0
1059
Газета Культура Печатная версия

26.04.2007 00:00:00

Мариинский попал в контекст

Тэги: перро, выставка, мариинка


перро, выставка, мариинка На всех выставках Перро главным героем становится проект Мариинки.
Фото предоставлено организаторами выставки.

Центр архитектуры во французском Бордо не только поэтично назван «Воображаемая арка» (arc en reve), но и расположен в бывших складах торговца Лене. Склады, построенные в 1824 году, предназначались для колониальных товаров, прежде всего пряностей, которые в большом количестве завозились в город два столетия назад. Уже внушительные своды и огромные пространства складов способны произвести впечатление даже на музейного завсегдатая со стажем. А если учесть, что здесь открыт еще и музей современного искусства, то становится понятно, почему комплекс считается одним из самых интересных выставочных пространств не только в Аквитании (чей столицей Бордо и является), но и всей Франции.

Выставка «Развивающаяся архитектура», посвященная творчеству Доминика Перро и проходящая в «Воображаемой арке», выстроена не как отчетная ретроспектива, но как творческая лаборатория, где работы идут полным ходом. Здесь представлены важнейшие недавние проекты Перро и те, что осуществятся в ближайшие два-три года.

Разносторонность Перро поражает – здесь и отели в Барселоне, Милане и на Тенерифе, и дворец спорта в Руане, и здание театра Но в японском Токамачи. Одни из крупнейших проектов последнего времени – два небоскреба в Вене на берегу Дуная высотой 220 и 160 м (первый станет самым высоким зданием австрийской столицы, но вынесены оба здания далеко за пределы исторического центра) – вовсю обсуждаются в мире. Не меньше интереса вызывают женский университет Ewha в Сеуле, здание Европейского суда в Люксембурге и реконструкция площади Гарибальди в Неаполе. Всего же на выставке в Бордо (зимой ее уже показывали в венском Архитектурном центре) представлено 26 проектов, из них 9 реализованных, а 17 – из числа тех, что только строятся. Почти все они посвящены публичным пространствам – сфере, в которой сегодня работает большинство представителей архитектурной элиты. Перро отдает предпочтение ценностям урбанизма, сочетая функциональность зданий со сложившейся средой, играя с формой как с маской. Его эстетику порой даже связывают с брехтовским «эффектом отчуждения», основанном не только на эмоциональном воздействии на зрителя.

Особое место на выставке принадлежит проекту второй сцены Мариинки.

Перро, очевидно, им дорожит – хотя одновременно занимается не менее прибыльными вещами вроде Олимпийского теннисного стадиона в Мадриде. Но проект Мариинки он показывает всюду где можно, настолько, видимо, сам считает его удачно вписанным в городскую среду. Раствориться в пейзаже, исчезнуть в нем, перемешаться с существовавшими прежде атомами вплоть до полного слияния – любимая мечта архитектора. Золотые купола петербургских соборов навеяли ему идею нового купола Мариинки – «что-то вроде живого, оживающего холма. Оживляющий элемент вносят люди, и это очень важно. Это не вещь в себе, а жизнь и общение». Потому что в целом, говорил Перро на своей прошлогодней московской лекции, «архитектура исчезает. Я создаю не здание, а пейзаж, среду, открытую для жизни, для общения».

Изящно сформулированные принципы не означают, что все всегда удается. Ведь даже комплекс, спроектированный Перро для Национальной библиотеки Франции в Париже, хоть и получил престижную европейскую премию Миса ван де Роэ, у рядовых читателей до сих пор вызывает искреннее недоумение, смешанное с раздражением. Ведь Перро, придумав на редкость концептуальное здание, побеждающее природу, забыл о самом главном: о том, что книги не любят солнечного света. И потому в самый последний момент пришлось спешно закрывать стеклянные стены деревянными перегородками.

Факт, не отменяющий величия Перро, но показывающий, насколько он может увлекаться. И даже интуиция, которой Перро так славен, не всегда спасает.

Во Франции, такое ощущение, все только и говорят о российском скандале вокруг нового здания Мариинки. Сейчас, когда конфликт потушен, он кажется стечением досадных недоразумений и разницей в стиле работы в мире и в России. В мире готовы при первом удобном случае пробудить задремавшие комплексы и химеры по поводу России и русского. К тому же Перро – фактически первый автор такого ранга, работающий в России (в целом еще не попавшей в мировую премьер-лигу в архитектуре), и его проект выглядит как отладка отношений между российским заказчиком и иностранным исполнителем. Потому так мечталось бы об истории, прошедшей без сучка и задоринки. И потому так хочется извлечь как можно больше пользы из всей ситуации с Мариинкой – и если не избавиться от проблем вовсе, но научиться решать их с большим лоском, с той легкостью, что так очаровательна в общении и что порой столь тяжело дается.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Немецкие предприниматели предупреждают США

Немецкие предприниматели предупреждают США

Олег Никифоров

Под угрозой судьба трансатлантических отношений

0
1294
Ректоры потребовали от главы Минобрнауки жесткости

Ректоры потребовали от главы Минобрнауки жесткости

Наталья Савицкая

0
996
Аварийность зависит от профессионализма летчиков

Аварийность зависит от профессионализма летчиков

Ирина Дронина

0
939
Ложь взаправду

Ложь взаправду

Главную «пугалку» 90-х о «русской мафии» сменил миф о всесильных «русских хакерах»

0
1121

Другие новости

Загрузка...
24smi.org