0
4246
Газета Накануне Печатная версия

11.12.2014 00:01:00

«Москито» тревожатся

Отрывок из книги Антона Первушина «Дрезденская бойня»

Тэги: история, вторая мировая война, дрезден, бомбардировка, курт воннегут

История Второй мировой войны хранит множество тайн. Отдельные ее эпизоды до сих пор плохо известны широкой публике, что дает обширное поле для спекуляций. Один из таких эпизодов – бомбардировка Дрездена в феврале 1945 года. Отечественный читатель судит о ней по роману знаменитого американского писателя Курта Воннегута «Бойня номер пять, Или крестовый поход детей», который скорее следует отнести к жанру фантастики. В ближайшее время в издательстве «Амфора» выходит книга Антона Первушина «Дрезденская бойня», которая претендует на разностороннее описание ситуации.

история, вторая мировая война, дрезден, бомбардировка, курт воннегут Святые плачут, глядя на руины Дрездена. Иллюстрация из книги

Утро 13 февраля 1945 года было посвящено уточнению последних деталей осуществления авиарейда на Дрезден. Командир разведгруппы пожаловался на незнание города и системы его противовоздушной обороны. Однако полагали, что если Дрезден и в самом деле использовался для прохождения войск со снаряжением и боеприпасами на Восточный фронт, то ПВО должна быть усилена.

В полдень приказ на выполнение задачи бомбардировки Дрездена получили штабы. Для участия в первой атаке были выделены 245 «Ланкастеров» из 5-й бомбардировочной группы, хотя позднее один самолет вышел из строя. Мощный контингент для нанесения второго удара был выделен из 1-й бомбардировочной группы: там запросили более 200 «Ланкастеров». Кроме того, на Дрезден были направлены 150 «Ланкастеров» из эскадрилий 3-й группы, 67 – из 6-й группы, 61 – из 8-й группы. Последние были оборудованы самой современной модификацией радиолокационного прицела H2S (Mark IIIF). Ожидалось, что новые радары обеспечат достаточно четкое изображение наземных объектов на экране.

Во второй половине дня подполковник Морис Смит, которому предстояло руководить налетом непосредственно над целью, был вызван в здание разведки 54-й авиабазы для последнего инструктажа по плану атаки. Офицеры базы напрасно искали одну из обычных карт целей, приготовленную для атак германских городов – в случае Дрездена ее попросту не было. Поэтому Смиту и его ведомым из эскадрильи «Москито» были выданы устаревшие карты района, которые являлись не чем иным, как черно-белыми глянцевыми копиями аэрофотоснимка, сделанного в ноябре 1943 года. Но при всем ее убожестве на этой карте были обозначены пункты, на которые следовало ориентироваться при атаке. Любопытно, что единственный черный крест, нанесенный на эту карту, отмечал здание Главного полицейского управления Дрездена, в подземных бункерах которого располагался командный центр штаба ПВО во главе с гаулейтером Саксонии Мартином Мучманом.

Самой заметной деталью топографии города, которая распознавалась на аэрофотоснимке, был большой стадион Фридрихштадта с открытой спортивной ареной, находившийся к западу от Старого города. Он вытянулся на 150 метров в длину и удачно вписывался в городские постройки между полосой Эльбы с одной стороны и линией железной дороги – с другой. Обе линии могли служить базовыми для соединения самолетов целеуказания при поиске стадиона в условиях минимальной видимости над Дрезденом. Лидеру маркировщиков нужно было четко обозначить стадион одним красным световым указателем. Когда подполковник Морис Смит сверит свое местоположение, он даст приказ остальным самолетам «Москито» дополнительно обозначить цель указателями так, чтобы весь стадион четко высвечивался красными огнями.

На инструктаже экипажу головного «Москито» было сказано, что цель атаки состоит в том, чтобы нарушить движение железнодорожного и другого транспорта через Дрезден. Но даже когда они изучали район, выделенный командованием для точной массированной атаки 5-й бомбардировочной группой, никто из присутствовавших офицеров, вероятно, не обратил внимания на то, что в секторе нет ни одной из восемнадцати пассажирских и товарных станций; не входит в него и железнодорожный мост Мариенбрюке через Эльбу – самый важный для дальних перевозок в любом направлении. Если этот факт и был замечен Морисом Смитом, он не стал поднимать вопрос. Час «Ч», который стал основным временем отсчета для всех экипажей, был намечен на 22.15.

