0
1082
Газета Идеи и люди Печатная версия

15.06.2001 00:00:00

Алексей Кудрин: "Стабилизационный фонд мы начнем формировать уже в этом году"

Тэги: кудрин, бюджет, экономика, правительство, ввп, инфляция


кудрин, бюджет, экономика, правительство, ввп, инфляция

- Алексей ЛеонидовиЧ, первый вопрос, по нашему мнению, неизбежен: что, собственно, происходит с реформированием правительства? Было сделано много разных заявлений, назначено несколько сроков. Однако до сего момента так ничего и не случилось.

- Вопрос о реформе правительства решается президентом и премьером. Они исходят из определенных целей и задач, это их компетенция, и мне не хотелось бы комментировать этот процесс.

Сейчас могу сказать лишь одно. Вообще нынешняя структура и механизм действия правительства - это фактически Совмин, предполагающий наличие вице-премьеров и министров. Такая структура сохранена далеко не во всех государствах. Во многих странах кабинет министров должен обязательно иметь большинство в парламенте и проводить необходимые ему законы.

Россия пока к такой ситуации не подошла, но шаг за шагом к ней приближается. Те реформы, за проведение которых мы взялись, безусловно, требуют серьезного доверия и большинства в парламенте.

Что же касается функциональных особенностей, то считаю, что именно министры, а не вице-премьеры должны в большей степени нести ответственность за свое направление. Необходим кабинет с большей ответственностью министров. Ответственность нельзя размывать. Например, полномочия министра финансов строго определены Бюджетным кодексом. В ряде случаев глава Минфина не может передать ответственность ни вице-премьеру, если бы эти должности были разделены, ни даже председателю правительства.

- В последнее время очень много стали говорить о том, что реформы, затеянные правительством и президентом, встречают очень сильное сопротивление - как внутреннее, так и внешнее. Вы можете назвать те силы, которые вам сейчас мешают? И вообще оправданы ли такие разговоры?

- Конечно, оправданы, например, в части налоговой реформы. Сейчас идет борьба за предоставление льгот отдельным отраслям и группам предприятий. Стоимость таких вопросов миллиарды рублей. Или другой пример: был разработан пакет законопроектов по судебной реформе - абсолютно справедливое и верное предложение, которое поддержал президент. Мы должны шагнуть к цивилизации. У нас больше, чем в других странах мира, граждан сидят в СИЗО и тюрьмах. Это, кстати, помимо антигуманности еще и большие расходы. Люди зачастую получают наказания совершенно неадекватные тем поступкам, которые они совершили.

- Мы говорили, скорее, о другом примере - о реформе электроэнергетики. Создается впечатление, что действия чиновников всех рангов не были согласованы. Как получилось, что Илларионов обвинил правительство чуть ли не в коррумпированности, а кабинет министров фактически проигнорировал предложения рабочей группы Госсовета?

- Здесь тоже как раз мы можем говорить об интересах, которые явно проявляются при отстаивании позиций.

Я приведу примеры. Тут есть интересы и губернаторов. По сути, в позиции рабочей группы Госсовета отражены именно их интересы. Не случайно одно из ключевых разногласий - формирование Федеральной сетевой компании. Напомню, что она должна была стать некой инфраструктурой рынка, и из местных АО-энерго предполагалось выделить сетевую часть и прикрепить ее к государственной ФСК.

Мне кажется, что формирование единой сетевой системы со свободным доступом для всех производителей на рынок, без дробления на региональные клубы приведет к созданию более эффективной и низкозатратной системы.

Модели построены, причем тремя независимыми институтами. Банкротиться будут самые неэффективные, а наиболее экономичные, которые сейчас иногда простаивают, заработают в полную силу.

К технической стороне дела я меньше всего сейчас хотел бы обращаться. Президент, посмотрев доклад рабочей группы Госсовета, дал поручение правительству учесть ее предложения при доработке нашей концепции реформирования электроэнергетики.

- Слово "учесть" можно трактовать по-разному.

- Учесть - это значит при рассмотрении принять во внимание. Не обязательно копировать одно к одному.

- И какие предложения правительство собирается учесть?

- В проект правительства сначала было внесено ограничение на строительство новых сетей, неподконтрольных Федеральной компании. После принципиального обсуждения было принято решение, что сохранение такого положения ограничивало бы развитие рынка, и решено его снять.

