списка нет и никогда не было. Каспаров недавно был в нашем эфире. Другое дело, что на радиостанции «Эхо Москвы» Каспаров высказывается намного чаще.

– А у вас что, какая-то квота на него?

– Нет, у нас нет на него квот, но если к нам пришел господин Каспаров и высказался по всему кругу вопросов, то на следующей неделе мы его приглашать не будем.

– Получается все-таки квота?

– Проблема Каспарова – это не проблема государственной пропаганды, это проблема самого Каспарова. Для нас нужно, чтобы он сказал что-то новое. Пусть он найдет развитие своих идей, и, если, кроме критики недостатков существующей власти, он расскажет, например, как все-таки он собирается строить свои взаимоотношения с другими участниками так называемого демократического лагеря, мы его обязательно пригласим еще.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Воспитывать талибов Россия и Индия будут вместе

Воспитывать талибов Россия и Индия будут вместе

Андрей Серенко

Москва разочарована неэффективностью Исламабада в вопросе афганского урегулирования

0
192
Константин Ремчуков: Люди хотят понять, кто они и для чего они в этой жизни, осознать свою идентичность

Константин Ремчуков: Люди хотят понять, кто они и для чего они в этой жизни, осознать свою идентичность

Константин Ремчуков

0
300
«Светофорная» коалиция в Германии вскоре приступит к работе

«Светофорная» коалиция в Германии вскоре приступит к работе

Олег Никифоров

Главной заботой нового канцлера и правительства станет поголовная вакцинация немцев

0
204
ФСИН выставляет счет за побеги

ФСИН выставляет счет за побеги

Екатерина Трифонова

С заключенных стали взыскивать расходы тюремщиков на облаву и поимку

0
285

Другие новости

Загрузка...