0
1170
Газета Мемуары и биографии Печатная версия

20.10.2005

Король-библиофил

Тэги: Дружинин, Книги Фридриха Великого


Петр Дружинин. Книги Фридриха Великого, или Описание коллекции сочинений и изданий прусского короля, напечатанных при его жизни, сделанное по экземплярам, прежде принадлежащим самому королю и его наследникам, а ныне находящимся в Российской государственной библиотеке. - М: Трутень, 2005, 296 с.

Если бы содержание книги было иным, стоило обратить на нее внимание благодаря полиграфическому оформлению: хорошая бумага, обилие иллюстраций, красивый переплет. Издана она, если так можно сказать, любовно, и это предопределяет отношение читателя. Но это не сборник стихов с фривольными гравюрками, а научное описание книг Фридриха Великого.

Руководствуясь предисловием, совершим небольшой экскурс в историю. Прусский король Фридрих Великий (1712-1786) был страстным библиофилом: им было собрано семь библиотек, не считая собственно Берлинской королевской библиотеки, которая имела характер государственной. Книжное собрание короля не было очень большим по меркам Века Просвещения, но и маленьким его не назовешь - около десяти тысяч томов. К началу Второй мировой войны книги Фридриха хранились во дворцах в Сан-Суси, Потсдаме, Бреслау, Шарлоттенбурге и Берлине. Но после 1945 года на своем месте осталась только небольшая библиотека дворца Сан-Суси, а все остальное было вывезено союзниками по антигитлеровской коалиции. Подавляющее большинство книг попало в Советский Союз, а книги Фридриха достались Библиотеке им. Ленина и были рассеяны по ее фондам.

Библиотека Фридриха не была, в сущности, "библиофильским" собранием, подобно прославленным коллекциям его современников. Она довольно обычна - традиционный, расширенный возможностями владельца набор: античная классика, философия, древняя и новая история, натуральная история, церковная история, военное дело, прекрасно подобранная беллетристика, энциклопедические издания, подборки периодики┘ Подавляющее большинство книг издано в том же XVIII веке и особенного библиофильского интереса не представляют, ни инкунабул тебе, ни Альдин, ни иллюминированных рукописей┘

И именно на таком "безрыбье" и однообразии великолепно переплетенных томов оказалось возможным найти подлинные жемчужины, сохранившиеся во много меньшем количестве, чем многие издания колыбельного периода книгопечатания. И книги эти - как ни удивительно - собственные сочинения Фридриха, а также книги, напечатанные по его распоряжениям и для него самого.

Хотя в заглавии автор пишет "описание коллекции", в коллекцию они собрались только под переплетом книги Дружинина. Объяснение этого читаем в предисловии: "Основная часть уцелевших книг из дворцовых библиотек теперь хранится в Российской Государственной библиотеке (бывш. ГБЛ). На части книг стоит гербовый штемпель с текстом "Konigliche Haus-Bibliothek". Книги эти были распределены по хранилищам РГБ по совершенно непонятному принципу: значительная часть их, видимо по причине отличных переплетов, сосредоточена в Музее книги, часть находится в основном хранении главного здания и очень большое число томов вывезено в хранилище отдела "газет и малоспрашиваемой литературы" в подмосковный город Химки".

Чтобы расставить все точки над "i", продолжим цитату: "И ведь является чистой правдой, что книги эти мало спрашиваемы. Более того, автор этих строк заказывал большинство этих книг первым и последним за прошедшие с их переезда в нашу страну годы. И драгоценные тома с правкой короля Фридриха Великого, и обширные маргиналии Вольтера на страницах книг короля, подносные и корректурные экземпляры королевских сочинений, и редчайшие памфлеты Фридриха┘ Все это предано забвению, лежит под спудом, покрытое пылью и безразличием. И только иногда мы видим единственный след новейшей эпохи - советский фиолетовый штамп "погашено", нанесенный поверх гербового штемпеля прусских королей".

Первая глава, "Сочинения", состоит из описаний различных собраний сочинений и стихов Короля, наиболее ценное из которых - "Сочинения философа Сан-Суси" 1750 года с гравюрами Г.Шмидта, отпечатанные в башне Берлинского дворца в собственной королевской типографии. Издание печаталось королем исключительно для себя и близких друзей, но никто не имел возможности забрать свои экземпляры, уезжая от Фридриха. Дружинин доказывает, что хранящийся в Ленинке комплект - единственный сохранившийся. В той же главе описываются корректурное, известное в единственном экземпляре, собрание стихотворений 1760 года (# 3), а миниатюрный двухтомник 1762 года - в двух, второй экземпляр хранится в лондонской Британской библиотеке.

Вторая глава повествует об издании самого известного среди современников королевского опуса - "Анти-Макиавелли" - опровержения на книгу Н.Макиавелли "Государь". Именно эта книга принесла молодому прусскому королю славу "философа на троне". История издания этой книги в отличие от описанных в других разделах хорошо известна.

