0
2568
Газета Образование Печатная версия

08.04.2020 18:27:00

Как достучаться из Москвы до преподавателя в Вашингтоне

Учеба «на удаленке» с американским акцентом

Дамир Тузмухамедов

Об авторе: Дамир Бахтиярович Тузмухамедов – выпускник Российского государственного социального университета, магистрант Университета Галлодэт (США)

Тэги: коронавирус, пандемия, covid19, здравоохранение, здоровье, самоизоляция, карантин, дистанционное образование, удаленное обучение

Все статьи по теме "Коронавирус COVID-19 - новая мировая проблема"

коронавирус, пандемия, covid-19, здравоохранение, здоровье, самоизоляция, карантин, дистанционное образование, удаленное обучение Обсуждение прослушанных тем - обязательный формат занятий в Университете Галлодэт. Фото со страницы Университета Галлодэт в Facebook

У меня уже была возможность рассказать читателям «НГ» о своем опыте учебы в Университете Галлодэт в Вашингтоне – единственном в мире учебном заведении, которое ориентировано на обучение людей с ограничениями по слуху. Там также готовят преподавателей американского жестового языка (American Sign Language – ASL) и обучают этому языку тех слышащих, кто намерен в дальнейшем работать в организациях, взаимодействующих с глухими (см. «НГ» от 20.10.15).

Учиться было сложно, но оно того стоило. Занятия проходили с обсуждениями прослушанных тем, мы писали много рефератов и осваивали значительный массив специальной литературы. Кстати, все занятия проходили только на американском жестовом языке, что, с одной стороны, сильно усложняло процесс, но с другой – позволяет мне общаться на ASL практически свободно.

По окончании бакалавриата появилась возможность поступить в магистратуру в Университете Галлодэт. Меня приняли на специализацию «Международное развитие». Составная часть учебы как в бакалавриате, так и в магистратуре – практика. Причем практика, сама по себе интересная и увлекательная, не отменяла учебные задания. Так что в период обучения в магистратуре я ее ждал с нетерпением. Но реальность не всегда совпадает с задуманным.

Моя практика началась 13 января этого года. Изначально я нацеливался на международную структуру, конкретно – в секретариате Комитета по правам инвалидов в Управлении Верховного комиссара ООН по правам человека в Женеве. Но именно в этом семестре ООН не объявляла практику по тематике прав инвалидов. После некоторых раздумий, поисков и рассылки резюме местом практики стал отдел Управления Верховного комиссара по правам человека в Представительстве ООН в Леонтьевском переулке, в центре Москвы. И это даже хорошо – пешее расстояние от дома, привычная языковая среда, да и практика исходит из российских реалий.

Если проводить аналогию с обучением на старших курсах вуза в России, то я должен был пройти своего рода преддипломную практику, по результатам которой надо написать несколько отчетов и аналитических записок, в сумме составлявших аналог российской дипломной работы. Защиты диплома в нашем понимании не подразумевалось, все переносится в онлайн.

Практика должна была продлиться 12 недель. По результатам того, какие задания я получал, мне надо было в конце каждой недели отправлять в Галлодэт один или два отчета. Почему один или два? Да потому, что у меня, как и у остальных моих однокурсников, оказался не один научный руководитель, а сразу два! И каждый из них фактически вел свой курс. Да еще то и дело возникала помощница одного из них, совмещавшая ассистентство с работой инструктором в университетском бассейне и администратором в «Старбаксе».

Итак, я и еще двое моих сокурсников, Дайя из Пуэрто-Рико, Яир из Израиля, получили один и тот же план прохождения практики, в котором каждая неделя имела свою тему и перечень обязательной к прочтению и цитированию в отчете литературы. Проблема оказалась в том, что тема получаемых мною заданий в Представительстве ООН в Москве далеко не всегда совпадала с обозначенной в тематическом плане, составленном преподавателем в Вашингтоне.

Кроме того, каждая из преподавательниц требовала в обязательном порядке при написании отчета отвечать на ряд конкретных вопросов. Честно говоря, самым сложным было ответить на обязательный еженедельный вопрос: «С какими проблемами Вы сталкиваетесь по месту прохождения практики и не нужна ли Вам помощь?» Отношение ко мне в Представительстве в Москве было очень и очень благожелательным, мои руководители всегда готовы были ответить на любой вопрос и никого не смущали мои проблемы со слухом. Собственно, в данной ситуации это и проблемой-то не было. Со временем, потеряв пару баллов на первых двух отчетах, я приспособился сочетать трудносочетаемое, и дальше дела пошли успешно.

Кстати, о потере баллов. Я единственный из всех нас троих начал проходить практику вовремя – 13 января, сразу после окончания январских выходных. Двое других моих однокурсников столкнулись с трудностями – израильтянина не сразу приняли в той организации, которую он выбрал в небольшом городке около Тель-Авива, а у пуэрториканки поначалу практика вообще была на грани срыва из-за землетрясения, раскачавшего ее родной остров. Так вот, когда я уже сдал два первых отчета и получил ответ руководительницы с обоснованием снижения оценки (18 баллов из 20 возможных), мы обсудили это с Яиром, он попросил меня прислать ему эти мои отчеты. В результате он внимательно их изучил и написал свои первые отчеты на 20 баллов!

Справедливости ради надо все-таки признать, что после того, как я переделал один отчет с учетом всех замечаний, оценка была повышена до 20 баллов. Я сделал непреложный вывод – нельзя игнорировать требования преподавателя, какими бы странными они ни были. Параллельно писались аналогичные отчеты другой преподавательнице, но уже один раз в две недели. Так шло время с интересными заданиями на реальной практике и рутинными отчетами для удаленного преподавателя.

И тут грянул коронавирус, и наступила «удаленка». Всех практикантов сразу же отослали с Леонтьевского на работу из дома. И это оказалось даже хорошо – не отвлекаешься на поездки из дома и домой, на заходы в книжные магазины и встречи с друзьями в кафе. Хотя, если честно, последнего мне очень не хватает.

В Галлодэте ситуация развивалась так же – в полученном мною сообщении от 11 марта говорилось, что в связи с глобальной вспышкой коронавируса вся жизнь Университета уходит в онлайн, а все студенты обязаны освободить общежития и покинуть кампус. Хорошо, что среди студентов, преподавателей и администрации пока не отмечено положительных результатов тестов на COVID-19.

Что очень огорчает, так это отмена церемонии вручения дипломов в Галлодэте из-за того же вируса. Очень хотелось повидать друзей, с которыми провел не один год вместе! Но ничего не поделаешь. Ну а дипломы обещают прислать почтой. Кстати, куратором Университета традиционно является действующий президент США, и в диплом проставляется его автограф. Не придется ли и эту процедуру выполнять удаленно? 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Китае снимают подозрения с рынка Уханя

В Китае снимают подозрения с рынка Уханя

Геннадий Петров

Названа новая причина возникновения коронавируса

0
372
Храмы откроют после карантина не для всех

Храмы откроют после карантина не для всех

Милена Фаустова

Рекомендации Роспотребнадзора возмутили некоторых священнослужителей

0
802
Минобрнауки готовится к долгой работе в условиях пандемии

Минобрнауки готовится к долгой работе в условиях пандемии

Андрей Морозов

0
860
Заключения патологоанатомов помогают врачам исправлять тактику лечения и спасать жизни пациентам

Заключения патологоанатомов помогают врачам исправлять тактику лечения и спасать жизни пациентам

1
1559

Другие новости

Загрузка...
24smi.org