В 19.57 девять скоростных истребителей-бомбардировщиков маркировочной группы «Москито» под командованием подполковника Мориса Смита поднялись в воздух с авиабазы в Конингсби. В 21.28 они вышли за пределы радиуса действия навигационной системы радиомаяков как в Англии, так и во Франции. Теперь штурманам приходилось полагаться на собственную аэронавигацию и правильность прогноза ветра для того, чтобы придерживаться курса и не допустить пролета над районами, хорошо защищенными силами ПВО. Так продолжалось до тех пор, пока они не уловили слабые сигналы на приборах навигационного оборудования дальнего радиуса действия «ЛОРАН». В 22.00 должна была начаться отвлекающая атака на Белен, а через несколько минут после нее маркировщики, полагаясь только на радиолокацию, сбросят свои световые парашютные бомбы и первичные зеленые указатели над Дрезденом.

Только в 22.49 штурманы наконец-то приняли сигналы от системы «ЛОРАН». Им нужно было уловить два радиолуча передачи для точного определения местоположения. В то время как Морис Смит озабоченно поглядывал на часы, его штурман терпеливо всматривался в экран прибора, пытаясь уловить второй луч. «Москито» были вынуждены подниматься все выше и выше. Было 21.56 – примерно через пять минут соединение будет над Дрезденом. В этот момент штурман обнаружил потерянный луч и сразу же получил необходимые координаты. Самолеты находились в 25 километрах к югу от Хемница (к юго-западу от Дрездена). Меняя курс, пилоты всех девяти «Москито» изучали горизонт на предмет заметных огней, которые подтвердили бы, что их расчеты верны.

фото
Смертей много не бывает. Иллюстрация из книги

В то же самое время край горизонта над Дрезденом вспарывала цепочка сполохов ярко-белого света, а в небе повис светящийся зеленый шар. К цели прибыли передовые «Ланкастеры» – самолеты-осветители из 83-й эскадрильи. Маркировочные бомбы первоначального целеуказания, сориентированные по радару H2S над S-образной излучиной Эльбы, падали прямо на Дрезден.

Когда головной «Москито» приближался к району цели, подполковник Морис Смит включил одну из двух бортовых УКВ-станций и услышал:

– Штурман наведения лидеру маркировщиков. Как слышите? Прием?

Смит ответил:

– Слышу вас хорошо. На уровне громкости сигнала пять.

Режим радиомолчания был нарушен впервые за все время полета над Германией. Штурман наведения снова вызвал Смита:

– Вы выше облаков?

– Пока выше, – ответил тот.

– Видите ли вы зеленые огни?

– Да, да, я их вижу. Облачность не очень плотная.

Настало время приступить к обозначению целей. Теперь осветительные огни горели над Дрезденом очень ярко. Город под ними выглядел мирным и безмятежным. Морис Смит тщательно осмотрел цель: к своему удивлению, он не увидел ни одного прожектора, ни одного отблеска огня зениток. Он осторожно облетел город, определяясь с местоположением своего «Москито». На сортировочной станции Фридрихштадта подполковник увидел паровозик, который, натужно пыхтя, тащил за собой несколько товарных вагонов. Возле большого здания Центрального вокзала появился еще один столб дыма – другой паровоз вывозил на открытое пространство пассажирский поезд с белыми вагонами.

Наступило время начать заход на обозначаемую маркировщиком цель. Смит бросил «Москито» в крутое пике, внимательно наблюдая за высотомером. Маркировочные бомбы были настроены так, чтобы взорваться под действием изменения атмосферного давления на высоте двухсот метров. Если сбросить их с меньшей высоты, то они либо подожгут сам самолет, либо не будут падать необходимым каскадом.

Подполковник проследил взглядом за линиями железной дороги, уходящими от Центрального вокзала к Эльбе. Налево от железнодорожных мостов находился стадион – объект его маркировки. Теперь Смит был готов начать заход и послал в эфир вызов «Лидер маркировщиков пошел!», чтобы предупредить ведомых.

Первый ампульный патрон с огневой смесью загорелся, когда фотокамера, установленная на борту, «смотрела» на больницу Фридрихштадта. В объектив попал момент, когда 500-килограммовая маркировочная бомба выбрасывалась из отсека – ее характерный силуэт на снимке заслонил крышу небольшого прямоугольного здания на территории больницы.

Подполковник выровнял машину, сохраняя большую скорость, ведь он все еще не знал, есть ли внизу зенитки. Вспышка фотокамеры сработала во второй раз: бомба выделялась темным пятном над залитым светом стадионом. Головной «Москито» пролетел над стадионом и устремился к реке. Последовала команда: «Второй маркировщик, пошел!» Следующий «Москито» летал над железной дорогой, готовый учесть возможный промах при сбросе бомбы лидером маркировщиков, и сразу пошел в пике.

Командир головного «Ланкастера» хорошо видел красные огни, горящие неподалеку от стадиона.

– Алло, лидер, – позвал он, – указатель находится примерно в ста метрах от обозначаемой цели.

