0
1281
Газета В мире Печатная версия

24.10.2000 00:00:00

Дети, камни, солдаты…

Тэги: палестина, израиль


палестина, израиль Интифада - подростки против солдат.
Фото автора

КОГДА в палестинском городе хоронят убитого израильскими солдатами человека, деловая жизнь в нем замирает ровно на два часа. В это время вы не найдете работающих магазинов, кафе, парикмахерских, банковских контор и прочих центров общественной жизни. Последние две недели "двухчасовая тишина" наступает почти ежедневно.

Официально это называется "интифада" (можно перевести как "восстание, вспышка"). Но стороннему наблюдателю приходит на ум другое название, более точно определяющее происходящее: "война солдат и детей". Дети бросают камни в солдат, те в ответ вполне хладнокровно стреляют по ним из автоматических винтовок.

Израильский солдат, ведущий огонь по демонстрантам.

Как правило, огонь ведется специальными резиновыми пулями (кусок металла, покрытый сантиметровым слоем каучука), оставляющими на теле синяки или, при не очень удачном стечении обстоятельств, выбивающими глаза и зубы. Но это когда стреляют с расстояния около ста метров. Если же выстрел производится почти в упор, метров с пяти-десяти, то смертельный исход или тяжелое ранение неизбежны.

Случается, что доведенные настырными подростками до белого каления солдаты открывают огонь настоящими боевыми патронами.

По словам хирурга центральной больницы Рамаллы доктора Мусы Абу Хмеда, с начала волнений и к утру субботы на всех палестинских территориях (Западный берег Иордана, сектор Газа) пострадали 2299 человек. В это число включены те, кто был избит деревянными дубинками, используемыми израильской полицией при разгоне демонстраций, кто отравился слезоточивым газом, получил пулевые ранения - таковых оказалось около 40%, из них 10% - не резиновыми, а настоящими боеприпасами.

Боевик организации ФАТХ и старик-могильщик у могилы, в которой должны похоронить убитого 13-летнего мальчика.

На момент разговора с доктором Хмедом на всех палестинских территориях были убиты около 150 человек. Нет сомнения, что к моменту, когда читатели прочтут репортаж, это печальное число увеличится.

В субботу утром город Рамалла, в котором находился в это время корреспондент "НГ", прощался с 13-летним Фэяром Даудом. Пуля попала ему в глаз и вышла из затылка. На примере событий этого дня можно реконструировать происходящее во всех палестинских городах, входы и выходы в которые контролируют израильские солдаты.

Сначала по улицам Рамаллы, от больницы к одной из мечетей понесли тело убитого мальчика. Траурное шествие быстро переросло в демонстрацию, активность которой подогревалась всеобщим скандированием религиозно-политических формул: "Нет Бога, кроме Аллаха!", "Аллах велик!", "Израиль - враг Бога!", "Иерусалим - столица Палестины!" Впереди всех шел человек с автоматом Калашникова в руках, периодически разряжавший его в воздух.

Журналисты укрываются от оружейного огня.

Возле мечети напряжение толпы, к этому времени насчитывавшей несколько тысяч человек, почти достигло предела. Инициативу по организации похоронной процессии взяли на себя несколько десятков вооруженных людей в масках, про которых окружающие с благоговейными интонациями говорили, что "они из ФАТХ" ("Движение освобождения Палестины") и "Танзима" - одна из структур ФАТХ.

Впрочем, ничем особенным, кроме грозного внешнего вида и скандирования боевых лозунгов, "танзимисты" себя на момент похорон не проявляли.

Под уже упоминавшиеся возгласы тело мальчика, покрытое зеленым полотнищем с цитатами из Корана, поплыло над головами собравшихся к кладбищу. Погибший от рук израильтян Фэяр Дауд отныне считается "шахидом" - мусульманином, павшим в священной войне с неверными.

Похороны мальчика, убитого израильтянами. Фото автора

Исламское кладбище Рамаллы как бы господствует над городом, располагаясь на одном из самых высоких его холмов. Выше него только небо и┘ израильское поселение, поблескивающее на солнце красной черепицей своих аккуратненьких домиков. От него до кладбища через глубокий овраг - не более пятисот метров по прямой линии. По словам палестинцев, жители поселения иногда по ночам стреляют по одиноким машинам и соседним домам.

Стрельба, конечно же, случается в обе стороны - тому есть немало подтверждений. Аналитики любят называть это "эскалацией насилия, ставящей под угрозу мирный процесс на Ближнем Востоке". Но вопрос, задаваемый арабами, на который пока не дано вразумительного ответа, звучит так: "Почему эта эскалация происходит не у Тель-Авива или Хайфы, а исключительно на палестинских землях, возле Рамаллы, Газы и Хеврона?"

Когда Фэяра в сопровождении вооруженного эскорта поднесли к могиле, башня танка, стоящего перед воротами поселения, повернулась и ствол пушки слегка опустился, держа под прицелом происходящее среди мусульманских надгробий.

