0
1399
Газета Идеи и люди Печатная версия

03.07.2002

Агент Охранки или провокатор по призванию?

Сергей Земляной

Об авторе: Сергей Николаевич Земляной - старший научный сотрудник Института философии РАН.

Тэги: сталин, провокация


Когда я знакомился с материалами международной дискуссии по вопросу о том, был ли Иосиф Джугашвили-Сталин агентом Охранного отделения, в голове у меня беспрестанно крутились поэтические строки: "Как летом роем мошкара //Летит на пламя, //Слетались хлопья со двора //К оконной раме". Какое невероятное множество разного рода хлопьев слеталось и слетается к биографической раме всесильного советского диктатора! Сколько всевозможных мошенников и сенсационистов пыталось и пытается погреть руки возле немилосердного пламени его жизни! И не важно, что все без исключения "документы", якобы доказывающие факт службы Сталина в Охранке, были либо подложными (письмо Еремина), либо недостоверными (книга Александра Орлова "Тайная история сталинских преступлений"), либо несуществующими ("папка Виссарионова", статья Агниашвили в грузинской газете "Коммунисти" от 20 апреля 1940 г.). С достойной лучшего применения настырностью отечественные авторы один за другим открывали для публики эти "источники", давно расшифрованные на Западе как фальшивки или мистификации. Никаких прямых дефинитивных доказательств службы Иосифа Сталина в Охранном отделении сегодня не существует.

Но это отнюдь не означает, что не существует самого вопроса о Сталине-провокаторе, правда, подмененного вопросом о Сталине-агенте. Последний же вопрос и сейчас не является "академическим", как полагает американский редактор вышедшего в России сборника "Был ли Сталин агентом Охранки?" (М.: Терра,1999) Юрий Фельштинский. Он стал одним из проклятых русских вопросов, по-гераклитовски "мерами вспыхивающим и мерами угасающим". И окруженным почти непроницаемой завесой сфабрикованных умельцами биографических легенд и политических сказаний о Сталине. Ирония истории состоит в том, что человек, которому Лев Троцкий посвятил специальную работу "Сталинская школа фальсификаций", при жизни и особенно после смерти превратился в привилегированный объект фальсификации.

Справедливости ради стоит заметить, что имеют место некие косвенные свидетельства в пользу версии о Сталине-агенте. Это воспоминания Доментия Вадачкории "Организатор революционных боев батумских рабочих", помещенные в книге "Батумская демонстрация 1902 года", которая была выпущена Партиздатом ЦК ВКП(б) в 1937 г. (!) под редакцией Лаврентия Берии (!) и при совершенно экстраординарных обстоятельствах. Книга почему-то издавалась с неслыханной, молниеносной даже по нынешним меркам скоростью. Вот ее выходные данные: "Сдано в производство 10 марта 1937 года. Подписано к печати 15-17 марта 1937 года. Вышла в свет 20 марта 1937 года. Уполномоченный Главлита # Б-8239. Партиздат # 138. <┘> Тираж 10 000 экз.". Должно было произойти в политической жизни Советского Союза, в его верхах нечто экстраординарное, чтобы таким образом был включен зеленый свет перед квазиисторическим изданием. Некие дополнительные краски в эту необычность вносит следующий странный фрагмент из воспоминаний Доментия Вадачкории о товарище Сосо, то есть молодом Иосифе Джугашвили: "Спустя несколько дней товарищ Сосо был арестован. Затем его отправили в кутаисскую тюрьму, откуда выслали в Сибирь. После побега из ссылки товарищ Сосо вновь приехал в Батуми. Помню рассказ товарища Сосо о его побеге из ссылки. Перед побегом товарищ Сосо сфабриковал удостоверение на имя агента при одном из сибирских исправников. В поезде к нему пристал какой-то подозрительный субъект-шпион. Чтобы избавиться от него, товарищ Сосо сошел на одной из станций, предъявил жандарму свое удостоверение и потребовал от него арестовать эту "подозрительную" личность. Жандарм задержал этого субъекта, а тем временем поезд отошел, увозя товарища Сосо┘" Поезд отошел, отточие принадлежит автору (или "автору") этих воспоминаний, но жгучее недоумение остается.