Эфир заполнили голоса:

– Штурман наведения лидеру маркировщиков: хороший выстрел!

– Теперь отходим, отходим.

– Лидер маркировщиков всем маркерам: отходим, отходим.

– Пятый маркировщик лидеру: понял.

– Второй маркировщик лидеру: есть отход!

Было 22.06. До времени «Ч» осталось еще девять минут, но цель уже была четко обозначена. Другим «Москито» оставалось только сбросить свои бомбы на подсвеченное красным место для усиления огня.

97-й эскадрилье было дано указание приближаться к обозначаемой цели на различных высотах, чтобы избежать столкновений во время барражирования над городом. Штурмана наведения запросил экипаж «Ланкастера», выполнявшего обязанности дополнительного контролера:

– Скажите, как видите свет?

Командир бомбардировщика ответил:

– Вижу три указателя цели сквозь облака.

Было 22.07, восемь минут до времени «Ч». Маркирование прошло намного лучше, чем ожидалось. Сияющая россыпь красных огней заполнила пространство вокруг стадиона. Каждый маркер выглядел сверху островком горящих факелов, разбросанных в радиусе нескольких десятков метров от места падения бомбы. Их было слишком много для того, чтобы быстро погасить.

Морис Смит, самолет которого находился на высоте километра над притихшим Дрезденом, вновь и вновь повторял по своему УКВ-передатчику:

– Лидер маркировщиков соединению: выходите в атаку и бомбите по красным указателям целей согласно плану.

Было ровно 22.10. Подполковник вызвал головной «Ланкастер» и спросил:

– Могу я отправить маркировщиков домой?

Командиру головного бомбардировщика пришло в голову, что немцы вполне могли устроить ложную цель по соседству с истинной: не имея в своем распоряжении точной карты, было бы неразумным игнорировать такую возможность.

– Штурман наведения лидеру маркировщиков: если вы какое-то время будете поблизости и оставите одного парня, то остальные могут отправляться домой.

– Хорошо, штурман!

Смит обратился к своим ведомым:

– Уходим домой! Уходим домой! Подтверждаю.

Один за другим «Москито» ложились на обратный курс. Командир головного «Ланкастера» все еще передавал бомбардировщикам основных сил:

– Штурман наведения соединению: бомбите по средоточию красных огней согласно плану.

Зенитные орудия продолжали молчать. Морису Смиту стало ясно, что Дрезден фактически не защищен. Он мог, не опасаясь, приказать тяжелым четырехмоторным «Ланкастерам» опускаться и бомбить с низких высот, обеспечивая, таким образом, более равномерное распределение сбрасываемых бомб. Он вызвал самолет связи:

– Передайте самолету на высшем эшелоне приказ спуститься ниже среднего слоя облаков.

– Вас понял!

В 22.13, за две минуты до времени «Ч», бомбы начали сыпаться на Дрезден. Яркая голубая вспышка разорвала ночную темноту, когда сдетонировала первая серия бомб – удар, вероятно, пришелся по электроподстанции.

– Лидер маркировщиков штурману наведения: бомбы, кажется, теперь легли, как надо. Конец.

– Да, они показали себя отлично. Теперь, если хотите, можете идти домой. Спасибо.

– Алло, штурман наведения: спасибо, уходим домой... Хорошая работа. Отлично отбомбились!

«Ланкастеры» один за другим приближались к стадиону и красному свету маркировочных бомб. Затем одни устремлялись на юг, другие – почти на восток, веером расходясь над Старым городом, который начали охватывать пожары. Весь сектор представлял собой поле мерцающих огней – тут и там наблюдались ослепительные вспышки фугасных бомб, разбрасывающих осколки и разрушающих здания.

В 22.20 подполковник в последний раз вызвал самолет связи, когда поворачивал свой «Москито» на обратный курс:

– Связному номер один, отправьте послание домой. Цель успешно атакована, точка, основной план, точка, сквозь облака, точка.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Всё – с «Начала…»

Всё – с «Начала…»

Лиза Бакт

Первое в России исследование библиохроники русской Ньютонианы

0
1843
Бабий век и Russian Brandy

Бабий век и Russian Brandy

Сергей Шулаков

Культура и просвещение при дворе Романовых

0
813
«Борис Годунов» в Аргентине

«Борис Годунов» в Аргентине

Елена Лебедева

Хроника гастролей Шаляпина за океаном

0
600
Чей Хлопуша лучше: Высоцкого или Есенина

Чей Хлопуша лучше: Высоцкого или Есенина

Виктор Леонидов

Возвращение голосов Ахматовой, Гумилева, Мандельштама, Маяковского, Волошина, Брюсова и других поэтов Серебряного века

0
488

Другие новости

Загрузка...
24smi.org