0
2525
Газета Факты и комментарии Печатная версия

06.11.2018 17:18:00

Между уммой и дипломатией

Претензии муфтиятов на роль "мусульманского МИДа" не вполне оправданны

Тэги: равиль гайнутдин, камиль самигуллин, ислам, муфтий, конкуренция, политика, заявление, уйгуры, дипломатия, халяль


равиль гайнутдин, камиль самигуллин, ислам, муфтий, конкуренция, политика, заявление, уйгуры, дипломатия, халяль В отношении зарубежных мусульман и собратьев по отечественной умме муфтий Камиль Самигуллин ведет свою игру. Фото сайта dumrt.ru

Конкуренция за симпатии российской уммы (мусульманской общины) иногда ставит муфтиев в сложное положение. Они вынуждены балансировать между лояльностью государству, корпоративными интересами своего религиозного объединения и приверженностью общемусульманским ценностям. Следовать в русле государственной политики, в том числе международной, откликаться на запросы общественного мнения мусульман в мире и удерживать равновесие между этими задачами, как показывают последние события, особенно сложно.

Скажем, комментарий главы Совета муфтиев России (СМР) и Духовного управления мусульман Российской Федерации (ДУМ РФ) Равиля Гайнутдина о положении мусульман в КНР, который он дал корреспонденту «НГР» в Астане на VI съезде глав мировых и традиционных религий, всколыхнул российскую умму. Тогда муфтий заявил, что ему неизвестно о притеснениях мусульман в Китае, а китайские верующие, с которыми он поддерживает связь, в том числе и уйгуры, не сообщали ему о событиях, подобных описанным журналистами в августе с.г. «Я знаю китайскую умму, я не раз бывал в Китайской Народной Республике, в регионах, где компактно проживают наши братья-мусульмане. В 2008 году мы подписали меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве с Ассоциацией мусульман Китая (признанное китайским правительством объединение мусульман. – «НГР»)… Я имел возможность посетить общины уйгуров, казахов, татар, узбеков, посетить татарскую мечеть в Урумчи, интересовался положением мусульман в Синьцзян-Уйгурском автономном округе от рядовых верующих до имамов мусульманских общин» – заявил он. «Мы провели международную конференцию с участием наших братьев из стран Шелкового пути, туда приехали и мусульмане из Китая. По данным, которые они передают нам в отдельных встречах, в переговорах, мы видим, что Ассоциация мусульман Китая, которая объединяет всех мусульман страны, не чувствует себя притесненной, не чувствует, что есть какая-то дискриминация со стороны правительства. По этому вопросу я не имею другой информации, кроме как из СМИ и той, что наши братья сами дают нам».

После этого с резкой критикой мер, которые КНР применяет к жителям Синцзян-Уйгурского автономного региона в ходе антитеррористической кампании, выступил в своем Instagram муфтий Татарстана Камиль Самигуллин. «Меня все спрашивают, как я отношусь к ситуации, сложившейся в Китае вокруг мусульман. А как может относиться религиозный деятель к антирелигиозной политике?.. Мы в России хорошо усвоили уроки собственной истории – борьба против религии имеет непоправимые отрицательные последствия. Безусловно, нас беспокоит ситуация, сложившаяся в Китае, тем более что она напрямую коснулась наших соплеменников», – написал он.

К этому заочному обмену комментариями присоединилась президент Всемирного уйгурского конгресса Рабия Кадир, в открытом письме призвав Гайнутдина внять свидетельствам журналистов и не быть «голосом» китайского государства. На сайте Духовного управления мусульман Татарстана (ДУМ РТ) появилось сообщение о письме Самигуллину президента общественной организации «Национально-культурное объединение уйгуров» Шарипа Ахметова, в котором тот поблагодарил муфтия за «неоценимую поддержку в этот трудный период истории» и посетовал на представителей международного сообщества, для которых «более актуален китайский юань».

На данный момент итог серии комментариев подвел первый заместитель председателя ДУМ РФ Дамир Мухетдинов, выступивший с разъяснением слов Гайнутдина. «Из уст муфтия не прозвучало ни слова об отрицании существования так называемых лагерей перевоспитания, тем более что и сами китайские власти подтверждают наличие таких лагерей, а значит, и проблем с конструктивным диалогом между правительственными структурами и мусульманским меньшинством. Радушно принимаемый в Пекине, имеющий в Китае постоянных партнеров и стабильную общественную и религиозную площадку Гайнутдин является гораздо более весомым сдерживающим фактором, нежели ни к чему не обязывающие выкрики деятелей, которые едва представляют, что такое Китай и что такое Синьцзян-Уйгурский автономный округ… Хотелось бы обратиться и персонально к уважаемой нами госпоже Рабии Кадир, направившей свое послание в адрес муфтия Гайнутдина: Уважаемая Рабия-ханум! Шейх Гайнутдин всегда поддерживал наших единоверцев и выражал солидарность с борцами за правое дело и угнетенными», – гласит заявление Мухетдинова, опубликованное на сайте ДУМ РФ. А в интервью СМИ на вопрос о том, есть ли у шейха Гайнутдина в Китае доступ к лицам, которые могут критически отзываться о действиях правительства, Мухетдинов ответил, что муфтий во время поездок действует в соответствии с программой, которую предлагают китайская сторона и мусульманские официальные структуры. Религиозный деятель признает, что информация, которой располагает его шеф, может быть недостоверной или однобокой.

