2
5641
Газета От редакции Печатная версия

27.05.2014 00:01:00

Есть ли диссиденты в нынешней России?

Власть политизирует любую публичную критику и маргинализирует любых несогласных

Тэги: политика, власть, оппозиция, диссиденты


политика, власть, оппозиция, диссиденты Фото с официального сайта Бориса Немцова

Борис Немцов считает, что под давлением власти оппозиционеры в России становятся диссидентами. Их отличие от нормальной оппозиции в том, что они «не могут победить на выборах, потому что выборов не стало как института».

Вацлав Гавел в своем уже ставшем классическим эссе «Сила бессильных» писал о трех смыслах, в которых термин «оппозиция» может употребляться в посттоталитарной системе. Во-первых, оппозицией могут быть представители правящей элиты, вступающие в скрытую конфронтацию с верхами. Во-вторых, власть может называть «оппозицией» всех, кто ее критикует, потому что в любом «несогласном» поведении она видит политику. В-третьих, оппозиционными считаются нонконформистские группы, открыто заявляющие о своей позиции, но вместе с тем вовсе не обязательно располагающие альтернативной политической программой или волей к власти. Это и есть диссидентские группы. Настоящие оппозиционеры, то есть политики с альтернативными программами, могут входить в диссидентские группы.

В какой мере можно считать нынешние российские государство и общество посттоталитарными? С одной стороны, в России существуют формальная демократия, многопартийный парламент и выборы. С другой стороны, советский дискурс 1960–1980-х в политике и государственном управлении не преодолен и сказывается на том, как функционируют демократические институты. Формально любой может создавать и регистрировать партию, бороться за власть. В действительности любой оппозиционер тем или иным способом принуждается к компромиссу с системой. В противном случае он фактически оказывается вне политики и не может легально реализовать свою волю к власти.

До недавнего времени компромисс в российской политике мог считаться условием вхождения в систему. Этим она отличалась от посттоталитарного государства, в котором условий для реализации частных политических амбиций практически нет. Сейчас компромисс перестает быть актуальным, потому что задачи нормализации системы, ее приведения к демократическим стандартам, освежения за счет несистемных фигур перед властью не стоит. Она просто пытается победить, разгромить, маргинализировать тех, в ком видит противника.

Специфический способ маркировки противника сближает нынешнюю власть с той, что действует в обществе, в котором существуют диссиденты. А именно: любая критика в адрес системы, правящей элиты, ее действий воспринимается как политическая, то есть преследующая цели свержения власти, вписанная в стратегию неких антироссийских сил. «Пятой колонной», «чужими» вследствие этого становятся не только политики, но и журналисты, публицисты, издатели, музыканты – вообще все, кто позволяет себе публичные критические высказывания.

Сам термин «диссидент» означает «отступник». В принципе это негативное определение, эксплуатируемое властью с целью подчеркнуть, что ее критики и противники, выступая от имени общества, далеки от его интересов и даже противостоят им. Нынешняя российская власть и провластные медиа фактически утверждают маргинальность либеральных политиков и либеральной прессы, тем самым делая диссидентский дискурс вновь актуальным.

Одновременно спросом пользуются уже не публицисты и политтехнологи, доказывающие соответствие российских практик демократическим стандартам, а идеологи изоляционизма, антизападничества и даже неосталинизма. Когда Александр Проханов заявляет в эфире канала «Россия», что речи государственных деятелей пишутся на языке Изборского клуба, он не слишком преувеличивает.

Реанимация диссидентства не ограничивается невозможностью тех или иных оппозиционеров реализовать свои политические программы. Она подразумевает политизацию практически любого публичного высказывания и создание атмосферы, в которой лишь высказывания определенного типа считаются приемлемыми.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


Андрей Бурмистров 05:33 27.05.2014

Пустозвон и трепач, именующий себя оппозицией, говорит, что выборов нет, а сам тем не менее как-то пролез в Ярославскую думу, где и подъедается.

Дмитрий Лучкин 17:17 09.06.2014

Законы российские сегодня обессилены извращением их так, как не имелось ввиду самими закономи. У закона всегда есть смысл, то есть цель, которую он хочет достигнуть. Так вот сегодня те самые смыслы, ради которых и были написаны те или иные законы утрачены чуть менее, чем полностью. Один из последних ярких примеров - наказание удалением российского тренера хоккейной команды с площадки со смыслом ослабления команды от отсутствия руководства командой во время игры. А тренер прицепил микрофон, а помощники около команды - наушники и, формально выполнив наказание, разрушили его смысл. И ТАКОЕ сейчас за ОБЫЧАЙ. Вот и Немцову противники политические - формально не препятствуют, строго по закону действующие, а под ковром, за закрытыми дверями обсуждающие его действия, хотя не имеют никакого права так сделать (его даже на прослушку ФСБ взяло; а докажи, что нельзя, когда есть возможность и очень хочется и большие люди хотят знать, что там затеял "окоянный"). А формально Немцов такой же гражданин, как, скажем, Степашин. Но пусть попробует тот же, прослушивающий Немцова капитан, поставить на прослушку Степашина, долго ли задержится капитан в ФСБ? А вот за прослушку Немцова и не увольняют - он же, Немцов, особый случай. Не совсем гражданин, по их, по ФСБшному. Вот Степашин у ФСБ - гражданин. Ряд государственных деятелей настолько срослись с таким пониманием своих возможностей, что, когда их возьмут за шкирман (справедливости ради следует сказать, что на таких, как прослуливающий капитан и его начальство есть управа и она порою находящаяся), они будут искренне хлопающими глазами и бормочущими слова о таком понимании национальной безопасности, сохранении государственности, ограждении граждан от "окаянного", а по получении за такое "срока" почувствуют, что их государство предало в самых хороших чувствах. А государство-то как раз, всегда верное самому себе: законопослушным - защиту законом, провинившимся - наказание. Да, возможно, Немцов не вправе жаловаться, а обязан быть действующим, но чувствует свою слабость и допустил нарушения его прав, но это не отменяет того, что запрещено по определение быть считающим Степашина и Немцова гражданами с разной правовой защитой. Граждане обязаны быть равны перед ФСБ и иже. Мало ли что им в голову придёт после корпоративной попойки, кого они "сочтут" окаянным дестебилизатором российской государственности? Не имею права и точка.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Демократы меряются амбициями на пороге Мосгордумы

Демократы меряются амбициями на пороге Мосгордумы

Дарья Гармоненко

В столице единых выдвиженцев от несистемной оппозиции уже точно не будет

1
1846
Осло поддерживает контакты с представителями правительства и оппозиции Венесуэлы

Осло поддерживает контакты с представителями правительства и оппозиции Венесуэлы

  

0
701
Почему европейская безопасность прочнее, чем мы думаем

Почему европейская безопасность прочнее, чем мы думаем

Андрей Сушенцов

Основная арена геополитического противостояния смещается на Тихий океан

0
2522
Отечественная наука осталась с НОЦем

Отечественная наука осталась с НОЦем

Функцию научно-образовательных центров, кажется, не понимают и в самом правительстве

0
2791

Другие новости

Загрузка...
24smi.org