0
4008
Газета Кино Печатная версия

09.04.2019 19:52:00

Канны охватила "Эпидемия" и захватили тролли

Россию на фестивале сериалов Canneseries представляет проект Павла Костомарова

Тэги: канны, фестиваль, сериалы, эпидемия, павел костомаров


канны, фестиваль, сериалы, эпидемия, павел костомаров Авторы «Магнуса» переосмысляют так называемый скандинавский нуар. Кадр из сериала «Магнус». 2019

Второй год подряд за месяц до Каннского фестиваля на Лазурном Берегу проходит другой, не менее важный смотр, где с площадками вроде Netflix не борются, а, наоборот, всячески приветствуют их участие – ведь в программе не фильмы, а сериалы. В рамках Canneseries, который, в свою очередь, является частью крупнейшего мирового рынка контента MIPTV, на большом экране показывают будущие телехиты со всего мира. В этом году в основной программе – 10 проектов, в том числе и российская «Эпидемия» Павла Костомарова.

Отечественный сериал соревнуется с ТВ-шоу из Израиля, Норвегии, Испании, США, Германии, Великобритании и Бельгии. Впрочем, программа Canneseris разнообразна не только географически, но и жанрово – от абсурдистской комедии до постапокалиптической драмы. Последнее относится как раз к российской «Эпидемии», снятой по мотивам романа «Вонгозеро» Яны Вагнер и рассказывающей о людях, вынужденных спасаться от распространяющейся по стране и миру смертельной эпидемии, вызванной неизвестным вирусом и превращающей людей в некое подобие ходячих мертвецов. Герои – и это основной драматический задел «Эпидемии» – оказываются вместе хоть и по воле случая, но не совсем случайно. Мужчина (Кирилл Кяро), его теперь уже бывшая жена (Марьяна Спивак) с их маленьким сыном, его нынешняя пассия, она же любовница (Виктория Исакова) с ее сыном-подростком, его друг и сосед (Александр Робак) с молодой беременной супругой и дочкой-школьницей, его немолодой отец (Юрий Кузнецов) – именно в таком составе группа спасается бегством из зараженной Москвы. От себя, впрочем, не убежишь – уже по первой серии понятно, что конец света будет для персонажей меньшей из проблем.

Оператор и документалист Павел Костомаров несколько лет назад весьма успешно попробовал свои силы на телевидении, где в качестве режиссера работал над такими сериалами, как «Чернобыль: Зона отчуждения» и «Закон каменных джунглей». Новая работа стилистически близка двум названным сериалам – снята в свойственном экшен-фильмам темпе, но, конечно, не без операторских изысков и драматического накала. Фокус – и в прямом, и в переносном смысле – направлен на героев, которым трудно отбросить существующие между ними разногласия и обиды даже перед лицом зомби-апокалипсиса. Хочется верить, что сама эпидемия не превратится в исключительно фоновую историю, и зрелищных батальных сцен или сцен в жанре триллера или даже хоррора в последующих эпизодах будет больше. В противном случае остается рассчитывать на талант сценаристов и актеров, которым придется тянуть на себе очередную психологическую разговорную драму.

По фантазийности замысла «Эпидемию» в конкурсе Canneseries превосходит разве что норвежский «Магнус» – впрочем, этот проект стоит особняком не только в каннской программе, но и в мировом сериальном движении в целом. Авторы «Магнуса» переосмысляют самый популярный в родной Норвегии и соседних странах жанр – детективный. Иронизируют над сюжетами, атмосферой, самим форматом так называемого скандинавского нуара, выворачивают наизнанку его базовые составляющие. Например, место главного героя – как правило, талантливого, но порочного детектива – в «Магнусе» занимает полицейский-неудачник, человек-катастрофа, мыслящий за рамками привычной логики, мастерящий роботов и виртуозно изменяющий собственную внешность с помощью пластического грима. По абсурдному стечению обстоятельств именно ему поручают расследование странного исчезновения известного актера и не менее странной смерти его подружки. Действуя вопреки здравому смыслу и в компании школьника и еще более нелепого детектива-напарника, всю дорогу помышляющего о самоубийстве, герой по имени Магнус тем не менее добивается некоторого прогресса в своем расследовании – если так можно сказать, учитывая, что в деле оказывается замешан настоящий лесной тролль. До конца осмыслить и даже описать происходящее на экране невозможно – это, что называется, надо видеть. И интерес вызывает в данном случае не только обескураживающий сюжет и жанр абсурдистского комедийного детектива (и даже не тролль, который, к слову, собственной персоной представлял сериал на фестивале), а то, с какой иронией и самоиронией подошли норвежские авторы к национальной культуре и к ее самому популярному экспортному продукту, сняв сериал, пародирующий сериалы.

Что касается остальной программы, то очевидными претендентами на победу выглядят израильский «Нихама» – драмеди про овдовевшего отца пятерых детей, который к тому же мечтает о карьере стендап-комика, и испанская «Идеальная жизнь» – в хорошем смысле приземленная вариация на тему «Секса в большом городе». И то и другое, несмотря на простоту замысла, – как глоток свежего воздуха. Особенно на фоне также оказавшихся в конкурсе очередного проекта Netflix весьма посредственного и вторичного немецкого сериала с обманчиво обнадеживающим названием «Как продать наркотики онлайн (быстро)», или слезливой и псевдофилософской японской мелодрамы «Джуничи», продюсером которой является режиссер Хирокадзу Корээда. К слову, автор «Магазинных воришек», победивших на Каннском кинофестивале в 2018 году, – а вот выиграть конкурс сериального Канна ему с такими серьезными соперниками удастся едва ли.  n

Канн


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тоби не получит лишнего овса

Тоби не получит лишнего овса

Ольга Галахова

Владимир Панков обнаружил в "Медведе" особый чеховский подтекст – стихию женского лицедейства  

0
1107
Обезвредить театрального критика

Обезвредить театрального критика

Евгений Авраменко

Как я был Магдой Геббельс

0
1229
Тихий танец-манифест и "Жизель" как эхо 1968-го

Тихий танец-манифест и "Жизель" как эхо 1968-го

Наталия Звенигородская

Философия Уильяма Форсайта и политика Акрама Хана на XIV Чеховском фестивале

0
1226
Как камера превращается в посредника

Как камера превращается в посредника

Петр Кромских

Фестиваль визуальной антропологии в Москве продемонстрировал документалистику, не укладывающуюся в жанры

0
1495

Другие новости

Загрузка...
24smi.org