0
1411
Газета Факты, события Печатная версия

19.02.2020 20:30:00

Попытка убежать, попытка вернуться

Городской романс родом из 90-х

Тэги: проза, театр, семья, отец, сын, любовь, 90е годы


6-11-3350.jpg
Ирина раз за разом отказывается слышать:
«Я не люблю тебя».  Фото Натальи Золовой
Спектакль по литературному произведению рождается трижды. Сначала текст выходит из-под пера или клавиатуры автора, затем появляется сценарий – результат труда и переосмысления сценариста. Артисты же, в свою очередь, проживают его, обогащают своими чувствами, переживаниями, творческими находками.

Спектакль «Точка невозврата» поставлен по мотивам повести автора «НГ-EL» Саши Кругосветова «Сжечь мосты», по сценарию Ольги Шпакович, постановка режиссера Марины Афонской. О чем он? О том, как сложно понять друг друга самым близким людям, о границах благодарности. У каждого из зрителей, без сомнения, найдется свой ответ на этот вопрос, и все они будут правильными.

Точка невозврата, к которой стремятся герои, реальна и одновременно недостижима, как линия горизонта или кельвинский нуль. Вернуться можно отовсюду и в любой момент времени. Даже если по официальной версии ты уже умер. Смерть – понятие относительное. В начале спектакля Алексей (Денис Чернорицкий) говорит отцу, что как его сын он умер. Отец (Александр Грановецкий) продолжает надеяться: ведь сын уже «воскресал» под другим именем, почему бы ему не сделать это снова?

Трое героев спектакля, трое людей, у каждого из которых своя правда, мечутся, будто по параллельным траекториям, которые не пересекутся, сколько ни старайся. И в то же время никому из них не дано вычеркнуть другого из жизни. Они безостановочно крутятся, как планеты, принадлежащие к одной галактике, или электроны, составляющие единую молекулу.

Сколько Алексей ни пытается убежать от отца, он все равно волей или неволей оказывается рядом. Сколько ни старается отец, несчастный потерянный человек, последовать примеру сына и «сжечь мосты», у него все равно ничего не получается. Сколько ни прогоняет Алексей Ирину (Елена Воинова), та все снова и снова появляется в его жизни. Как ни борется та с собой, отчаянное «позволь мне для тебя жить» все равно следует за ней, как вынутый из сети телефон, который она тащит за собой, продолжая говорить. И какая разница, что собеседник ее не слышит. Как у Маяковского: «Ведь любовь моя – тяжкая гиря, висит на тебе, куда б ни бежала бы…»

Алексей, будто капризный ребенок, испытывает терпение своего отца. Отец же словно соревнуется с ним в терпении и всепрощении. Чего стоят его слова: «Я могу дать тебе только тысячу, но имей в виду, я знаю, что ты опять говоришь неправду». Ирина раз за разом отказывается слышать: «Я не люблю тебя».

Жанр? Нет, это не высокая трагедия вроде «Короля Лира», скорее городской романс, которому по законам жанра положено быть «слезливым и кровавым». Или танго, раз за разом заканчивающееся смертью одного из участников.

Задник сцены время от времени становится экраном, где разыгрывается сцена из театра теней.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ты царь: живи один

Ты царь: живи один

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

Литературные мероприятия уходят из реальной действительности в виртуальную, но, может, когда-нибудь и вернутся

0
2420
Слепыми, как ветер

Слепыми, как ветер

Андрей Бычков

Отрывок из романа «Тот же и другой»

0
409
Бабченко – от писателя к шуту

Бабченко – от писателя к шуту

Максим Артемьев

История про «маленького человека», попавшего в жернова большой политики и перемолотого ими

0
508
Верный рыцарь пера и шпаги

Верный рыцарь пера и шпаги

НГ-EL

Ушел из жизни писатель Владимир Свержин

0
283

Другие новости

Загрузка...
24smi.org