0
632
Газета Культура Печатная версия

03.07.2002

Подуло свежим Ветровым

Тэги: ветров, балет, хореография

Александр Ветров курит трубку, носит маленькую бороду и живет в Техасе. А еще он - один из лучших танцовщиков Большого театра поколения 80-90-х годов. Такого великолепного Тибальда в "Ромео и Джульетте", Абдуррахмана в "Раймонде" или Петруччио в "Укрощении строптивой" я не видела давно. С момента отъезда Саши в Америку, где он сначала танцевал в балете Арлингтона, а теперь стал и артистическим директором этой труппы.

Проект продюсеров "Новой оперы" пришелся весьма кстати: стоило закрыть столичный театральный сезон гастролями танцовщика такого класса. А всем, кто знает и помнит танец Ветрова, необычайно интересно увидеть сорокалетнего артиста после отсутствия. И было отрадно, что артист, во-первых, по-прежнему в отличной профессиональной форме, а во-вторых, его классика удачно обогатилась приемами модерн-данса, разученного в Штатах.

Для московских выступлений Ветров выбрал известную у нас "Кармен-сюиту" и неизвестный балет француза Эди Тюссо "Бонжур, Брель!". В обоих опусах танцевала Ольга Павлова, работающая в Театре классического балета. Французский спектакль для балерины подошел - лирический юмор и отчаяние хореографии она без труда почувствовала и передала. А в "Кармен", на сборном составе исполнителей которой словно было написано крупными буквами "мало было репетиций!", получилось наоборот. Павлова изо всех сил боролась с собственным амплуа, пытаясь создать страсть жестом и движением, но все равно не покидало ощущение, что если бы эту ровно дышащую "соблазнительницу" подогреть градусов на пятьдесят, да еще посыпать перчиком, вот тогда бы классическая балерина, глядишь, и спряталась, и появилась бы раскованная Кармен...

Спектакль держался на исполнителе роли Хозе. Он танцевал так музыкально, что немедленно захотелось бежать в магазин, купить и "карменистые" записи Бизе-Щедрина, и шансоны, пробудившие зверскую ностальгию по Парижу. Герой Ветрова и Мериме был психологически драматизирован ровно в той степени, что дает соединение всех необходимых факторов: школы и театральных традиций Большого театра, романтической бурности литературного первоисточника и жестко-сдержанной хореографии Альберто Алонсо. А в балете "Бонжур, Брель!" всем показалось, что хореограф сделал роль безымянного парижанина специально на Ветрова: настолько органичен он был в этой паутине влечений и недосказанности, набросив высокую ясность своего танца на обманчиво простую, даже вроде бы незатейливую неоклассическую хореографию. Артист танцует так, как поет Жак Брель, как вообще звучит французский шансон - впадая, "как в ересь, в неслыханную простоту".

Оказалось, что французский балет сочинен давно, но сам автор, увидев Ветрова в своем спектакле, сказал то же самое: мне кажется, что я поставил это для тебя.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Большом театре прошли премьерные показы балета Кристофера Уилдона

В Большом театре прошли премьерные показы балета Кристофера Уилдона

Наталия Звенигородская

Из Лондона с "Зимней сказкой"

0
1297
Концерт  "Огонь Грузии"

Концерт "Огонь Грузии"

0
1466
Большой театр на Исторической сцене выпускает премьеру английского балета "Зимняя сказка"

Большой театр на Исторической сцене выпускает премьеру английского балета "Зимняя сказка"

  

0
923
В Кремлевском дворце отметят 130-летие со дня рождения Вацлава Нижинского

В Кремлевском дворце отметят 130-летие со дня рождения Вацлава Нижинского

0
981

Другие новости

Загрузка...
24smi.org