- Вы, кстати, не назвали еще одну группу интересов - менеджмент РАО "ЕЭС". А ведь о его интересах, как нам кажется, можно говорить как о максимальных в действиях правительства по реформированию электроэнергетики.

- Я сейчас думаю, как определить этот интерес. Поскольку менеджмент представляет наемных работников, у него нет постоянного интереса при распределении собственности. Их нанимают на временной основе для наиболее эффективного управления этой собственностью в интересах акционеров.

В любом случае могу сказать, что предложения Министерства экономического развития и торговли не совпадают с предложениями менеджеров РАО "ЕЭС". Чубайс до сих пор продолжает критиковать Грефа за некоторые разделы его концепции.

Я считаю, что предложения Грефа наиболее взвешенные и максимально компромиссные. На дальнейший компромисс уже идти нельзя. Можно уточнять что-то в технических деталях, но не в принципах. Это мое мнение.

- Будет ли, по вашим прогнозам, программа реформирования электроэнергетики подписана премьер-министром, как и намечалось, 19 июня?

- К 19 июня будет представлен проект постановления. Если он будет в высокой степени готовности, то, возможно, премьер его подпишет достаточно быстро.

- Давайте перейдем к общим проблемам экономики. Уже сейчас многие эксперты говорят о том, что рост ВВП во втором полугодии может снизиться до нуля.

- Кое-кто нам предрекал падение темпов ВВП уже во втором квартале.

- Этого эксперта мы знаем. Но хотелось бы услышать вашу оценку.

- Я думаю, что по итогам года рост ВВП будет зафиксирован на уровне 4%. Конечно, могут быть некоторые отклонения от прогнозируемого уровня - минус или плюс 0,2%.

Кстати говоря, это будет первый случай, когда прогноз правительства относительно темпов изменения ВВП максимально совпадет с реальной ситуацией.

- На чем основывается ваша оценка?

- Во-первых, сохраняется потенциал девальвации рубля. Этот фактор исчерпан лишь на 40-50%. Кроме того, мы думали, что в условиях сильного платежного баланса потенциал девальвации легко удержать не удастся. В прошлом году мы полагали, что не будет такой высокой цена на нефть, а главное - не будет возможности отстаивать в Думе приемлемый для нас вариант бюджета - без раздувания доходов и расходов.

В прошлом году правительству это сделать удалось. Но, когда я выходил в парламент и говорил о необходимости проведения стерилизации денежной массы, как надо мной издевались! Примаков говорил о евнухах и борьбе с деторождением. И это Примаков - академик, бывший директор Института мировой экономики и международных отношений! Он должен был меня учить и говорить, что я недостаточно это делаю. Однако со своей новой политической позиции он подверг меня такой критике.

Должен сказать, что результатами прошлого года мы были удовлетворены. Мы работали в предельных условиях и нам удалось удержать показатели инфляции на приемлемом уровне. Мы планировали получить 18-20% инфляции. Получили - 20,2%.

В этом году планируем выйти на показатели инфляции в 14-16%.

- Не укладываетесь.

- Почему?

- Уже в июне инфляция достигнет 12%.

- Уровень инфляции зависит от того, как мы держим денежную базу. А она находится в запланированных параметрах. И то превышение прогнозируемого уровня, которое сложилось за первые пять месяцев, вызвано следующими факторами: лишними расходами в конце прошлого года и ростом тарифов на услуги естественных монополий в начале этого года. Последний фактор, кстати, дает разовый эффект. Он был в начале года и будет сейчас, в июне.

- А эмиссия рублей для покупки экспортной выручки?

- Денежную базу мы сейчас держим в порядке, поэтому эмиссия не влияет.

- По мнению некоторых аналитиков, ситуация очень сильно напоминает 1998 год. Тогда тоже говорили, что все под контролем, однако случился кризис.

- Коллеги, давайте говорить по существу, а не искать схожие слова. Страна в настоящее время живет с профицитом бюджета. Что это означает? Мы не только имеем деньги для обслуживания долгов, но и сокращаем уровень государственного долга. Это главный показатель, который свидетельствует о том, что нынешняя ситуация в экономике страны прямо противоположна той, что была в 1998 году.

- Да, пока все выглядит более или менее хорошо. Мы говорим о перспективе. Сейчас ситуация относительно благополучна. Но что будет, если рост затормозится? Ведь особенность высокого инфляционного фона состоит в том, что он может существенно усугубить негативные факторы.

