1
10147
Газета Экономика Печатная версия

05.06.2013 00:01:00

Рост детской инвалидности угрожает экономике

Около миллиона россиян выключены из активной жизни

Тэги: здоровье, инвалидность, дети


здоровье, инвалидность, дети Врожденный порок у ребенка может полностью изменить жизнь родителей. Фото Олега Ласточкина (НГ-фото)

Частота врожденных аномалий в России увеличилась в 2,5 раза за последние 30 лет. Сегодня  около миллиона человек заняты уходом за больными детьми. Немалую нагрузку несет и бюджет. В соседних странах похожие проблемы, и там уже говорят об обязательном медосмотре перед свадьбой. Наш Минздрав сообщил вчера, что власти делают ставку на строительство перинатальных центров и раннюю диагностику. 

С 1980 года в РФ зафиксирован резкий рост врожденных аномалий. 30 лет назад врожденные пороки выявлялись у 1,2% родившихся живыми, а в 2010–2011 годах - уже у 3%. За последние 10 лет в полтора раза участились случаи врожденных аномалий, деформаций и хромосомных нарушений.
   
По данным Росстата, эти нарушения фиксируются у четверти миллиона новорожденных.
Ребенок с врожденными аномалиями – это не только удар для семьи, но и серьезная социально-экономическая проблема, считают специалисты. «Рождение ребенка-инвалида приносит больший ущерб экономике, чем многие приобретенные заболевания. Врожденные аномалии требуют длительных немедицинских расходов на обслуживание и сопровождение ребенка, выплату пособий и предоставление льгот, – говорит директор Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики Лариса Попович. – Есть и косвенные потери экономики, связанные со снижением производительности труда или вынужденным уходом с рынка труда родителей, ухаживающих за детьми-инвалидами». Как показывает мировой опыт, такие косвенные потери во много раз значительнее прямых. «Статистика говорит о том, что в России получают пособие по инвалидности около 600 тысяч детей. Таким образом, как минимум более миллиона жителей (если учесть одного из родителей, ухаживающего за больным ребенком) в ближайшие 10–20 лет не включатся в экономическую деятельность», – поясняет Попович. Председатель правления Национального центра проблем инвалидности Александр Лысенко соглашается: «Часто мать или отец вынуждены оставить работу или выбрать низкооплачиваемую форму занятости. Такая семья сползает в омут бедности или малообеспеченности, а также требует постоянной господдержки». 
 
В России рост детской инвалидности еще не осознан как реальная угроза. А в Китае, например, он уже объявлен серьезной опасностью. Официальный орган «Жэньминь жибао» сообщает, что в Китае ежегодно появляются на свет 16 млн. младенцев, из которых почти у миллиона, то есть у 6%, выявляются врожденные пороки развития. За последнее десятилетие показатель вырос примерно в полтора раза. Среди причин китайцы называют социальные проблемы, ухудшение экологии и питания, увеличение рабочей нагрузки, а также более поздние роды. Китайские власти ищут способ сократить число врожденных пороков за счет повышения качества и доступности медицины. Сожалеют китайские власти и о том, что медицинское обследование новобрачных остается добровольным. 
 
«Удивительно, но совокупные расходы государства, связанные с содержанием детей-инвалидов, никто не считал. Экономика детской инвалидности пока остается непрозрачной», – говорит Лысенко. Информацию о «цене вопроса» можно собирать лишь по крупицам. Так, Лысенко сообщает, что федеральный бюджет выплачивает социальную пенсию на ребенка-инвалида в размере почти 9 тыс. руб. в месяц, ежемесячные выплаты неработающим родителям или опекунам составляют 5,5 тыс. руб. Эти пособия постоянно индексируются. Что-то может добавить регион. Например, Москва выплачивает ежемесячную компенсацию лицу, занятому уходом за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства до 23 лет, в размере 5 тыс. руб. Семьям с детьми-инвалидами за счет московских средств бесплатно предоставляются набор льгот и натуральная помощь, например, оплата в размере 50% стоимости общей площади жилого помещения и коммунальных услуг. «Детям-инвалидам бесплатно предоставляются медицинские, социальные и образовательные услуги. Хотя для справедливости надо сказать, что не всегда доступность и ассортимент этих услуг соответствуют потребностям ребенка-инвалида и его семьи», – замечает эксперт. Наконец, нужно финансировать содержание региональных и муниципальных учреждений реабилитации. 
 
