0
1781
Газета Дипкурьер Печатная версия

30.01.2006

«Медовые месяцы» Ангелы Меркель

Тэги: меркель, канцлер, берлин


меркель, канцлер, берлин Ангела Меркель использует на переговорах свое целеустремленное и обезоруживающее обаяние.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Старт канцлерства Ангелы Меркель оказался весьма удачным. Фортуна пока сопутствует ей как на поле внешней, так и внутренней политики. Рейтинг первой женщины, возглавившей правительство объединенной Германии, достиг рекордной высоты 85%, неведомой ни одному из ее предшественников.

Новый стиль Берлина

На «разгонном этапе» своего канцлерства Ангела Меркель наиболее активно занялась внешнеполитической деятельностью. Между тем, казалось, напрашивались другие приоритеты. Ведь ее предшественник Герхард Шрёдер и его красно-зеленая коалиция «споткнулись» не на популярной внешней политике, а утратили власть из-за неудач на экономическом и социальном поле. Однако внешнеполитические дела объективно и субъективно представали как раз в связи со сменой вех в Берлине не менее неотложными.

Во-первых, досрочные выборы и порожденный ими тупик власти практически на полгода парализовали участие Германии в международных делах. Объективно требовалось срочно восстановить дипломатическую дееспособность Берлина. Во-вторых, появление новой «черно-красной» коалиции не могло не вызвать среди партнеров Германии как беспокойства, так и ожиданий в отношении ее внешнего курса. А это требовало авторитетных разъяснений. В-третьих, Ангела Меркель была все-таки новичком на сцене большой политики. Хотя она и ранее была знакома с большинством ведущих лидеров по обе стороны Атлантики, но отныне ей требовался контакт с ними совершенно иного характера. Уже не как главы оппозиции и председателя ХДС, а на равном уровне глав государств и правительств.

Всем этим и объяснялся цикл ознакомительных туров Ангелы Меркель по столицам важнейших партнеров Германии. Он начался сразу после ее избрания 22 ноября в бундестаге с визита в Париж. После этого Меркель посетила Брюссель, Лондон, Рим, Варшаву. Но эти акции были как бы прелюдией к двум визитам, наиболее важным для определения приоритетов и новых акцентов Берлина в мировой политике. Речь идет о январском визите в Вашингтон и вслед за ним поездке в Москву, которая может считаться завершением упомянутого цикла премьер.

Особого внимания Меркель удостоилась в Вашингтоне. Герхарду Шрёдеру, которого не желали видеть в Белом доме из-за оппозиции войне в Ираке, и в мечтах не мог присниться такой прием. Президент Джордж Буш уделил Ангеле Меркель три часа, осыпал ее комплиментами, назвав смущенную «мадам канцлер» элегантной, умной, внушающей доверие. Таким образом американская администрация демонстративно выразила свое стремление покончить с периодом отчужденности и недоверия в отношениях с Германией.

Не секрет, что в Вашингтоне с этим связывают определенные ожидания. Тем более что и в коалиционном договоре, и в первом правительственном заявлении Меркель подчеркнута приоритетность отношений с США и НАТО, общих ценностей свободы и демократии. Обстоятельства заставляют Вашингтон искать немецкой поддержки даже не столько в Ираке и Афганистане, сколько в продвижении политики США в Европе, вызывающей все новые и новые кризисы доверия к ней.

Как писала парижская «Фигаро», Америка «требует от Германии, чтобы из «старой Европы» она перешла в лагерь «новой Европы», отличительными признаками которой считается близость к США. Хорошо известно, что Вашингтону не нравилось динамичное партнерство Германии и России, сопровождавшееся личной дружбой Шрёдера и Путина, и Госдеп не скрывает, что хотел бы их «дешрёдеризации», привнесения в них дистанции, сведения к чисто деловому характеру.