- Почему? В 1999 году, который был достаточно успешным с точки зрения расширения промышленного производства, инфляция была на уровне 36%. В прошлом году этот показатель опустился до 20%. В этом году инфляция будет опять ниже уровня прошлого года.

- Инфляция "сжирает" промышленный рост.

- Сомнительно. Напомню, что при инфляции в 20% рост ВВП составил 8,3%.

- Однако уже по итогам первого квартала текущего года промышленное производство увеличилось лишь на 3,5%.

- И если инфляцию удастся сохранить на уровне 18-20%, она не окажет существенного влияния на положительные процессы. Инфляция не является отдельно взятым признаком, свидетельствующим, что у нас в стране все плохо. Дефолт и девальвация нам не грозят - мы имеем сильный платежный баланс.

- Да мы и не говорим о текущем годе. Давайте взглянем чуть дальше.

- Хотел бы отметить очень важный момент. В обществе сейчас столько говорят об инфляции, начиная со средних менеджеров предприятий и заканчивая простыми гражданами, что это порождает ожидания. И в результате количество разговоров об инфляции значительно больше, чем сила влияния этого фактора на экономику.

- Раз в неделю цены растут - иногда на рубль, иногда на два. Все дорожает. И президент постоянно напоминает об этом правительству.

- Пока нет нового урожая, цены на продовольствие будут расти. Кстати, растут они в пределах годового индекса сезонности, не больше.

Что же касается всех разговоров об инфляции, то они, повторюсь, лишь разогревают ожидания.

Кстати, в газетах можно встретить и совершенно противоположные мнения. Скажем, публикуются аналитические материалы известных экономистов, которые говорят о том, что правительство слишком сильно собирается зажимать инфляцию. По их мнению, это чревато негативными последствиями для экономического роста. Да возьмите хотя бы старые учебники по экономике. Там говорится, что иногда инфляция развивает промышленный рост, подталкивает его. Так что есть разные мнения по поводу того, как влияет инфляция на экономику.

Меня беспокоит другое. Снижается эффект от девальвации рубля, и наши промышленники постепенно сдают свои позиции. Хотел бы отметить, что в самый пик девальвационного эффекта мы почувствовали, что увеличение спроса на отечественную продукцию в определенный момент не было удовлетворено производственными возможностями наших предприятий - как в количестве, так и в качестве.

У нашей промышленности есть свои естественные, объективные ограничения, связанные с изношенностью оборудования, со структурой производства, низкой адаптацией к самым последним достижениям науки и технологии и прочим вещам.

Что происходит дальше? Ряд экономистов говорят о том, что, укрепляя рубль чрезмерно, мы подрываем экспортные возможности. Да, тем самым мы "консервируем" промышленность - заставляем целые отрасли работать на устаревшей базе. Завозить новое высокотехнологичное оборудование для модернизации производства становится очень дорого, дороже, чем это можно было сделать в 1997 году.

- А как вы считаете, наши предприятия накопили "жирок", который им позволит через какое-то время купить новое оборудование и производить более конкурентоспособную продукцию?

- К сожалению, и да, и нет. Поясню, почему нет. Конечно, за счет своей прибыли, своих успехов очень трудно это сделать. Но модернизация может проводиться не только за счет собственных средств, накопленных из прибыли или за счет амортизации. Ее, безусловно, нужно проводить за счет притока инвестиций в виде кредитов банков, прямых частных инвестиций.

К сожалению, накопленный "жирок" пока слишком мал. Его недостаточно для того, чтобы по-настоящему говорить о модернизации производства. А инвестиционные возможности внутри страны не стали столь серьезными, чтобы резко увеличить приток средств на модернизацию производства. Но я могу сказать, те темпы роста инвестиций, которые мы видели в прошлом и в этом году, дают надежду на развитие ситуации в этой области в сторону улучшения. Я считаю большим достижением правительства усиление позитивной динамики роста инвестиций. В прошлом году на 16-17% увеличились инвестиции в основные фонды. В этой связи нам очень важно два-три года удержать эту позитивную динамику.

Безусловно, рост инвестиций уже не будет таким большим - 17,4%. Но даже если будет 6-10% - это идет рывок. И все действия правительства сейчас направлены на сохранение этой позитивной динамики.

