0
9235
Газета В мире Печатная версия

22.10.2020 19:50:00

Москва не желает терпеть амбициозную политику Турции на Южном Кавказе

Анкара готова к диалогу по Сирии и Ливии, но бескомпромиссна в Карабахе

Тэги: армения, азербайджан, карабах, нагорный карабах, война, конфликт, турция, сирия, ливия

Обострение конфликта вокруг Нагорного Карабаха - все статьи по теме


армения, азербайджан, карабах, нагорный карабах, война, конфликт, турция, сирия, ливия Фуат Октай заявил о реальной возможности введения войск Турции в Нагорный Карабах. Фото со страницы Фуата Октая в Facebook

Фоном визита заместителя главы МИД Турции Седата Онала в Москву 22 октября стали прозвучавшие в Анкаре жесткие заявления по Нагорному Карабаху. Так, накануне поездки турецкий вице-президент Фуат Октай подчеркнул, что его страна без колебаний направит регулярные войска в зону конфликта, если это потребуется. Атмосфера таких высказываний лишь усилила впечатление об углубляющихся противоречиях между Москвой и Анкарой.

Поездка Онала в российскую столицу была сопряжена главным образом с сирийской и ливийской проблематикой, которую Москва и Анкара по традиции обсуждают одновременно. Однако сделанные накануне в разговоре с CNN Turk высказывания Октая о том, что Турция «не колеблется» в вопросе отправки войск в Карабах, поселили подозрения, что Южный Кавказ будет фигурировать в числе тем российско-турецкой дискуссии. Впрочем, перед началом переговоров со своим турецким коллегой заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Вершинин поспешил внести ясность, заявив, что ситуацию в Карабахе они обсуждать не планируют. «Вы знаете, что у нас идет хороший обмен и по Сирии, и по Ливии, и мы его будем продолжать», – пояснил дипломат.

Вершинин дал понять, что тема Нагорного Карабаха отделена от ливийского и сирийского досье на российско-турецких переговорах. «Я, честно говоря, не вижу тут связи, – заявил российский дипломат, отвечая на соответствующий вопрос журналистов. – Могу сказать только одно: ситуация (на Южном Кавказе. – «НГ») обсуждалась в том числе и в Нью-Йорке на консультациях в Совете Безопасности, где было констатировано общее мнение о том, что главной сегодня является задача прекращения огня.

Об этом мы и говорили, когда встречались здесь, в Москве, министры иностранных дел двух сторон и наш министр иностранных дел». Речь идет об 11-часовых министерских переговорах по поводу Карабаха, которые состоялись в российской столице 9 октября.

В своем интервью CNN Turk Фуат Октай заявил, что российская сторона «попыталась найти решение» в рамках карабахского конфликта, однако «этого не удалось сделать», потому что без Турции диалог в принципе невозможен. В то же время турецкий вице-президент поспешил уверить, что с Кремлем никаких проблем в отношениях нет. «Россия, пожалуй, является одной из стран, с которой нам удалось установить здоровый диалог на фоне происходящего хаоса, хотя есть много тем, по которым мы не можем договориться, – обратил внимание Октай. – У нас могут быть проблемы, но также могут быть и сферы, в которых мы можем вместе работать. Если в этом отношении что-то изменится, то Турция об этом искренне объявит».

233-2-4480.jpg
Турецкие солдаты во время патрулирования
в сирийской провинции Идлиб. Здесь Москва
еще готова терпеть турецкое присутствие. 
Фото Reuters
Что касается Ближнего Востока и Северной Африки, то сирийский кризис сейчас создает наиболее серьезные проблемы для отношений Москвы и Анкары. Турецкое командование готовится к отражению очередной наступательной операции сирийских правительственных сил на подответственные ему районы (см. «НГ» от 21.10.20). За день до приезда Онала в российскую столицу заместитель руководителя российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии контр-адмирал Александр Гринкевич сообщил о том, что в районе находящейся в турецкой зоне влияния провинции Идлиб были зафиксированы примерно два десятка обстрелов со стороны радикальных формирований.

«Напряженность в двусторонних отношениях в последнее время демонстрирует глубину недоверия, которое уже давно сопровождает так называемое турецко-российское сотрудничество, – заявил «НГ» турецкий политолог Керим Хас. – Анкара для Москвы становится проблемным партнером, взаимодействовать с которым все сложнее. Критическая масса противоречий, безусловно, накапливается. Напряженность распространилась по всем фронтам и дошла до границ непосредственной зоны ответственности России – Южного Кавказа. Мягко говоря, это обстоятельство, как кажется, сильно беспокоит Москву». Упор турецкой элиты на военное решение нагорнокарабахского конфликта не может не раздражать Кремль, полагает аналитик.

«Нагорный Карабах – это не Сирия и Ливия, где Москва с трудом, но терпит проводимую Анкарой политику, – заметил Хас. – На этом фоне российская сторона отправляет позитивные сигналы тем государствам, с которыми у Турции кризисные отношения». Турецкий эксперт обращает внимание на то, что Москва на уровне дипломатов высказывала Афинам поддержку в рамках их спора с Анкарой в Восточном Средиземноморье, а также согласилась на первые в истории совместные учения в Черном море с Египтом. Если прибавить к этому напряженность в Карабахе, то встреча президентов Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана может состояться в скором времени, считает Хас. «Иначе образовавшийся ком проблем станет неуправляемым», – говорит он.

«На фоне конфликта в Нагорном Карабахе тема Сирии и Ливии немного ушла на второй план, а ведь там происходят важные события для понимания будущего турецко-российских отношений», – уверяет аналитик. Так, он обращает внимание на то, что Анкара постепенно закрывает свои наблюдательные пункты в сирийской провинции Идлиб, которые уже более года окружены силами армии президента Башара Асада. «В скором времени возможна активизация действий сирийской армии при поддержке России по южной стороне трассы М4, – говорит Хас. – Эрдоган для Москвы превращается в очевидный источник нестабильности и непредсказуемости. Именно поэтому взаимодействовать с ним в решении какого-либо конфликта для Кремля становится невозможным».

Эксперт считает, что желание Анкары быть посредником в урегулировании карабахского кризиса также выглядит по меньшей мере странно. «Турция никак не может претендовать на объективность хотя бы потому, что открыто называет Армению врагом, – отметил Хас. – Близкие отношения политической элиты Турции с джихадистами в скором времени могут привести к тому, что Москва при соответствующих условиях включит Турцию в страны, поддерживающие нестабильность в «ближнем зарубежье». Если Кремль допустит Анкару к реальным переговорам и посредничеству в решении карабахского конфликта, это будет означать согласие Москвы с той ролью, которую Анкара хочет играть в «зоне первостепенной ответственности» России». 


статьи по теме


Читайте также


Армения–Азербайджан: 26 лет спустя

Армения–Азербайджан: 26 лет спустя

Александр Храмчихин

В сегодняшнем мире все решает только сила

0
1902
Как и почему развалилась оборона Нагорного Карабаха

Как и почему развалилась оборона Нагорного Карабаха

Алексей Рамм

Армянский мобилизационный план потерпел фиаско

0
1935
«Виновны в государственной измене и пособничестве врагу»

«Виновны в государственной измене и пособничестве врагу»

Борис Хавкин

Как в Третьем рейхе подожгли «Советский рай»

0
1865
Громкость, чуткость, толерантность

Громкость, чуткость, толерантность

Сергей Печуров

Тонкости общения на Востоке и на Западе

0
344

Другие новости

Загрузка...