Еще одна заочная дискуссия развернулась по поводу индустрии халяльных магазинов, набравшей популярность в Татарстане. Верховный муфтий Сирии Ахмад Бадреддин Хассун, посетивший республику, в своем выступлении перед студентами РУДН раскритиковал эту практику, заявив, что она сеет раздор между религиями. «Как будто весь российский народ ест греховную пищу, и только ты ешь халяльную. Если я зайду в дом к православному, неужели я скажу ему, что его еда греховна? Скоро, наверное, мы увидим и халяльный виноград, и апельсины, которые мы едим. Или жена или женщина тоже станет халяльная», – приводит его слова РИА Новости. Напомним, что при ДУМ РТ с 2008 года функционирует комитет по стандарту «Халяль», зарегистрировавший в федеральном агентстве «Росстандарт» систему добровольной сертификации продуктов на соответствие исламским канонам. При СМР зарегистрирован собственный Международный центр стандартизации и сертификации (МЦСиС) «Халяль», аккредитованный структурами Саудовской Аравии и ОАЭ. Его деятельность также стала поводом для скандала. на осенней ассамблее Мирового совета халяль (WHC) в Стамбуле генеральный директор МЦСиС Динар Садыков был снят со своей должности за незаконное использование логотипов конкурентов. Из-за этого членство МЦСиС «Халяль» в WHC было приостановлено на три года, а на должность помощника казначея WHC, которую ранее занимал Динар Садыков, была избрана Найли Фахим из Куала-Лумпура. При этом Самад Садыков, обнародовавший информацию о действиях своего однофамильца в Интернете, был смещен с должности помощника Генерального секретаря WHC, лишен всех должностей и права участвовать в заседаниях совета за неэтичное поведение. Его сменил южноафриканец Моулана Навлахи. Сайт СМР в публикации от 6 ноября подчеркивает: речь идет о «скандальном сертификаторе из Татарстана», но письмо с просьбой принть меры будет направлено в адрес Равиля Гайнутдина, гласит пресс-релиз WHC, опубликованный РБК. 

Но вернемся к муфтию Сирии. Самигуллин также возразил ему в Instagram, отметив различие двух стран: «Верховный муфтий Сирии живет в стране, где большинство населения – мусульмане. В исламских государствах нет проблемы с соответствием продуктов питания стандартам халяль… Мы живем в принципиально другой реальности, и она существенно отличается от того, с чем сталкивается муфтий Сирии и его соотечественники… В Сирии действительно можно зайти в дом к христианину, который покупает продукты в обычной мясной лавке, и спокойно съесть, например, плов, а в России так не получится». Сарказм Хассуна он и вовсе счел неуместным: «Неужели богобоязненный мусульманин может сказать: «Скоро, наверное, мы увидим и халяльный виноград»? Халяль – это не тема для шуток и сарказма… Да, и даже жен и мужей по старинным татарским традициям принято называть «хэлэл жефет» – то есть дозволенными, халяльными друг для друга. И это не смешно. Это – наш обычай. А традиции в Татарстане принято уважать».

Полемическими комментариями мусульманские лидеры России в последнее время обмениваются довольно часто, полагает руководитель исследовательских проектов института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко. «Действительно, идет внутримусульманская полемика, в том числе по уйгурам, но ни о какой проблеме лояльности речи идти не может. Что касается Самигуллина и Гайнутдина, то это давняя даже не борьба за лидерство, а проявление полицентрии. Кто-то говорит, что столица мусульманской России – это Казань, кто-то – что Москва. Самигуллин намного моложе, и для него самостоятельная позиция – это амбиции. Что такое Москва, где стоит памятник князю Владимиру? А Казань – это Казань. 

А еще среди исламских центров есть Северный Кавказ, не стоит забывать и об Уфе. Эта полемика вписывается в полную лояльность государству, это однозначно – но все-таки муфтияты и мусульманская община не КПСС, у них разные учения и разные подходы», – сказал он «НГР».