По словам Попович, «многие проблемы с детской инвалидностью связаны с недоступностью современных медицинских технологий в России и отсутствием адекватной информации у родителей о том, как правильно себя вести с больным ребенком». Лысенко предупреждает, что «современная медицина, к сожалению, пока не может дать будущим родителям полной гарантии того, что ребенок родится без дефектов развития», однако при правильном подходе к проблеме есть возможность снизить риски до минимума. «Детская инвалидность является не только серьезной социальной, но и экономической проблемой. Она никогда не рассосется сама собой», – говорит Лысенко. Эксперт признает, что в последние годы этой проблеме власть уделяет большое внимание: «Принята Национальная стратегия в интересах детей на 2012–2017 годы, разработана соответствующая «дорожная карта», работают приоритетные национальные проекты, целевые программы». Однако этого, судя по всему, недостаточно. «Возникает закономерный вопрос. Почему бы государству более активно не вложиться в профилактику врожденных заболеваний и инвалидности у детей? Можно нести затраты на ликвидацию последствий несистемной профилактики, а можно инвестировать в будущее здоровое поколение. Думаю, нам всем понятно, что важнее», – говорит Лысенко. 
 
В Минздраве между тем вчера дали понять, что бюджетные средства не бесконечны и все проблемы за счет госсредств не решить: «Практика показывает, что проблему лечения, лекарственного обеспечения (детей-инвалидов. – «НГ») можно решить только сообща – государству, бизнесу и, конечно же, усилиями общественных организаций. Ни одна цивилизованная страна мира не может обойтись без помощи  благотворительности, так как медицинская помощь очень дорога и многие виды помощи оказываются благодаря участию благотворительных организаций. Минздрав ведет взаимодействие с общественными организациями, благотворительными фондами. Сейчас стоит задача выстроить эту работу максимально конструктивно». 
 
В ведомстве Вероники Скворцовой напоминают, что в стране развивается сеть высокотехнологичных перинатальных центров, призванных обеспечить своевременную диагностику заболеваний у будущих детей и необходимое лечение на первых порах жизни родившимся с осложнениями. «Важное значение в предупреждении развития тяжелых симптомов, приводящих к инвалидности, в том числе при редких заболеваниях,  имеет их ранняя диагностика, – отмечают в Минздраве. – В 2011 году программы по развитию перинатальной диагностики были внедрены в 29 регионах. С 2012 года в проект включены еще 27 регионов (в 2013 году – всего 72 региона). За последние годы в рамках национального проекта «Здоровье» построено и запущено в действие 22 субъектовых и один федеральный перинатальный центр, еще один федеральный планируется к вводу в действие в 2014 году. В настоящее время разрабатывается программа по развитию системы перинатальных центров, в соответствии с которой будет построено 34 центра в 32 регионах». Нельзя отрицать, что в стране появляются высокотехнологичные центры, однако из данных Минздрава можно сделать вывод, что, даже несмотря на реализацию нацпроекта, в ближайшее время далеко не в каждом регионе будущие родители смогут пройти качественное предродовое наблюдение. 
 
Рост частоты пороков развития может свидетельствовать о более качественном выхаживании младенцев в роддомах, возможно, раньше эти дети умирали практически сразу после рождения. Но также стоит учитывать, что высокие показатели врожденных аномалий отражают неблагоприятную социальную обстановку, неразвитость медицины и низкую информированность граждан о способах профилактики осложнений у будущих детей. Именно к такому выводу приходят специалисты из других стран, которые сталкиваются с теми же проблемами.   

