0
8556
Газета Печатная версия

28.10.2018 16:41:00

Кабульская интрига и безопасность Центральной Азии

Кто усадит за стол переговоров враждующие стороны, тот получит ключ от Афганистана и региона в целом

Игорь Панкратенко

Об авторе: Игорь Николаевич Панкратенко – доктор политических наук, заместитель генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов.

Тэги: афганистан, политика, талибан, парламентские выборы, терроризм, сша, иран, рф


афганистан, политика, талибан, парламентские выборы, терроризм, сша, иран, рф Часть населения Афганистана лояльна к появлению талибов. Фото Reuters

Совершенно неожиданно для всех власти Афганистана нанесли сокрушительное политическое поражение своему главному противнику – талибам. (Движение «Талибан» запрещено в РФ.) Нет, для этого не потребовались военные усилия местных силовиков, на которых уже 17 лет иностранные инструктора потратили миллионы человеко-часов и миллиарды долларов в тщетных попытках создать что-то внятное и боеспособное. Нет, Кабул не победил коррупцию, повальное вымогательство и поборы с населения, не запустил промышленность и не восстановил свой контроль над всей территорией страны.

Черная дыра, которой по большому счету и является на политической карте мира Афганистан, не стала внезапно территорией мира и процветания. Просто итоги парламентских выборов, прошедших 21 октября, кабульскими властями объявлены «историческими», триумфально-успешными и соответственно доказательством того, что «афганцы отвергают идеологию боевиков-талибов». Что называется – дешево, сердито и дополнительный аргумент в заочной дискуссии с Москвой, которая принимает все более жесткий характер. Поскольку именно вопрос о «Талибан» сегодня стал главным камнем преткновения в отношениях России и Афганистана.

Собственно, позиция Кабула здесь однозначна – Москве нет места в этом вопросе, справимся и без ее участия. Причем столь нервная реакция у афганских элит присутствует только в случае, когда на дипломатическом горизонте появляется именно российская сторона. Если же инициатором диалога с лидерами «Талибана» выступает Вашингтон, Ташкент или же Пекин – то тон заявлений становится куда как спокойнее.

Парадокс заключается в том, что без активного включения талибов в политическую жизнь Афганистана никакого мирного урегулирования там не может быть по определению. Но такое «включение» в Кабуле воспринимают исключительно как принуждение поделиться властью, что для правящей афганской элиты просто «смерти подобно». Поскольку власть, согласно местным традициям, это не просто статус, это в первую очередь – управление финансовыми потоками, благополучие и сила собственного клана, то есть – гарантия выживания.

Загадочные афганские «махновцы»

Сказки про талибов, которые в случае их прихода к власти стройными колоннами готовы будут атаковать сопредельные территории, так и остались страшилками. Которые, впрочем, не имея никакого отношения к реальности, тем не менее активно использовались для получения дополнительного финансирования силовыми структурами, а тот же Душанбе более чем успешно осваивал средства, выделяемые ему на отражение «угрозы талибов» и Вашингтоном, и Москвой.

Вялое пережевывание этого мифа о возможной внешней экспансии «Талибана» продолжалось бы внешними игроками достаточно долгое время. Слишком уж по-разному оценивали перспективы талибов внешние игроки, слишком уж различные подходы к ним существовали в столицах республик Центральной Азии. Если бы не возникло несколько факторов, которые вынесли партию с «Талибаном» – а ее пытались строить практически все, от Вашингтона до Пекина – на совершенно иной уровень, на котором давно привычная проблема открылась в несколько неожиданном свете.

Еще год-полтора назад информация об активности «Исламского государства» в Афганистане вызывала предельно скептическое отношение. Причем достаточно обоснованное, поскольку и «борьба с терроризмом», и «нагнетание угроз, связанных с ИГ» («Исламское государство» – запрещено в РФ), во-первых, давно уже стало использоваться для вполне прозаического извлечения реальных финансовых выгод как для отдельных служб, так и для целых государств. Даже официальный Кабул нет-нет да и признавал нехотя, что доклады из провинций и уездов о появлении там ячеек ИГ зачастую преследуют цель получения ими дополнительных ассигнований.

Во-вторых, мутный поток дезинформации, регулярно вбрасываемый пропагандистскими службами халифата, реально мешал точно установить, в каких случаях речь идет о реальной ячейке ИГ, а где – типичная франшиза, использование флага и лозунгов местными группировками для устрашения противников.

По большому счету особой ясности в данном вопросе нет и сейчас, но добавилось нечто новое – в Афганистане реально появилась третья сила, которая с одинаковой ненавистью воюет и с талибами, и с правительственными войсками, отжимает территории, пусть пока это в основном отдельные уезды двух северных провинций и создают там «ночные органы управления». То есть работают по типовой схеме, когда днем всем руководит одна власть, а ночью – совсем другая.