Подобные оценки не могут не вызывать настороженности в Москве. Конечно, объективные национальные интересы Германии и упроченная за последние годы основа российско-германского партнерства не допускают серьезного отката по этой линии. Но столь же объективно, что отношения с США для Берлина далеко не абстракция, учитывая хотя бы объемы экспорта и наличие американских баз и гарнизонов в Германии. Стремление Меркель улучшить отношения с главным союзником – нормальное явление. Но станет ли Берлин «чуть ближе» Вашингтону или «чуть дальше» от Москвы, тоже не безразлично для атмосферы не только двусторонних отношений, но и хода европейского и международного развития.

Перед Ангелой Меркель и разработчиками политики, связываемой теперь с ее именем, перед визитами в Вашингтон и Москву стояла непростая задача: наладить и там, и там личные рабочие отношения и контакт, обещающий доверие. Ей это удалось. В Вашингтоне обе стороны выразили удовлетворение общением и переговорами, заговорили об открытии «новой главы» в американо-германских отношениях, наметили активизацию взаимных контактов, включая планируемый на май визит Меркель в США. В Москве была вновь подчеркнута преемственность стратегического партнерства России и Германии, как в двусторонних, так и международных делах, утверждена целая программа мероприятий в экономической сфере, а также личных встреч президента и канцлера на ближайшие месяцы.

Правда, в Вашингтоне Меркель говорила о дружбе, а в Москве была сдержаннее в эмоциях. Но примечательно, что в обеих столицах она оперировала с позиций, доставшихся ей в наследство. Для отношений с США это прежде всего окрепший суверенитет Германии. Поэтому не было и речи о возвращении Берлина к былой роли «младшего партнера», всегда и во всем следующего линии американского патрона. Германия, поясняла канцлер американской аудитории, стремится к «роли посредника, а не поляризатора». Западная пресса довольно единодушно отмечала, что после визита Меркель Берлин не стал «подручным США». Но и в российско-германских отношениях, несмотря на отсутствие объятий, ничего существенного пока не изменилось.

Таким образом, наиболее заметным «новшеством», привносимым новым канцлером во внешнюю политику, остается то, что получило название «стиль Меркель». Иными словами, то, что во время визитов (в отличие от Шрёдера) она открыто касается тем, слывущих в соответствующих столицах щепетильными. В Вашингтоне – это бесчеловечное обращение с узниками лагеря Гуантанамо, который она порекомендовала закрыть, а также тайные захваты заложников американскими спецслужбами. В Москве – Чечня, нарушения прав человека, вопросы демократии. Критика эта, быть может, и неприятная ее собеседникам, но достаточно взвешенная, спокойная по тональности, не вызывающая проблем для основ отношений.

Решающий фактор

Ангеле Меркель повезло, ее политическая карьера сложилась чрезвычайно быстро. Будь то Маргарет Тэтчер или другие известные деятельницы, у них на достижение главных вершин уходили десятилетия работы в партиях, парламентах, кабинетах. У Меркель абсолютный рекорд: прошло всего лишь 15 лет с тех пор, как она, физик по образованию и профессии, занялась политикой, стала министром в правительствах Гельмута Коля, лидером ХДС и в итоге федеральным канцлером ФРГ.

Конечно, восхождение на вершину власти оказалось не совсем таким, как ей виделось. Ответственность за страну пришлось делить с социал-демократами в рамках большой коалиции. И это уже не совсем тот курс жесткой ревизии социально-экономической программы красно-зеленой коалиции, которую Меркель предлагала в своих предвыборных речах. С другой стороны, ей везет и тут, поскольку болезненные реформы Шрёдера, стоившие ему потери канцлерства, приносят кое-какие признаки экономического оздоровления. Чуть-чуть снизилась безработица, прогнозы сулят переход экономики от стагнации к росту примерно на 1,7%.