Кому была выгодна эта почти невозможная, немыслимая для 1937 г. публикация? Чего добивался с ее помощью Лаврентий Берия? Может быть, ситуацию проясняет (или затемняет) одно место из мемуаров Никиты Хрущева. Хрущев описывает одну из встреч со Сталиным, происходившую в том же 1937 г. "Это все чекисты, - говорил Сталин, - стали делать и подбрасывать нам материал, вроде бы кто-то дал им показания. И на меня есть показания, что тоже имею какое-то темное пятно в своей революционной биографии". "Поясню, - писал Хрущев, - о чем шла речь. Тогда хоть и глухо, но бродили все же слухи, что Сталин сотрудничал в старое время с царской Охранкой" ("Вопросы истории", 1990, # 6, с. 81). Однако воспоминания - это всего лишь воспоминания, и незыблемым остается принцип критики подобных источников: никто не врет так, как очевидец. Сомнения остаются, и, видимо, навсегда.

Но что является несомненным, так это то, что Иосиф Сталин был своего рода образчиком революционера-провокатора, который реализовал на практике "идейные" наработки Сергея Нечаева: провокация занимала самое видное место в сталинском политическом арсенале. Во многом именно с помощью умелого использования метода и приемов провокации Сталин свалил сперва Троцкого, потом Каменева с Зиновьевым, а затем и Бухарина с "правыми". Сугубо провокативным было отношение Сталина и к своим ближайшим соратникам. Впрочем, тема о Сталине-провокаторе требует специального исследования. Поэтому просто приведу несколько примеров сталинских провокаций, почерпнутых из книги Антонова-Овсеенко "Театр Иосифа Сталина" (М.: Грэгори-Пэйдж, 1995). На XV съезде партии доклад о сельском хозяйстве читал Молотов. Неожиданно для всех с критикой доклада выступил генсек. Молотова Сталин не предупредил, и Вячеслав Михайлович растерялся. Антонов-Овсеенко отмечает: "Устроить провокацию, уйти в тень, свалить вину на другого, выдать себя за несгибаемого ленинца - такова типовая схема участия Сталина в политических постановках". А вот другие истории, уже с опальным Бухариным. Инфернальную сценку генсек разыграл на Красной площади, куда Бухарин пришел вместе с женой по гостевому билету 7 ноября. Они стояли на боковой трибуне, мимо них демонстранты проносили бесчисленные портреты Вождя. Вдруг к ним подошел часовой, отдал честь и передал просьбу товарища Сталина подняться на Мавзолей: "Ваше место там┘" Где это "там"? Сталин вскоре ушел. Ушел первым. Далее. В феврале 1937 г. Бухарин решил не участвовать в своем собственном шельмовании на Пленуме ЦК и объявил голодовку. Сталин послал на квартиру Бухарина людей с распоряжением выселить его с семьей. И тут же позвонил:

"- Что у тебя, Николай?" - "Вот пришли из Кремля выселять┘" - "А ты пошли их к чертовой матери".

Наконец, знаменитый эпизод - снова с Молотовым. Он никак не решался спросить Сталина, почему арестовали его жену, Полину. А когда отважился, получил классический ответ записного провокатора: "Понятия не имею, Вячеслав, они и моих родственников всех пересажали┘" Вот так оно и было.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


Куда несет нас машина времени

Куда несет нас машина времени

Письмо Георгия Мирского Дмитрию Быкову, автору статьи к юбилею Новеллы Матвеевой ("Новая газета" от 10.10.14)

15
20518
Вождь народов не дает приморцам покоя

Вождь народов не дает приморцам покоя

Татьяна Двойнова

Большинство жителей Владивостока поддерживают идею установки в городе памятника генералиссимусу

1
1313
КАРТ-БЛАНШ. Крыму грозит перенаселение

КАРТ-БЛАНШ. Крыму грозит перенаселение

Александр Широкорад

Земли полуострова вместо "донецких" стали захватывать "питерские"

0
3188
Еврейский секрет

Еврейский секрет

Максим Д. Шраер

0
3303