Но самое главное – эти «махновцы-исламисты» совершенно не скрывают своих агрессивных намерений распространить террористическую активность на граничащие с Афганистаном страны. И вот это уже в корне все меняет, поскольку одно дело – война Кабула и «Талибана», а другое – процесс гнездования и укоренения на афганской территории террористического интернационала, который будет методично и упорно бить по безопасности всей Центральной Азии.

Очевидное – политически нецелесообразное

Решение проблемы, в общем, лежит на поверхности – легализация «Талибана», инфильтрация его представителей в политические институты Афганистана. То есть предоставление ему места в легальном поле, за которое он вполне качественно вырежет хоть третью силу, хоть пятую колонну ИГ.

Но здесь-то и начинаются дипломатические маневры, скандалы и интриги. Поскольку очевидно, что тот, кто усадит талибов и Кабул за стол переговоров и добьется заключения между ними соглашения – тот и будет в ближайшее десятилетие контролировать Афганистан, а, следовательно, получит ключ к безопасности всей Центральной Азии. На которую, к слову, завязаны и китайский мегапроект «Один пояс – один путь», и менее известный, но не менее легендарный TAPI (газопровод Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия), который из идеи трансафганского газопровода постепенно и неуклонно превращается в нечто совершенно глобальное. Правда, пока только в форме электронных презентаций.

Право же, обладание таким ключом дорогого стоит. И уж совершенно очевидно, что США совершенно против того, чтобы допуск к нему имели Москва или Тегеран. Именно поэтому буквально на днях Вашингтон обозначил для «Талибана» всю «токсичность» его контактов с иранцами, объявив международными террористами восемь человек из состава руководства движения, замеченных в связях с Корпусом стражей исламской революции. И из этих же соображений представители американской администрации делают все возможное для срыва Московской конференции по Афганистану, на которой российская сторона надеется усадить талибов и Кабул за стол переговоров.

Борьба за монополию на диалог с «Талибаном», которая стремительно разворачивается на наших глазах, происходит в интереснейшей конфигурации. Лидером процесса совершенно неожиданно стал Ташкент, и с этим согласились и в Пекине, и в Нью-Дели, и в Вашингтоне, и в Исламабаде. Хотя каждый – из своих соображений, с определенными оговорками, но в целом принципиальных возражений по этому вопросу нет. Даже Душанбе и Ашхабад при всей своей болезненной настороженности во всем, что касается афганской темы, неприятии идеи прихода представителей «Талибана» во власть, в целом особо не возражают.

Официальный Кабул от происходящего тоже далеко не в восторге, о причинах этого уже говорилось выше. Но вот такой парадокс – идея диалога с талибами для них более приемлема, чем факт того, что этот диалог будет проходить под эгидой Москвы. По сути, возникла ситуация, когда российской стороне либо нужно продолжать свои усилия по Афганистану в одиночку, при том, что часть остальных заинтересованных столиц будет с энтузиазмом ставить палки в колеса и всячески торпедировать процесс, либо отказаться от этой идеи, что чревато серьезными репутационными издержками как в Центральной Азии, так и в глазах остальных внешних игроков в афганском вопросе.

Причем на талибов здесь рассчитывать совершенно не приходится, им то как раз по вполне понятным причинам выгоднее вести диалог именно с США ну или с теми, на кого как на уполномоченных представителей укажет Белый дом. Оптимальный выход здесь, по всей видимости, заключается в том, чтобы бороться не за монополию в диалоге с «Талибаном». И не за лидерство в процессе мирного урегулирования в Афганистане, а за то, чтобы остаться коспонсором этого процесса, одновременно выстраивая схему, при которой влияние России на происходящее, в том числе на скорейшее искоренение новой угрозы из Афганистана, все же сохранится. Поскольку умеренность в целях на Востоке иногда приносит больше выгод, чем их тотальное достижение.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Беглов уже формирует предвыборную команду

Беглов уже формирует предвыборную команду

Иван Родин

Кадровая политика врио губернатора Петербурга строится по принципу новой метлы

0
491
Скрытность Трампа бьет по дипломатической практике

Скрытность Трампа бьет по дипломатической практике

Игорь Субботин

Сенаторы США готовы на все ради «правды» о саммите в Хельсинки

0
715
Почему Россия  должна осваивать Курилы самостоятельно

Почему Россия должна осваивать Курилы самостоятельно

Вениамин Готванский

Не надо повторять негативный опыт совместной деятельности РФ с соседями

0
832
Вашингтон готов содействовать смене власти в Венесуэле

Вашингтон готов содействовать смене власти в Венесуэле

Фемида Селимова

В Белом доме кипит работа "над спецпланом действий в случае свержения Николаса Мадуро"

0
508

Другие новости

Загрузка...
24smi.org