0
2857
Газета Культура Печатная версия

18.04.2013 00:01:00

Церемония удалась, а вот конкурс по-прежнему вызывает вопросы

"Золотая маска" номер девятнадцать

Тэги: театр, золотая маска


театр, золотая маска «Сон в летнюю ночь» стал лучшим спектаклем сезона в оперном жанре. Фото с сайта www.goldenmask.ru

Во вторник в Музыкальном театре имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко прошла 19-я по счету церемония российской национальной премии «Золотая маска». Режиссером-постановщиком на сей раз была Нина Чусова, за внешний вид церемонии отвечал Зиновий Марголин. Благородно и сдержанно церемонию провели Евгений Писарев и Елизавета Боярская.
Два экрана по бокам сцены, на которые во время церемонии проецировали имена и фотографии действующих лиц, а также названия и фотографии номинированных спектаклей, – вот, собственно, и все оформление сцены. Подобно надписи на световом табло, высвечивались под колосниками строкой лауреаты-победители. К концу церемонии эти строки повисли в воздухе сцены, словно «Маска» сделала остановку на большом вокзале, откуда разъедутся в разных направлениях уже завтра обладатели знака, сделанного на старте этой премии Олегом Шейнцисом. Он придумал венецианскую маску, чтобы напомнить о празднике.
Оперный конкурс был в этом году сильный, явный фаворит отсутствовал, и, наверное, жюри пришлось поспорить за победителя в номинации «Лучший спектакль». На нее претендовали, конечно, «Руслан и Людмила» и «Сон в летнюю ночь». Жюри пошло по проторенной дорожке (этот сценарий повторялся уже неоднократно) – Дмитрию Чернякову отдали «Маску» за режиссуру и сценографию, а главный приз отправился в Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Так профессиональное сообщество в лице членов жюри ответило анонимным родителям, Павлу Астахову и представителям РПЦ на призыв бойкотировать спектакль еще до его премьеры. Кто бы думал, что это будет еще и «ответом» на заявление депутата Госдумы Сергея Железняка, который и тут не смолчал и откликнулся на решение жюри гневным своим заявлением. Вопрос депутату: видел ли он спектакль? Еще один: в пору всероссийских переживаний накануне премьеры был ведь создан специальный экспертный совет, который пришел на премьеру и был удовлетворен – ничего предосудительного на сцене никто не увидел. Господин Железняк не верит профессиональным экспертам? Еще вопрос: к чему было ждать так долго решения жюри, почему было не выступить, пока шел спектакль, – и НИ ОДНОГО протеста за время его проката ни в печати, ни по телевидению никто не слышал. Странная, запоздалая общественная страсть...
Два безусловных лидера среди провинциальных театров – Екатеринбургский и Пермский – были отмечены специальными призами. Первый – один из немногих нестоличных театров, который регулярно участвует в «Золотой маске», так что награда «За прорыв» заслуженна. А конкурсный спектакль «Граф Ори» – легкая, изящная постановка Россини, которую отметили все как один музыкальные критики, – получила приз за костюмы, которые создала художница Ирэна Белоусова. В Пермском театре спецпризом жюри была отмечена балетная труппа: постановки, номинированные в этом году, премий не получили, но в целом выступление на конкурсе и вне его («Свадебка», «Геревень», проект «В сторону Дягилева») было впечатляющим. Все дирижерские «маски» забрал Теодор Курентзис, тут жюри не стало церемониться и стараться никого не обидеть: работа Курентзиса в Перми (не только собственно дирижерская), пусть и не в последнюю очередь благодаря баснословным бюджетам, потрясающая, по-другому и не скажешь. По сути, «Маска» лучшей исполнительнице женской партии, которую получила Надежда Кучер, почти как приз за лучший спектакль: «Медея» – моноопера, которая вся держится на единственной