0
10226
Газета Экономика Печатная версия

18.11.2016 00:01:00

Шувалов пообещал найти "нового Улюкаева"

Минэкономразвития лишилось основных функций еще до ареста министра

Тэги: минэкономиразвития, арест, алексей улюкаев, экономика, прогнозирование, реальный сектор, бизнес, вашингтонский консенсус


Первый вице-премьер Игорь Шувалов воодушевил сотрудников Минэкономразвития.	Фото Reuters
Первый вице-премьер Игорь Шувалов воодушевил сотрудников Минэкономразвития. Фото Reuters

Арест главы Минэкономразвития (МЭР) стал важным поводом для споров об экономическом развитии и о смысле сохранения этого министерства в структуре правительства. Ведь вера властей в сугубо монетарные подходы делает «министерство Улюкаева» почти ненужным. Не случайно функции этого ведомства много лет только выхолащивались. Между тем в остальном мире теперь наблюдается прямо противоположная тенденция: ставка на чисто финансовые инструменты уступает место политике экономического развития с акцентом на реальный сектор и конкретные меры поддержки промышленности.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов посетил вчера Министерство экономического развития и попытался воодушевить сотрудников ведомства. Он заявил: «Министерство долго без министра не будет». 

Но, как бы ни противились такому взгляду в правительстве, арест министра Улюкаева ставит вопрос: насколько действующей власти в принципе нужно ведомство, которое будет заниматься не просто прогнозированием, а развитием экономики и в первую очередь реального сектора?

Не случайно популярными стали версии о возможной ликвидации Минэкономразвития или его слиянии с другим ведомством – например, с Минфином. Поводы для таких гипотез появлялись и раньше, по мере того как функции МЭР постепенно выхолащивались.

Во времена руководства Германа Грефа ведомство отвечало также за регулирование тарифов, торговлю, выработку реформ. Но с 2008 года вопросы торговли были переданы в новосозданный Минпромторг. Часть функций МЭР также перешла Федеральной службе по тарифам, после ликвидации которой вопросами тарифо- и ценообразования стала заниматься Федеральная антимонопольная служба. 

Чуть ли не единственной важной задачей Минэкономразвития осталось прогнозирование. Правда, почти таким же прогнозированием занимались и другие ведомства. Два года назад Минфин требовал признать его старшинство при подготовке экономического прогноза для расчета будущего бюджета. Ведомство Антона Силуанова настаивало на своем праве вносить в Госдуму весь пакет документов без согласования с Минэкономразвития (см. «НГ» от 27.06.14).

В аресте Улюкаева многие увидели даже признаки смены экономического курса. Но в Кремле пока это отрицают. «Вряд ли задержание господина Улюкаева может как-то ассоциироваться с изменением в экономической политике. Тем более вопросы стратегического развития страны находятся в компетенции главы государства», – сообщил вчера пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Однако запрос на изменение экономического курса очевиден. Если ничего не менять в экономической политике, в стране начнется застой. Об этом ранее предупредил бизнес-омбудсмен Борис Титов. Уже не раз он называл проект Минфина на ближайшую трехлетку бюджетом «медленного угасания». «Если мы примем этот бюджет, мы можем повторить историю Советского Союза», – считает бизнес-омбудсмен. «Это касается и темпов роста, которые предусмотрены. При таких темпах роста мы будем катастрофически отставать от других стран. По существу, это консервация отсталости», – говорил Титов. По его словам, проект Минфина показывает, за что борются финансовые власти – за «приоритет государственного бюджета над бизнесом».

Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) предлагает свои рецепты спасения экономики РФ. Руководитель направления анализа и прогнозирования ЦМАКПа Дмитрий Белоусов призывает к «проведению инвестиционно ориентированной налогово-бюджетной реформы и реформы финансовой системы».

Как следует из его доклада, государственная политика должна стать ближе к бизнесу: нужен «запуск системы постоянно функционирующих отраслевых совещаний, в рамках которых предполагается проводить регулярное взаимодействие между государством и отраслевыми бизнесами» для совместного определения приоритетов развития, финансирования. Нужен «переход к проектному финансированию существенной части государственных инвестиционных программ, софинансированию за счет выпуска проектных облигаций».

В сложившихся условиях нужны такие изменения, которые помогут не просто привлекать капитал в страну, за что ратовали, например, в конце ХХ века теоретики Вашингтонского консенсуса, но и удерживать его внутри страны в случае временных ухудшений. Ранее Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) опубликовала доклад о торговле и развитии за 2016 год, в котором доказывается несовершенство экономической политики, доминировавшей в мире последние десятилетия.

Для структурных преобразований нужны инвестиции, но вместо этого крупные компании делали ставку на финансовые операции, на движение капиталов, а не на вложения в реальный сектор. Итог такой политики – рост долговой нагрузки и отток капитала при первых проявлениях кризиса. Даже Китай столкнулся с колоссальным оттоком капитала, который достиг в первом квартале 2016 года 160 млрд долл. И это случилось, несмотря на то что рост китайской экономики хоть и замедляется, но все же опережает мировой.

А в наибольшем выигрыше сейчас оказались те страны, которые заботились не о свободном движении капитала, а о структурной промышленной политике, и неуклонно наращивали долю обрабатывающей промышленности в структуре ВВП. Так, в Юго-Восточной Азии она достигла 25%, Северо-Восточной Азии – 30%.

Вывод доклада ЮНКТАД – нужно стимулировать структурный сдвиг в сторону обрабатывающей промышленности и индустриализации или в направлении более сложных услуг. Для этого правительствам нужно обеспечивать высокий уровень совокупного спроса (в том числе потребительского), инвестиций, конкуренции, стабильный обменный курс, поддерживать институты образования и профессиональной подготовки, научные исследования, технологические разработки и т.д.

Любопытная ремарка авторов доклада: «Финансовое регулирование может поддержать индустриализацию, если сделает чисто финансовые транзакции менее выгодными, чем другие, более продуктивные инвестиции». Очевиден призыв к отказу от доминирования финансовых рынков. Кстати, постулаты Вашингтонского консенсуса критикуются не первый раз (см. «НГ» от 06.04.2011). 

Хотя некоторые эксперты «НГ» все же обращают внимание, что развитие реального сектора невозможно без развития финансовых рынков, ведь они – залог доступного капитала, инвестиций. «При наличии проработанной стратегии можно и нужно развивать финансовый сектор параллельно с реальным, – говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев. – Отдельно друг от друга они существовать не могут».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Путин поможет гагаузам торговать с Россией

Путин поможет гагаузам торговать с Россией

Светлана Гамова

Автономия на юге Молдавии получила в РФ экспортные и инвестиционные льготы

0
1047
Шелковый путь по диким степям Забайкалья

Шелковый путь по диким степям Забайкалья

Владимир Бочарников

Сколько гектаров ненарушенных территорий приходится на одного россиянина

0
288
Центробанк попал под критику рейтингового агентства

Центробанк попал под критику рейтингового агентства

Анатолий Комраков

Эльвиру Набиуллину призывают отчитаться о проблемах с зачисткой банков

0
766
Навального временно нейтрализовали

Навального временно нейтрализовали

Дарья Гармоненко

Пока пенсионная реформа проходит через Госдуму и Совет Федерации, оппозиционер останется под арестом

0
1212

Другие новости

Загрузка...
24smi.org