Кладбищенская часть похорон закончилась пальбой из автоматов в воздух (израильский танк на горе слегка пошевелился в ответ) и митингом, на котором идеологическая инициатива полностью перешла в руки местных представителей ХАМАС, в который раз призвавших над свежей могилой к священной войне до победного конца, под которым подразумевается:

а) освобождение Восточного Иерусалима от израильской оккупации;

б) полное уничтожение государства Израиль.

После этого группы подростков в сопровождении тележурналистов стянулись к израильскому блокпосту у северного выезда из Рамаллы.

Этот блокпост контролирует путь на второй по значению город Западного берега - Наблус, являющийся местом серьезных столкновений палестинцев с фанатично настроенными израильскими поселенцами, не желающими смириться с тем, что гробница библейского праведного Иосифа (кстати, почитаемого и мусульманами под именем Юсуф) находится не под еврейским контролем.

Дорога из Рамаллы в Наблус (проходящая в глубине территорий, считающихся палестинскими) полностью перекрыта, и транспортное сообщение между городами остановлено. Почти на самом выезде у развилки дорог стоит десятиэтажное здание, некогда служившее отелем. Сегодня часть его окон выбита, а часть заложена мешками с песком, из-за которых выглядывают стволы израильских винтовок и пулеметов.

Но главное действие разворачивается на пространстве перед отелем, среди ярких рекламных щитов. Между камнеметателями и израильскими мини-броневиками, возле каждого из которых стоит аккуратно прицеливающийся и периодически стреляющий солдат, метров двести. Все это пространство заполнено летящими, прыгающими, рикошетирующими камнями и другими метательными предметами (например, мне в ногу попал стеклянный шарик). Многие молодые палестинцы размахивают пращами и пользуются рогатками, позволяющими посылать импровизированные снаряды метров на сто.

Время от времени группы до десяти человек, прикрываясь жестяными щитами (это может быть крыша сгоревшего автомобиля или часть крыши еще целого дома), подбираются метров на двадцать к солдатам и бросают бутылки с зажигательной смесью.

Но израильтяне действуют слаженно и, как на царской охоте, на выбор прицеливаясь, пускают в смельчаков резиновые пули. Те в итоге не выдерживают и бросаются прочь.

Мы (группа журналистов человек из пяти, включая корреспондента "НГ", турецких телевизионщиков и двух англичан) внезапно оказываемся под перекрестным огнем. Оказывается, из-за нашей спины в израильские машины полетели горящие емкости с бензином. В ответ израильтяне стреляют зарядами со слезоточивым газом и отступают метров на пятьдесят.

В рядах их врагов ликование, выражающееся в криках "Аллах велик!"

Ползком, ничего не видя из-за текущих по лицу слез, выбираемся из опасной зоны. Вдруг раздаются боевые автоматные и пулеметные очереди. Это уже серьезно. Неужели в действие вступили столь грозно потрясавшие автоматами "танзимисты" и начнется сражение взрослых вооруженных людей? Характерны действия солдат - при первых же выстрелах они прыгают в броневики и быстро отъезжают в более удобное для обороны место.

Но выясняется, что это сами же израильтяне открыли огонь (в воздух?) из окон оставленного персоналом отеля. Бронемашины возвращаются на прежние позиции, и солдаты вновь принимают охотничьи стойки на их подножках.

Теперь их отделяют от камнеметателей не только двести метров, но и облака слезоточивого газа, которые ветер несет в сторону жилых зданий.

Сквозь этот белый туман слышны вой сирен скорой помощи и крики. Значит, опять кто-то ранен или, может быть, как похороненный утром 13-летний Фэяр Дауд убит. А значит, опять с утра может повториться все тот же сценарий "интифады".

Когда она закончится?

Палестинцы, не запрещающие своим детям играть в игры со смертью, говорят, что только когда Израиль уберет свои войска из их городов и освободит дороги между ними.

Израильтяне ничего не говорят. И, несмотря на то что для некоторых из них служба в армии является священным долгом, а для других тяжелой обязанностью, они послушны и исполнительны. А значит, будут продолжать методично посылать пулю за пулей в толпы подростков, собирающих камни по ту сторону заваленного обгоревшими обломками автомобилей мертвого пространства, разделяющего сегодня арабов и евреев на Святой земле Палестины.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Четыре кита подмосковной экостратегии

Четыре кита подмосковной экостратегии

Ольга Соловьева

Региональная программа включает улучшение показателей в вопросах воздуха, воды, земли и восстановления популяции редких животных

0
378
Главы Минобороны Казахстана и Таджикистана обсудили ситуацию на таджикско-афганской границеу

Главы Минобороны Казахстана и Таджикистана обсудили ситуацию на таджикско-афганской границеу

0
193
ВС Украины четыре раза с начала суток обстреляли территорию самопровозглашенной ЛНР

ВС Украины четыре раза с начала суток обстреляли территорию самопровозглашенной ЛНР

0
227
Марокко не шпионило за президентом Франции — посол королевства в Париже

Марокко не шпионило за президентом Франции — посол королевства в Париже

0
211

Другие новости

Загрузка...