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Елена Старшова 15:17 05.06.2013

Статья поражает циничностью «экспертов», передёргиванием фактов и потрясающей аналогией с Китаем! «Наш Минздрав сообщил вчера, что власти делают ставку на строительство перинатальных центров и раннюю диагностику.» «По данным Росстата, эти нарушения фиксируются у четверти миллиона новорожденных. Ребенок с врожденными аномалиями – это не только удар для семьи, но и серьезная социально-экономическая проблема, считают специалисты.» «Рождение ребенка-инвалида приносит больший ущерб экономике, чем многие приобретенные заболевания. Врожденные аномалии требуют длительных немедицинских расходов на обслуживание и сопровождение ребенка, выплату пособий и предоставление льгот, – говорит директор Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики Лариса Попович. – Есть и косвенные потери экономики, связанные со снижением производительности труда или вынужденным уходом с рынка труда родителей, ухаживающих за детьми-инвалидами». Так и сделайте так, чтобы родители были бы не вынуждены влачить нищенское существование! Обеспечьте РЕАЛЬНУЮ помощь семьям! Реализуйте так называемую РАННЮЮ помощь семье! Постройте детские сады компенсирующего вида, где ребёнку будет обеспечен присмотр и необходимая реабилитация постоянно – вы этим позволите родителям выйти на работу! Переймите опыт развитых стран – Германии и США. Там в детский сад берут ребёнка в любом состоянии! Противопоказанием является нахождение ребёнка в коме и обострение соматических заболеваний! Перед родами моя заработная плата составляла 45 тысяч рублей. Я не думала, что свалюсь мужу и нашему государству на «шею». Я сейчас с удовольствием готова пойти работать, меня с удовольствием готовы в любой момент взять на мою же должность в ту фирму, где я работала до родов. Но я не могу этого сделать. Я - инженер, закончивший МГТУ им. Баумана и отучившийся там же в аспирантуре, вынуждена осваивать новые профессии – массажист, инструктор ЛФК, логопед, дефектолог. Только потому, что наше государство не в силах позаботиться о своих маленьких гражданах. Нет, мне конечно очень лестно слышать от врачей, что памятник мне нужно ставить при жизни, что ТАК реабилитировать ТАКОГО ребёнка, у которого не то что на речь надежды не было, а и в принципе произнесение звуков было под вопросом (так как и под вопросом было наличие зрение, возможности ходить и многое другое). Мне не нужны подачки от государства! Да, нищенская пенсия в 9 тысяч и 5,5 тысяч мне на проживание (на такие деньги я разве что ноги не протяну) не обеспечивают и третьей части того, что моя семья тратит на реабилитацию ребёнка. Пока стояла трахеостомическая трубка мы тратили минимум 7 тысяч на расходные материалы. На реабилитацию сейчас мы тратим минимум 20 тысяч (максимум 70, а когда ездили в санаторий и того больше), влезая в долги. Но я буду тратить и больше – я вижу результат, и не только я. Между тем обращаясь к муниципальным властям по поводу детского сада мне заявляют – в районе таких детей мало, строить садик нецелесообразно. Со школой ещё хуже. Моего ребёнка просто исключают из социума, запирая в 4 стенах и говоря – не умеешь ходить – сиди дома! «Удивительно, но совокупные расходы государства, связанные с содержанием детей-инвалидов, никто не считал. Экономика детской инвалидности пока остается непрозрачной», – говорит Лысенко. А господин Лысенко не задумался – ПОЧЕМУ это так? Да потому что, остальные деньги ТИПА выделяются, но на самом деле до конкретных семей не доходят. Я вам могу рассказать, что государство потратило на моего ребёнка за 5,5 лет его жизни. Пенсия, пособие мне как ЛОУ, 50% коммунальных услуг (примерно 30% от стоимости квартплаты), 3 раза госпитализация в реабилитационный центр Детство, 4 раза госпитализация в НИИ педиатрии и детской хирургии (2 раза по ОМС и 2 раза по высокотехнологичной квоте), 4 заезда в муниципальный реабилитационный центр Ягодка (4 раза по 4 недели). Из «натуральных» льгот моему ребёнку было оплачено : памперсы 90 штук в месяц с трёх лет, 7 пар обуви, 1 инвалидная коляска, 3 