0
8997
Газета Экономика Печатная версия

19.04.2018 00:01:00

Началась борьба за должности в будущем правительстве

Минфин хочет подмять под себя экономический блок

Тэги: минфин, правительство, минэкономразвития, центробанк, мэр, цб, силуанов, минпромторг, орешкин, путин

Обновлено 19.04.18 в 13:42

минфин, правительство, минэкономразвития, центробанк, мэр, цб, силуанов, минпромторг, орешкин, путин Министр финансов Антон Силуанов и министр промышленности Денис Мантуров спорят о лидерстве. Фото РИА Новости

Минфин, похоже, хочет стать в новом правительстве главным экономическим регулятором, который окончательно подчинит себе Минэкономразвития (МЭР) и даже получит часть функций Центробанка (ЦБ). Как заявил в среду министр финансов Антон Силуанов, за ускорение экономического роста в стране отвечают два ведомства – Минфин и Минпромторг. Противостояние Минфина с МЭР длится не первый год, сейчас оно проявилось в столкновении двух обсуждаемых механизмов – инфраструктурной ипотеки и специнвестконтрактов. Эксперты считают, что Минфин со своей жесткой бюджетной политикой скорее может претендовать на звание министерства экономического застоя. Хотя эффективность Минэкономразвития у них тоже вызывает вопросы.

В преддверии поствыборных кадровых перестановок в кабинете министров обострилась межведомственная борьба. Создается даже впечатление, что министерства озабочены не столько реальным ускорением экономического роста, сколько наращиванием собственного аппаратного веса.

В среду на заседании коллегии Минпромторга глава Минфина Антон Силуанов сделал необычное заявление. «У нас два ведомства отвечают за решение основной задачи – обеспечение более высоких темпов экономического роста», – сказал он. «Понятно какие, да?» – заинтриговал министр.

Как выяснилось, это, во-первых, Минфин. «Министерство финансов отвечает за экономическую основу, стабильность, снижение инфляции, снижение ставок, прогнозируемость курса рубля», – пояснил Силуанов. Бросается в глаза, что министр перечислил здесь в том числе функции Центробанка, отвечающего за денежно-кредитную политику и устойчивость национальной валюты.

Во-вторых, Силуанов назвал Минпромторг. «Министерство промышленности отвечает за точечную поддержку предприятий, структуру, глобальное развитие отраслей экономики», – сказал он. «От взаимодействия внутри экономического блока вот этих ведомств во многом зависит и базовый успех тех задач, которые сегодня стоят. А сегодня стоят задачи, как сказал президент, глобального прорыва в экономике», – добавил министр.

Как следует из сообщения Интерфакса, про Минэкономразвития Силуанов не сказал. Вряд ли такую забывчивость по отношению к профильному экономическому министерству можно назвать случайной. Минфин и МЭР не первый год ведут аппаратные споры о том, кто из них обладает приоритетным правом на принятие решений (см., например, «НГ» от 27.06.1418.11.1630.11.16). Даже несмотря на то, что Минэкономразвития теперь возглавляет «выпускник» Минфина Максим Орешкин, который ранее был заместителем Силуанова, спор ведомств все равно продолжается.

Министр по вопросам открытого правительства Михаил Абызов знает, почему в РФ нет своего Илона Маска. 	Фото РИА Новости
Министр по вопросам открытого правительства Михаил Абызов знает, почему в РФ нет своего Илона Маска. Фото РИА Новости

Например, если судить со стороны, то именно как аппаратное противостояние, а не как искренняя забота об экономике выглядит соперничество двух концепций: инфраструктурной ипотеки, за разработку которой отвечает МЭР, и так называемого СПИК 2.0 – законопроекта о совершенствовании системы специальных инвестиционных контрактов, подготовленного Минфином.