Исламовед, профессор МГЛУ Роман Силантьев считает текущую ситуацию в исламском сообществе России спокойной и свободной от скандалов. Гайнутдин, по его мнению, стал заложником общественного мнения после неосторожного высказывания о ситуации с уйгурами, но особо острой развернувшуюся дискуссию не считает. «Да, Равиль Гайнутдин гордится тем, что в Китае его принимают на уровне замминистров, что он общается с местными мусульманами. Но последнее время ему не очень везет, он теряется на фоне других мусульманских лидеров, а его авторитет, в общем, падает», – сказал «НГР» Силантьев. При этом, несмотря на широкую географию визита сирийского муфтия в Россию и то, что религиозный фактор играет серьезную роль в российско-сирийских отношениях, в Ахмаде Бадреддине Хассуне российские муфтии не видят соперника в богословской дискуссии. «Камиль Самигуллин не то чтобы вступил в полемику: он просто указал, что в Сирии одна ситуация, а у нас другая, и надо это учитывать, – говорит Силантьев. – Хассун, конечно, не всем нравится. Но он не предъявляет никаких претензий на главенство в умме, не издает фетвы по России в отличие от некоторых зарубежных деятелей». Исламовед пояснил, что имеет в виду президента Международного союза исламских ученых шейха Юсуфа Кардауи и его заявления о том, что Россия – это враг ислама номер один. Напомним, что Силантьев выдвигал идею «усиления» российского богословия сирийскими кадрами для более эффективного противостояния ваххабитскому экстремизму еще в 2012 году, вскоре после начала гражданской войны в Сирии. Ими он предлагал восполнить потерю погибших от рук террористов духовных лидеров. «России жизненно необходимы мусульманские богословы высшей квалификации, найти которых можно только за ее пределами. И здесь нам может помочь Сирия. Есть все основания полагать, что пострадавшие от саудовско-американской агрессии люди не перейдут на сторону врагов России и смогут достойно заменить погибших лидеров народов Северного Кавказа и татар», – цитировало его выступление ИА «Интерфакс-религия». Однако становится очевидным, что такому варианту развития событий российские муфтии и верующие не обрадуются, раз дискуссионным стал даже комментарий сирийского духовного лидера, наведавшегося в Россию.

«Консенсус лояльности» не означает отсутствия конкуренции между муфтиями и духовными центрами. Она всегда была присуща российскому исламу, считает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов. «Раньше основными силами были Равиль Гайнутдин в Москве и Талгат Таджутдин в Уфе. Но Таджутдин в последнее время старается особо этим не заниматься, и силу набирают региональные муфтии. Камиль Самигуллин – один из наиболее заметных региональных лидеров, и я думаю, что его включение в конкуренцию муфтиятов вполне логично, – сказал он «НГР». – Если посмотреть на динамику развития разных муфтиятов и религиозных лидеров современной России, то здесь речь идет о давней конкуренции, и татарстанский муфтий хочет позиционировать себя не только как региональный лидер, но и один из мусульманских лидеров общероссийского уровня». Муфтии, считает он, в России не только религиозные деятели, но и политики, вынужденные не только быть вождями для своих единоверцев, но и поддерживать необходимую лояльность государству и встраиваться в мировую умму – в том числе через «реверансы» в сторону зарубежных представителей ислама. И муфтий Татарстана в этом смысле зрабатывает очки: «У него очень интересные взаимоотношения с муфтиями Северного Кавказа, с дагестанским муфтиятом, Рамзаном Кадыровым. В российской умме Кавказ имеет очень серьезное значение, и это влияет и на положение тех или иных муфтиев. Поэтому заметно, что муфтий Татарстана набирает вес в этом отношении. Конечно же, играют роль и взаимоотношения с государством, и то, какое внимание уделяется муфтию на общемусульманских форумах: татарстанского муфтия замечают», – говорит Ярлыкапов.

Упомянутый выше Дамир Мухетдинов в 2016 году назвал ДУМ РФ «мусульманским МИДом России» и «духовным спецназом Владимира Путина». «Активность ДУМ РФ и лично муфтия Гайнутдина не только сопровождает внешнеполитический курс высшего руководства страны, но и в некотором смысле предваряет его. На мусульманском направлении ДУМ РФ идет на несколько шагов впереди, подкрепляя и готовя значимые решения», – утверждал религиозный деятель. Представители других исламских организаций страны подобных громких заявлений не делали, но, возможно, примеряли и на себя эту амбициозную роль. Однако ныне мы видим, что приумножение добровольных «МИДов» и всевозможных дипломатических поводырей от религии – скорее фигура речи, чем реальная потребность страны. У муфтиев есть более приземленные задачи. Или, вернее, более возвышенные – кому как больше нравится.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Немецкая контрразведка берет на карандаш правых популистов

Немецкая контрразведка берет на карандаш правых популистов

Олег Никифоров

"Альтернатива для Германии" привлекла интерес силовых ведомств

0
499
Новый мировой порядок противоречит интересам России

Новый мировой порядок противоречит интересам России

Юрий Паниев

Сергей Лавров признал, что итоги 2018 года оказались неутешительными для Москвы

0
997
Два года Дональда Трампа

Два года Дональда Трампа

Евгений Анташкевич

На нынешнем президенте США время не остановится, и его сменят ему же проигравшие

0
1011
Сколько раз покушались на жизнь Путина

Сколько раз покушались на жизнь Путина

Александр Малышев

Информация о подготовке убийства президента РФ в Сербии пополнила длинный список сообщений об угрозах главе России

0
1034

Другие новости

Загрузка...
24smi.org