0
3461
Газета Культура Печатная версия

15.03.2001

Дебилизм спасет мир

Тэги: Качанов, Охлобыстин, Бондарчук, кино


Новую картину "Даун Хаус" Романа Качанова и Ивана Охлобыстина по "Идиоту" Достоевского хочется назвать то ли "Идиот и К" (в честь недавней премьеры "Бременских и К" Александра Абдулова), то ли просто очередным тусовочным кино. Самым же правильным было бы хранить его в семейных архивах съемочной группы для развлечения родственников и знакомых.

Роман Качанов собрал хороших актеров и просто друзей. Всерьез именовать их персонажами означенного романа, пускай и в ремейке, невозможно. Каждый изображает себя, играясь именами и мотивами из Достоевского. Федор Бондарчук (то есть князь Мышкин) в шапочке с ушками и завязочками сидит за ноутбуком, а от наркотиков отказывается: "Нет, спасибо, меня и так "прет", наяву". Жена режиссера Анна Букловская (то есть Настасья Филипповна) с видом измотанной интердевочки посылает всех "в жопу". Известный по "Дежа вю" и "Сексмиссии" собственной персоной Ежи Штур (то есть генерал Иволгин) нежно воркует с оторопевшим придурком Мышкиным о том, как он ему в его туманном детстве "жопку мыл" на водах - то ли в Баден-Бадене, то ли в Ницце. Юозас Будрайтис (то есть генерал Епанчин) угрюмо занимается с гантелями в спортзале и предлагает в приданое дочери то ли просроченную тушенку, то ли вагоны медикаментов. Из всех любовных перипетий запоминается только то, как Мышкин и Аглая вместе дружно писают где-то на Ленинских горах, любуясь природой┘

Мелькают Александр Баширов (Фердыщенко), Елена Кондулайнен (Александра Епанчина), Барбара Брыльска (генеральша Епанчина), Галина Кашковская (Варя Иволгина), Ольга Будина (Мари), а также Мирон Черненко и Артемий Троицкий, не важно, кого именно изображающие. Глазам больно от ультрафиолетовых и изжелта-сизых тонов подсветки. Слух утомлен до предела саундтреком, включающим Найка Борзова, "Ундервуда", "Снегопадов", "Ножа для Frau Muller", "Весны на улице Карла Юхана", Netslov и Олега Кострова. Наконец Охлобыстин (Рогожин) угощает Бондарчука-Мышкина ветчиной, приготовленной из ножек зарезанной героини, а князь просит завернуть ему кусочек для Гани Иволгина. Этим дежурным каннибализмом, этакой банальностью мирового кинематографа картина и завершается.

Конечно, некоторые консервативные зрители могут долго патетически восклицать: а что же подумают о Достоевском школьники, не читавшие романа? Или: кто имеет право так издеваться над классикой? Ироничная часть аудитории может скептически вынести благодарность Федору Михайловичу за то, что звездам разных поколений, актерских школ и даже стран до сих пор есть, об кого вытереть ноги.

"Даун Хаус" окунает нервический лик, то есть face, философа и интеллигента Достоевского в современность именно как в грязную, глубокую и очень большую лужу. Устрашающее уродство стильных шмоток, наркотики, большие деньги, ночные клубы, крутые проекты, еще более дикие разборки и полное отсутствие чувств - вот она, модель теперешнего бытия. Роман духовных исканий и любовных страстей XIX века погружается в такой мир, как в адский мрак. Собственно, современные реалии и выполняют роль преисподней для классики. В этой преисподней много комических подробностей. Невеселый юмор возникает в непреодолимом зазоре между Достоевским и его "ремейком". Он рожден сознанием того, что на самом деле все должно быть совсем не так у людей, носящих фамилии Мышкин, Рогожин, Иволгины, Епанчины. Любой смех здесь сам собой направляется не на роман, а на тот черный миф, в какой превращен образ сегодняшней действительности. Впрочем, похоже, создатели картины и исполнители ролей не задавались сакраментальным вопросом "над кем смеетесь?".

Тусовочное кино создает имидж тусовки. В данном случае оказывается, что основное человеческое свойство здесь - дебилизм. Притом демонстративный и трепетно лелеемый, возведенный в эстетический закон и душевное кредо. Князь Мышкин и похож на переростка, оставшегося навсегда на уровне развития безмозглого тинэйджера. Рогожин ведет себя как клинический буйно помешанный. А все остальные составляют общество мелких придурков разнообразных мастей и темпераментов.

На протяжении всего фильма право действующих лиц на дебилизм отстаивается ими так ревностно, что наконец становится понятен мотив - просто они подозревают, что, кроме дебилизма, у них ничего нет. Они будто заранее убеждены, что никогда даже не приблизятся к настоящим героям настоящего романа (в литературе или киноверсии - не важно). Это их бесит. Это свидетельствует о комплексе эстетической ущербности перед лицом высокого искусства. Такой комплекс тянет за собой следующий - комплекс несоответствия лучшим душевным свойствам человечества.

Чтобы загнать поглубже этот второй комплекс, действующие лица изо всех сил утверждают моду на душевный примитивизм, что в "Даун Хаусе" не имеет ничего общего с юродствованием униженных и оскорбленных, болезненных и великих "маленьких людей" Достоевского или кого-то другого из наших классиков. К тому же все "дауны" в фильме отнюдь не "бедные люди", какой бы смысл в эти слова ни вкладывали. Дебилизм здесь стилизован и окрашен агрессивной тональностью, приличествующей хозяевам жизни. Это поза преуспевающих, весьма состоятельных и знаменитых персон, прорвавшихся на верхушку общественной лестницы. Они исторгают вовне ощущение своей сверхмощной социальной полноценности. Дебилизм объявляется престижным, подразумевая и нежелание быть подотчетными какой-либо культуре, каким-либо традициям. В самом финале, когда ножки Настасьи Филипповны уже съедены, во весь кадр возникает компьютерная картинка, по которой специфическим компьютерным шрифтом пишутся буквы: "Красота спасет мир". После просмотра "Даун Хауса" более ранний шедевр "ДМБ" того же Качанова покажется просто светлой философской притчей.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Одного критерия – "отечественный производитель" – в сфере искусства недостаточно

Одного критерия – "отечественный производитель" – в сфере искусства недостаточно

Поддержка российского кино игнорирует вечный вопрос его качества

0
1246
Кинематограф. День короткометражного кино – 2018

Кинематограф. День короткометражного кино – 2018

0
67
Владимир Мединский реконструирует Нюрнбергский трибунал

Владимир Мединский реконструирует Нюрнбергский трибунал

Павел Скрыльников

К 75-летию Победы будет собрана "антигитлеровская коалиция" кинематографистов

0
1108
Старикам тут и место

Старикам тут и место

Дарья Борисова

Молодые снимают о пожилых – такой тренд высветила «Кинопроба»

0
890

Другие новости

Загрузка...
24smi.org