Третья глава посвящена историческим сочинениям: "Фридрих не без основания считал себя летописцем собственного отечества. До настоящего времени его исторические сочинения являются важнейшим источником по истории Пруссии и сердца ее - земли Бранденбург со столицей в Берлине".

Четвертая глава описывает "Разные сочинения". Несмотря на маргинальность большинства сочинений, многие из них являются библиографическими редкостями, будучи отпечатаны всего в нескольких экземплярах. Эти разнообразные по тематике произведения представляют Фридриха Великого как энциклопедически образованного и многогранного человека. Оказывается, что он автор и поучений для юношества, и полемических памфлетов против Руссо и Гольбаха, и даже писал либретто для опер┘

Но наиболее интересным нам показался последний, пятый раздел - "Издания короля". Если книги из предыдущих глав уже несколько столетий в литературе ассоциируются с именем Фридриха, то описанные в этом разделе - впервые собраны вместе.

Дружинин подробно пишет о сделанном королем "Извлечении из исторического и критического словаря" Пьера Бейля (1647-1706), а также публикует обнаруженное им в одном из экземпляров оригинальное письмо типографа, выпустившего в 1785 году в свет королевские "Извлечения из логики и метафизики Бейля". В подробностях рассказано об издании королем "Краткого курса церковной истории аббата Флери", выдержек из трудов по военному искусству, стихотворений аббата Шолье и госпожи Дезульер. Крайне любопытен рассказ об изданиях Горация и Овидия, напечатанных в 1747 и 1750 годах без обозначения места издания. Мизерный тираж этих книг (24 и 12 экземпляров) не позволял ранее разобраться с их местом издания и издателем. Дружинин убедительно доказывает, что их по королевскому распоряжению отпечатал типограф Жан Нэом в Гааге. Также автор обращает внимание читателя на еще один обнаруженный им экземпляр двухтомного Овидия - из библиотеки президента Берлинской академии наук, - который сейчас хранится в музее "Архангельское".

Завершается книга приложением, которое без труда могло бы стать ядром самостоятельного сочинения: Дружинин факсимильно публикует обнаруженные им маргиналии Вольтера и Фридриха на полях статьи "Рассуждение о причинах установления или уничтожения законов", сделанные в 1750 году, а также помещает их расшифровку. Эти маргиналии, конечно, не производят революции в изучении творчества Вольтера, но очень важны как эпизод его дружбы с Фридрихом и, несомненно, придают этой библиографической работе совершенно иное звучание. Удивительно, что такой замечательный рукописный материал хранился более полувека под носом у всех - в отделе редких книг Ленинки - и никто не удосужился им поинтересоваться. А ведь несколько десятилетий в Москве не было обнаружено ни единого автографа фернейского старца!

Было бы нечестно не сказать о недочетах. Книга, несомненно, единственная в своем роде и чрезвычайно интересна, наводнена многочисленными любопытными сведениями, которые публикуются на русском языке в основном впервые. Но такой материал, даже, скажем, особенно такой материал нуждается в опытном редакторе, нехватка которого зачастую ощущается. Редакционные недочеты касаются как русского языка, так и многократно, даже излишне, употребляемого французского. Если специалист по книговедению может догадаться, что "exemplaire sur grand papier" - это экземпляр, специально отпечатанный на бумаге большего формата, то понять, что значит "переплет veau", затруднительно. А ведь это просто телячья кожа (к счастью, король предпочитал переплетать свои книги в красный сафьян - и поэтому спотыкаться о слово veau придется редко).

Из фактических ошибок обращает внимание несуразность, допущенная автором в рассказе об издании "Краткого курса церковной истории аббата Флери". Дружинин пишет, что автором Церковной истории был кардинал Андре-Эркюль де Флери (1653-1743), тогда как сам упоминает в описании экземпляра, что под портретом подпись "Клод Флери". После пассажа про встречу Андре-Эркюля Флери с королем Дружинин углубляется в описание различных изданий Церковной истории, но уже описывает издания "правильного" - Клода Флери (1640-1723), настоятеля собора Парижской Богоматери. Вполне понятно, что это обычная путаница с однофамильцами, но она явно диссонирует с остальным хорошо разработанным фактическим материалом.

По прочтении неизбежно возникает вопрос: что будет дальше с этим комплексом, да и с библиотекой Фридриха Великого вообще? Ведь масштаб почитания Фридриха в Германии подобен памяти Петра Великого в России; и вряд ли мы смотрели бы спокойно на то, как в чужой стране пылятся остатки библиотеки нашего самого выдающегося монарха. Вопросы реституции сложны, но, даже исходя не из политики, а из соображений здравого смысла, необходимо поставить вопрос если не о передаче книг Фридриха Великого Германии (что было бы вполне разумно и подарило бы им вторую жизнь), то хотя бы о выявлении книг короля в фондах РГБ и об издании их полного каталога.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org