О необходимости внедрения в стране инфраструктурной ипотеки не раз говорил президент Владимир Путин. «Чтобы обеспечить опережающие темпы роста экономики, нам нужно значительно увеличить вложения в транспорт, энергетику, связь, другую инфраструктуру. Источником дополнительных инвестиций должен стать именно частный капитал… Для обеспечения платежей… может быть использован механизм госгарантий. То есть речь идет о внедрении своеобразной инфраструктурной ипотеки, когда инфраструктурный объект фактически покупается в кредит, полученный от частных инвесторов, а пользователь объекта этот кредит постепенно гасит», – пояснял на Петербургском экономическом форуме в 2017 году Путин.

Максим Орешкин не раз преподносил инфраструктурную ипотеку как один из главных способов экономического ускорения. Упоминается она и в прогнозе социально-экономического развития, который лег в основу бюджета. И на этом фоне нежелание Минфина согласовывать разработки МЭР выглядит чуть ли не как «подножка». Судя по сообщениям информагентств, в конце 2017 года Минфин не поддержал текущую версию плана мероприятий («дорожную карту») по инфраструктурной ипотеке, который разработало Минэкономразвития. Претензия Минфина была связана с необходимостью выделить средства из бюджета.

Нежелание разбрасываться бюджетными деньгами Минфин продемонстрировал и на вчерашнем заседании коллегии Минпромторга. Министр по вопросам открытого правительства Михаил Абызов назвал слабую господдержку промышленности одной из причин, почему в России не появляются собственные Илоны Маски. Силуанов прервал рассуждения Абызова словами, что «у нас не государственная экономика, у нас цели стоят снизить долю государства в экономике»: «Смотрите, что президент в Послании сказал, а вы предлагаете через бюджет только». «Доля государства в экономике не определяется уровнем поддержки промышленных производств», – ответил на это Абызов.

Напомним, Путин ранее говорил также об улучшении механизма специального инвестиционного контракта. «Нужно сделать его действенным инструментом. Например, можно увеличить срок специнвестконтрактов с нынешних 10 до 20 лет, предусмотреть возможность для гибкого участия в них не только федеральных органов власти, регионов и инвестора, но и институтов развития, банков, субъектов естественных монополий и др.», – перечислял президент на Петербургском форуме в 2017 году. Но в данном случае речь шла именно о совершенствовании уже существующего механизма, а не о внедрении с нуля нового. 

Вчера глава Минпромторга Денис Мантуров отнес к наиболее значимым инструментам поддержки отраслей Фонд развития промышленности и специнвестконтракты. Совокупный бюджет проектов, реализуемых с применением этих механизмов, перешагнул отметку в полтриллиона рублей, сообщает пресс-служба Минпрома.

В ходе аппаратного противостояния ответные шаги делает и Минэкономразвития. В начале апреля, как напоминает Интерфакс, Максим Орешкин направил в правительство письмо, в котором перечислил недостатки законопроекта Минфина о специнвестконтрактах и предложил вообще отказаться от дальнейшей работы над документом.

Эксперты увидели в заявлениях и действиях Минфина попытку занять в будущем правительстве особое положение. «Минфин явно старается взять на себя не свойственные ему функции главного регулятора в правительстве, определяющего важность того или иного ведомства в вопросе экономического развития», – считает директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

По его словам, некоторые функции регулятора Минфин уже на себя частично взял. «Бюджетное правило, согласно которому нефтегазовые сверхдоходы идут на покупку валюты, фактически дает Минфину рычаги влияния на курс рубля, которыми ведомство активно пользуется для пополнения федерального бюджета. Но вопросы установления ставок – это явно перебор. Это прерогатива ЦБ», – говорит эксперт. Хотя ЦБ тоже надо вовлекать в процесс экономического развития, добавляет он. 