В прогнозах бюджета на 3 года дан ответ, какую стратегию выбираем по темпам роста, по росту рубля, по темпам роста промышленности, по инфляции. Но от чего зависит темп роста, который мы ожидаем? Прежде всего от структурных реформ. Мы должны показать, что работать в России становится все более удобно. Главное, что сейчас нужно сделать, - это переломить тенденцию к выводу капиталов из России, переломить тенденцию в отношении инвестирования в нашу страну.

И эта проблема не лежит только в рамках формирования валютного курса. Это зависит от создания полного спектра условий для инвестирования. И мы надеемся, что на ситуацию повлияют реформы, которые мы наметили: и налоговая реформа, и реформа в области разбюрокрачивания экономики, и судебная реформа. Например, по пенсионной реформе: уже со следующего года начинает функционировать накопительная система, резерв может составить около 90 миллиардов рублей, или три миллиарда долларов. Три миллиарда - это деньги, сбережения граждан, часть из которых может быть направлена на инвестиции.

- Перейдем к бюджету. Почему правительство не согласилось пойти на реализацию предложений президента и его помощника Андрея Илларионова по разделению бюджетов?

- Во-первых, нельзя смешивать указания президента в бюджетном послании и взгляды на решение той или иной проблемы помощника президента. Представленный проект бюджета строго соответствует президентскому бюджетному посланию. Когда мы обсуждали с президентом проект бюджета, он был очень подготовлен к встрече и отнесся к представленному правительством проекту основных параметров бюджета с большим пониманием. Кстати, хотел бы отметить, что многие недооценивают его экономическую подготовку. А ведь он в Питере работал около четырех лет вице-мэром. И мы с ним разработали несколько совместных проектов по привлечению инвестиций.

- Все реализованы?

- Практически все. Могу рассказать об одном из них. Сумма была небольшой, но знаковой.

В прежние годы муниципалитеты не давали гарантии по западным кредитам. Муниципальный заем в еврооблигациях у нас в Питере получился более цивилизованным, чем в Москве или Нижнем Новгороде. И в отличие от других мы даже получили поддержку со стороны международных структур. Кстати, этот заем и сейчас нормально обслуживается, и даже кризис не вызвал относительно него никакого сомнения.

- А Путин приложил руку к этому проекту?

- Он помогал нам скорее морально. Организовывал встречи.

Но в другом случае он нам помог и с технической точки зрения. Он помог нам сделать заем Дрезднер-банка в Санкт-Петербурге. Это было всего 10 миллионов долларов. Казалось бы, совсем мало по сравнению с 300 миллионами долларов, которые потом город занял на еврорынке. Но тогда мы впервые разработали схему гарантий по иностранным кредитам.

- Вместе с президентом?

- Вместе. Но тогда еще вице-мэром.

- Так почему все-таки правительство не пошло на реализацию предложений о разделении бюджета?

- Мы как раз и представили две части бюджета. По консервативному сценарию мы должны обеспечить финансирование государственных расходов независимо от внешнеэкономической конъюнктуры при 17 долларах за баррель. Именно такую цену на нефть мы заложили в консервативном сценарии, наши доходы должны составить 1 триллион 513 миллиардов рублей. Вторая часть федерального бюджета... - кстати, президент не произносил слов "стабилизационный фонд" - должна формироваться за счет дополнительных доходов, получаемых в условиях более высоких нефтяных цен.

У государства есть обязательства по зарплатам, пособиям и пенсиям. Они должны выплачиваться. Кстати говоря, о бюджете-2002. В проекте бюджета мы учли решения Совбеза и президента по повышению зарплаты бюджетникам и денежного довольствия всем военнослужащим. В этом году мы хотели бы принять решение об увеличении денежного довольствия военнослужащих. Правда, делаться это будет при жестком сокращении численности вооруженных сил.

Это все поддержано президентом. Но необходимо понимать, что социальные выплаты задают определенный уровень непроцентных расходов. И если формировать бюджет исходя из цены на нефть в 11-12 долларов за баррель, то, с одной стороны, это создает хороший запас для беспроблемного обслуживания государственного долга, но с другой стороны, цена вопроса в абсолютном выражении означает практически полное прекращение на федеральном уровне финансирование культуры, образования, здравоохранения вместе взятых.

То есть не будет в федеральном подчинении ни вузов, ни клиник, ни учреждений культуры. При этом, мы будем вынуждены сокращать численность армии без повышения довольствия остающимся военнослужащим.