исполнительнице, к тому же с крайне сложной музыкальной фактурой. Хотя лучшей, по мнению обозревателя «НГ», все же была Альбина Шагимуратова с партией Людмилы. Приз за мужскую роль получил Ильдар Абдразаков за работу в спектакле «Сказки Гофмана» – и вот этот приз выглядит как утешительный (можно было бы отметить необыкновенную работу Романа Улыбина в «Сне в летнюю ночь»), так как это вообще единственная оперная «Маска», которую получил в этом году Мариинский театр. Немыслимо. В танцевальном конкурсе главный приз и приз за лучшую женскую роль достались как раз Мариинке – за спектакль «Диана Вишнева. Диалоги». «Маска» за лучшую мужскую роль ушла в театр Бориса Эйфмана, ее получил Олег Габышев за заглавную роль в спектакле «Роден». В современном танце победил Театр-студия современной хореографии со спектаклем «Едоки». Композиторская награда досталась Алексею Сысоеву за спектакль «Полнолуние» (фестиваль «Территория»).
Праздник состоялся и сейчас. Любая премия – радость для одних, разочарование для других. Однако заранее стоит сказать, что жюри драматического театра, возглавляемое Валерием Фокиным, на этот раз сработало максимально профессионально, хотя последнее было непросто, если говорить о номинациях в драматическом театре. Нельзя назвать работу экспертного совета, мягко говоря, дружественной относительно жюри, да и относительно театра как такового.
Сама церемония удалась. С одной стороны, был предложен простой сценарий, лаконичное оформление, без затей, что, в общем-то, верно. С другой – устроители прекрасно понимали, что все-таки театральных людей награждают, и люди театра сами достроят, дорежиссируют представление. Так и случилось. У церемонии были даже две кульминации: первая, когда спецприз жюри вручили вахтанговцам за спектакль «Пристань», вторая – когда чествовали лауреатов «За выдающийся вклад в театральное искусство» и на сцену вышла Татьяна Доронина (эту награду вручили также Александру Белинскому, Ивану Бобылеву, Роберту Стуруа, а вот объявленных Зинаиды Шарко и Леонида Броневого, к сожалению, на церемонии не было).
Вахтанговцы вышли всем составом на сцену, как умеют только в этом театре, легко, беззаботно, изящно. Выдохнули, оценили обстановку, поняли, что надо чем-то ответить на горячий прием публики. Слово взяла сначала Людмила Максакова, как всегда, умно, по-женски очаровательно она сказала, что они счастливы работать в этой «Пристани» – вахтанговском театре, где капитан Римас Туминас. Подхватила коллегу Юлия Борисова. Эта царица вахтанговской сцены произнесла вдохновенную речь о Галине Коноваловой, которая номинировалась на лучшую женскую роль, но лауреатом стала Роза Хайруллина (за роль Лира в спектакле «Лир» театра «Приют комедиантов», СПб.). Юлия Борисова, казалось, больше переживала за коллегу, чем сама Галина Львовна. Но что значит такой театр и такая труппа. Они мгновенно превратили церемонию в театр. Лирическую исповедь Юлии Борисовой, полную трепета и цеховой солидарности за старейшую актрису, свою вахтанговку, которой предпочли в конкурсе другую на глазах у всех, прерывала колкими замечаниями Галина Коновалова. Они шутили и по поводу возраста, и по поводу того, что премия не у нее, и даже речь, которую заготовила Коновалова, она произнесла столь остроумно, столь деликатно, что было неважно, унесет она домой «Маску» или нет. Театр сделал так, что Коновалова ушла со сцены победительницей. Такими благородными жестами не избалованы ни наш театр, ни наша жизнь. Браво!