Для оживления экономики на днях на закрытом заседании кабинета в замке Генсхагер была принята государственная инвестиционная программа на 25 млрд. евро. Это тоже своего рода «национальный проект»: инвестиции направляются в сферы исследований, поддержки экономики, транспортной инфраструктуры и даже (2,5 млрд. евро) на содействие частному найму в семьях. С учетом средств федеральных земель и коммун общий объем финансовых вливаний должен достичь 37 млрд. евро. Еще 20 млрд. капиталовложений ожидается со стороны самих предприятий и фирм.

Многие эксперты считают это в раскладе на четыре года недостаточным. Однако новый лидер надеется, что такое стимулирование даст импульс всеобъемлющей инвестиционной деятельности и позволит Германии занять к 2010 году передовые экономические и технологические позиции в глобальном мире. Сторонники жесткой экономической политики хотели бы иного. Как обычно, прежде всего снижения «социальной нагрузки» на производственные расходы до 40%.

Но большая коалиция не может себе позволить дальнейшего ущемления интересов широких слоев населения, которые и так пострадают при трехпроцентном увеличении со следующего года НДС. В целом социально-экономические проблемы образуют некий заколдованный круг. Массовая безработица сдерживает внутренний спрос. А он необходим для оживления конъюнктуры не меньше экспортных заказов, где дела обстоят довольно благополучно.

«Мы сделаем все, чтобы экономика могла расти сильнее», – говорит Ангела Меркель. Однако серьезные немецкие эксперты полагают, что в силу обстоятельств программа роста носит скорее символический характер. Поскольку в стране все еще царит почти пятимиллионная безработица, а работающие боятся потерять место, подстегнуть внутреннюю конъюнктуру будет крайне сложно. А если Ангеле Меркель не удастся достичь быстрых успехов на этом поприще, предупреждает газета «Вельт», «высокий рейтинг мнения быстро канет в прошлое».

Время есть

Впрочем, не исключено, что везение и удача не покинут Ангелу Меркель и в дальнейшем. Пока она неплохо управляется и дома с большой коалицией христианских и социал-демократов, в которой есть свои проблемы и едва прикрытые противоречия. Наблюдая бундесканцлерин, немцы все еще удивляются и гадают, в чем секрет успеха скромной дочери евангелического пастора, по меркам политики еще совсем недавно совершенно безвестной в Германии, а тем более за ее пределами.

Одни считают, что опыт физика помогает ей точно просчитывать политические шаги, словно цепную реакцию. Другие обращают внимание на то, что в преследовании политической цели ее не отвлекают эмоции. Третьи подчеркивают, что на переговорах она использует свое «целеустремленное и обезоруживающее обаяние». А премьер-министр Гессена Роланд Кох предупреждает: «Ангела Меркель владеет искусством выждать нужный момент и тогда предпринять правильный ход».

Сама восходящая звезда германской и европейской политики призналась на днях, что «порой с интересом» читает гороскопы. Но что касается практической деятельности, то она недаром любит повторять, что «политика начинается с рассмотрения реальности», на которую она, очевидно, и ориентируется как в дипломатии, так и во внутригерманских делах.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Подковерная борьба в ФРГ закончилась победой Меркель

Подковерная борьба в ФРГ закончилась победой Меркель

Олег Никифоров

Министром обороны Германии стала Аннегрет Крамп-Карренбауэр

0
958
Министр обороны ФРГ перешла дорогу Меркель

Министр обороны ФРГ перешла дорогу Меркель

Олег Никифоров

0
1165
Почему политическое лето в Германии обещает быть жарким

Почему политическое лето в Германии обещает быть жарким

Олег Никифоров

Кадровые проблемы из-за странного недомогания  канцлера

0
1344
Отто Йон: жертва сложившихся обстоятельств или тайный агент?

Отто Йон: жертва сложившихся обстоятельств или тайный агент?

Николай Шварев

Трагичная история первого руководителя западногерманской контрразведки

0
3264

Другие новости

Загрузка...
24smi.org