корсета, 3 аппарата на тазобедренные суставы, 1 туторы на голеностоп (ужасного качества - не носили, так и валяются), 1 ходунки. Из всех лекарственных средств было оплачено 2 упаковки «пульмикорт», 1 упаковка «атровент». Порядка 10 штук мочевых катетеров фолея (для установки вместо гастростомической трубки). Согласитесь, за 5,5 лет жизни ребёнка это не так уж и много? Было предложение в санаторий – два года в один и тот же санаторий Россиянка, у которого в лечебном профиле нет ни одного заболевания, которое есть у моего ребёнка! Более того – санаторий не предназначен для колясочников! Естественно, рисковать здоровьем ребёнка я не собираюсь (в санатории ужасные бытовые условия и полное отсутствие лечения для детей). Между тем мой ребёнок нуждался по жизненным показаниям во многих устройствах специальных как носитель трахеостомы – электроотсос, трахеостомические трубки, катетеры, расходные материалы. Моя семья САМА всем обеспечила ребёнка. Моему ребёнку необходимо постоянные курсы массажа и ЛФК – поликлиника не предназначена для передвижения по ней на коляске (и с коляской). Всё это мы вынуждены делать за собственные деньги дома. Так же ребёнку необходимы – логопед, дефектолог, психолог – это всё опять же за свои деньги дома. « Однако этого, судя по всему, недостаточно. «Возникает закономерный вопрос. Почему бы государству более активно не вложиться в профилактику врожденных заболеваний и инвалидности у детей? Можно нести затраты на ликвидацию последствий несистемной профилактики, а можно инвестировать в будущее здоровое поколение. Думаю, нам всем понятно, что важнее», – говорит Лысенко.» О какой профилактике тут идёт речь? О каких вложениях? Всё что тут написано – это повод в очередной раз рассовать деньги по карманам! Профилактикой вы называете аборты? Какая может быть системная профилактика??? Из моих знакомых с детьми инвалидами в основном это молодые родители, со вторыми (третьими и т.д.) здоровыми детьми. Потратьте лучше деньги на обучение врачей и акушерок. Запретите применять препараты, вмешивающиеся в нормальный процесс родов (окситоцин и т.д.), запретите применять запрещённые приемы – выдавливание, наложение щипцов и вакуум экстрактор! Просто проанализируйте – у каких врачей чаще всего возникают проблемы с новорожденными (правда такую статистику тщательно прячут, пишут – у матери были ВУИ) – может их стоит отправить на профессиональную переподготовку?. Там глядишь и рождающихся детей-инвалидов меньше станет. «В Минздраве между тем вчера дали понять, что бюджетные средства не бесконечны и все проблемы за счет госсредств не решить: «Практика показывает, что проблему лечения, лекарственного обеспечения (детей-инвалидов. – «НГ») можно решить только сообща – государству, бизнесу и, конечно же, усилиями общественных организаций. Ни одна цивилизованная страна мира не может обойтись без помощи благотворительности, так как медицинская помощь очень дорога и многие виды помощи оказываются благодаря участию благотворительных организаций. Минздрав ведет взаимодействие с общественными организациями, благотворительными фондами. Сейчас стоит задача выстроить эту работу максимально конструктивно».» А вот с этого стоило бы начинать – можно было бы и не писать статью. Очередной намёк на то, что бесплатного лекарственного обеспечения сейчас нет на деле, а так его не будет вполне официально? «Обращайтесь в благотворительные организации!»



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Заложники Интернета: как дети становятся марионетками экстремистов

Заложники Интернета: как дети становятся марионетками экстремистов

Виталий Барсуков

0
439
Баг совести

Баг совести

Сергей Арутюнов

О детях сумерек и возможности инициации в рукотворном аду

0
301
Ученые рассчитали ущерб, связанный с повышением смертности в холодные и жаркие дни

Ученые рассчитали ущерб, связанный с повышением смертности в холодные и жаркие дни

  

0
766
Стихомузыка и пингвиновый рэп

Стихомузыка и пингвиновый рэп

Вера Астрова

Библиотека как чашка Петри для размножения детской книги

0
175

Другие новости

Загрузка...
24smi.org