Другой точкой кульминации стал выход Татьяны Дорониной. Зал встал. Все в прошлом: раздел МХАТа, предание остракизму, попытка отобрать здание театра под мюзиклы. Осталась судьба выдающейся актрисы. Она вышла на сцену с какой-то робостью, со смиренной благодарностью к публике, столь горячо ее чествовавшей. Она всем своим видом показывала, что театр – это служение, подмостки – алтарь, на который приносится жертва ценою в жизнь. Татьяна Васильевна вспомнила и про общую ленинградскую судьбу с вручавшим ей приз Георгием Тараторкиным. Его запомнила юным актером театра Зиновия Корогодского, а «теперь вот он раздает такие важные награды», – с улыбкой добавила Доронина. Оказывается, ведь можно, несмотря на разницу мнений, облагораживать нашу так ожесточившуюся театральную жизнь.
Что же касается до остальных решений жюри в части конкурса, то Майя Шавдатуашвили стала лучшей как художник по свету («Пристань»), Сергей Бархин – лучшим художником («Геда Габлер», Александринский театр). Жюри отдало предпочтение за лучшую роль второго плана Светлане Немоляевой (роль Домны Пантелеевны в спектакле «Таланты и поклонники», Театр имени Вл. Маяковского), что представляется совершенно справедливым – виртуозная, филигранная работа. Две «маски» уехали в Ярославль: лучшей мужской ролью стал Платонов Виталия Кищенко, а лучшим спектаклем в драме большой формы – спектакль «Без названия» по чеховской «Безотцовщине», режиссер Евгений Марчелли (Театр драмы имени
Ф. Волкова, Ярославль). Такое решение жюри оказалось, в известной степени, неожиданным. Но еще большей неожиданностью стало объявление в номинации «За лучшую работу режиссера в драме»: премию присудили Марату Гацалову за спектакль «Графство Осейдж» («Глобус», Новосибирск), и опять же такое решение представляется справедливым. Эта работа, в которой режиссер рисковал, в которой открыл актеров труппы. Критики совпали с жюри, что всегда радует, значит, есть все-таки критерии. Лучшим спектаклем в драме малой формы стал спектакль «Антитела» (театр «Балтийский дом»), и этому же спектаклю был вручен приз критики.
Не умаляя отмеченных достижений, все-таки стоит отметить, что если в конкурсной программе нашлось место для двух спектаклей Константина Богомолова, двух спектаклей Дмитрия Волкострелова, то почему не нашлось места для «Театрального романа» Мастерской Петра Фоменко? Думаю, и Кирилл Пирогов, и Максим Литовченко, и Галина Тюнина могли бы составить достойную конкуренцию. Тогда и общий расклад мог быть иным. Жаль, что «Иллюзии» Ивана Вырыпаева отказался выдвигать театр «Практика». Тогда премия за эксперимент могла бы тоже быть иной – ее получил спектакль «Полнолуние» (фестиваль «Территория»).  
Жюри также было поставлено в сложное положение, когда выдернуло одних актеров из «Пристани» – Юрия Яковлева и Галину Коновалову, не заметив других: Владимира Этуша, Юлию Борисову, Людмилу Максакову. В результате решение дать спецприз театру, который настаивает на живой традиции в академии, как подчеркнул Валерий Фокин в своем слове, представляется верным. Жюри не проявило и возрастного расизма, еще один спецприз был вручен режиссеру Дмитрию Волкострелову и сценографу Ксении Перетрухиной («Злая девушка», ТЮЗ имени А.А. Брянцева и театр Post, СПб.).  
Главное достижение вердиктов премии «Золотая маска» заключается в том, что в равных долях был отмечен и театр инновационный, и театр, тяготеющий к традиции. Сегодня это – большое достижение.   

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


У нас

У нас

0
270
Манифесты опер будущего

Манифесты опер будущего

Надежда Травина

Мини-оперы проекта «КоOPERAция» говорили о космосе и возвращали к Вагнеру

0
1167
Фунты соли и "безбожное" кабаре

Фунты соли и "безбожное" кабаре

Елизавета Авдошина

20-й фестиваль "Новый европейский театр" в Москве начался с еврейской истории

0
1059
В Госдуме предложили финансово поддержать кинотеатры за показ отечественных фильмов

В Госдуме предложили финансово поддержать кинотеатры за показ отечественных фильмов

0
998

Другие новости

Загрузка...
24smi.org