Исаев продолжает: «Финансовая нагрузка на бизнес и население увеличивается, что никак не способствует развитию. Средства изымаются из экономики и откладываются в запасы, оставляя инфраструктуру без перспектив. Межбюджетные отношения не пересматриваются и все так же душат регионы». «Сейчас Минфин – это Министерство экономического застоя», – считает Исаев. «Угнетение экономического роста – неизбежная судьба любой бюджетной экономии», – уточняет доцент Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) Сергей Хестанов.

«А Минпромторг сейчас в первую очередь выступает распределителем финансовой помощи от государства заинтересованным предприятиям», – продолжает Исаев. По его мнению, «реального прогресса ведомство за последние несколько лет не достигло», проявляется это в том, что зависимость экономики от импорта кардинально не снизилась.

Конечно, эффективность МЭР тоже вызывает вопросы, замечает Исаев. «Весь экономический рост у нас держится исключительно на ценах на нефть, которые никак не зависят от действий МЭР, – говорит эксперт. – Однако это не повод исключать ведомство из работы. Это повод задуматься о повышении его эффективности».

«Между российскими министерствами и ведомствами давно идет борьба за сферы влияния. Министерства должны работать как одна команда, усилия должны быть консолидированы, но мы этого не наблюдаем. Оценивать отдельные меры каждого министерства как удачные или нет на этом фоне – значит, увязнуть в деталях, в то время как нужно общее видение экономического развития России», – поясняет первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова. Эксперт приводит пример: Минпромторг обещает усилить поддержку компаний, попавших под новые санкции США. «Действительно, поддержка вроде бы нужна. Но намного важнее корневая перестройка экономики России – нужно дать волю предпринимателям, снизить уровень административного давления», – замечает Касьянова.

«На сегодняшний день российская экономика в большей степени регулируется в ручном режиме как со стороны Минэкономразвития, Центробанка, так и со стороны Минпромторга, – продолжает доцент Российского экономического университета Екатерина Новикова. – Дальнейшая судьба российской экономики во многом зависит именно от синхронности принятия требуемых решений со стороны всех трех ведомств».

Как сообщил вчера «НГ» бизнес-омбудсмен Борис Титов, «суть не в том, на какое ведомство возложить ответственность за рост, а в том, что делать для достижения этого роста: либо изменить экономическую политику, либо оставить ее прежней». «Но прежняя, сугубо «нефтяная» политика выдохлась, и это, на мой взгляд, уже понимают все, – говорит Титов. – Вариант со складыванием лишних доходов в кубышку, на черный день, позволяет, конечно, от определенных вещей подстраховаться, но абсолютно не является стимулом резкого ускорения».

«В Центробанке еще недавно говорили, что бизнесу никакие кредиты не нужны. Дескать, у него достаточно ликвидности, просто он не видит, куда ее вкладывать. А посмотрите, как подействовало пусть небольшое, но снижение ключевой ставки на динамику корпоративного кредитования в первом квартале. Оно выросло на 2% после того, как весь прошлый год «болталось» на отметке около нуля, – обращает внимание Титов. – Количественное смягчение – лишь один из инструментов, но, безусловно, один из самых действенных». «Рецепты роста есть, они не взяты с потолка, а проверены опытом других стран, – добавляет бизнес-омбудсмен. – Главное, чтобы было желание их воплощать».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Списки активистов уже составлены

Списки активистов уже составлены

Екатерина Трифонова

Участники митингов попадают на профилактический учет в полиции

0
326
Государство выступило в роли лисы Алисы и кота Базилио

Государство выступило в роли лисы Алисы и кота Базилио

Анастасия Башкатова

Россиян настойчиво зовут на Поле Чудес за народными ОФЗ

0
337
Центробанк попал под критику рейтингового агентства

Центробанк попал под критику рейтингового агентства

Анатолий Комраков

Эльвиру Набиуллину призывают отчитаться о проблемах с зачисткой банков

0
298
Глава Центробанка Аргентины подал в отставку по личным мотивам

Глава Центробанка Аргентины подал в отставку по личным мотивам

0
197

Другие новости

Загрузка...
24smi.org