Пришлось бы объяснять Госдуме, что теперь мы будем либо уменьшать размеры пособий, либо выплачивать их меньшему количеству нуждающихся. Это сильный ход.

Поэтому важно найти тот уровень разделения бюджетов, который, с одной стороны, выполнял бы задачу погашения долга, а с другой, обеспечивал рост непроцентных расходов казны. Кстати, уровень непроцентных расходов, даже при росте заработных плат и довольствия, уменьшили на 0,5%, и он составил 11,9%.

Если говорить о консолидированном бюджете, то есть о бюджетах всех уровней, по уровню расходов статья "образование" стоит на первом месте. Затем следуют статьи "национальная оборона", "социальная политика", "здравоохранение", "жилищно-коммунальное хозяйство" и "правоохранительная деятельность и безопасность". Это самые большие по объему расходов статьи консолидированного бюджета будущего года.

- Не так давно вы заявили о том, что Россия сможет обойтись и без кредитов во время пика платежей по внешнему долгу - в 2003 году. Сохранили ли вы до сих пор уверенность в этом?

- Так вот, если цена на нефть составит на мировом рынке 23,5 доллара. (для расчетов мы заложили даже 22 доллара), то мы сбалансируем бюджет следующего года без увеличения приватизации, без расширения внутренних и внешних заимствований, без ускорения продажи госресурсов - алмазов и золота. А вот если цена на нефть будет выше 23,5, то мы тогда можем рассчитывать даже на накопление части стабилизационного фонда для расходов в следующем за 2002 годом периоде.

Могу "продать" сенсацию. Между прочим, стабилизационный фонд или фонд будущих поколений мы начнем формировать уже в этом году. По моим прогнозам, нынче мы можем выйти на получение дополнительных доходов сверх тех, что прописаны в бюджете-2001 - 165 миллиардов рублей). И не исключено, что 1 млрд. долл. или даже больше мы сможет направить в стабилизационный фонд уже в этом году. Эти деньги нам потребуются в 2003 году, так что когда пик платежей пройдет, мы сможем начать накапливать стабилизационный фонд более уверенно.

- А где эти средства будут прописаны законодательно?

- Вообще в нынешнем Бюджетном кодексе, когда его писали, идея стабилизационного фонда была прописана, правда, если можно так выразиться, на более бюджетном языке. Там сказано, что если мы получим дополнительные доходы сверх запланированных параметров, то сначала эти средства тратятся на замещение возможных кредитов (то есть просто деньги в долг не берутся). Кроме того, уменьшается приватизация, продажа госзапасов, стратегического резерва, а остальные деньги накапливаются в том числе и для погашения долговых обязательств.

- Эти деньги, грубо говоря, складируются?

- Да.

- А в оборот их нельзя пустить?

- По нынешнему Бюджетному кодексу нельзя.

- А поправки ваши будут предусматривать это?

- Поправки зафиксируют статус этих денег. Они будут накапливаться в валюте. И, конечно, будет сказано, на какие цели их можно будет тратить, в том числе и для увеличения непроцентных расходов. Этот резерв может быть использован в те годы, когда средняя цена на нефть будет ниже требуемого для нашего бюджета уровня.

Кстати, за последние 10 лет средняя цена на нефть составила 18,4 доллара за баррель.

- Президент недавно заявил о том, что поручил Центробанку и правительству к началу июля согласовать позиции по валютной либерализации и начать ее осуществление. Подразумевает ли термин "валютная либерализация" отмену обязательной продажи валютной выручки?

- Сначала мы должны завершить дискуссию, а потом я смогу дать официальный комментарий.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Пятилетие поворота на Восток

Пятилетие поворота на Восток

Олег Никифоров

Русско-Азиатский Союз промышленников и предпринимателей подвел итоги работы направленной на развитие торгово-экономических связей со странами Азии

0
908
Конгресс США одобрил военные расходы на 2020 финансовый год

Конгресс США одобрил военные расходы на 2020 финансовый год

Лина Маякова

0
1054
Теории заговора по-азербайджански

Теории заговора по-азербайджански

Автандил Цуладзе

0
1231
Профессии приходят в школу: как московских школьников готовят к взрослой жизни

Профессии приходят в школу: как московских школьников готовят к взрослой жизни

Галина Грачева

0
288

Другие новости

Загрузка...
24smi.org