0
1906
Газета Идеи и люди Печатная версия

30.04.2010

Валерий Шанцев: "Если бы я был стариком Хоттабычем┘"

Тэги: нижний новгород, область, губернатор, шанцев


нижний новгород, область, губернатор, шанцев Валерий Шанцев: «Мне здесь, на Нижегородщине, профессионально очень интересно».
Фото Катерины Морозовой

В августе 2005 года вице-мэр правительства Москвы Валерий Шанцев был утвержден в должности губернатора Нижегородской области. «НГ» тогда первой спрогнозировала и поверила в эффективность этого назначения, хотя некоторые скептики предрекали новому назначенцу недолгий век руководства этим достаточно сложным регионом. Прошло пять лет. С чего пришлось начинать и чему научиться за годы управления Нижегородской областью, об этом Валерий Шанцев весьма откровенно рассказал корреспонденту «НГ» Розе Цветковой.

– Валерий Павлинович, можете ли вспомнить, точнее, сравнить свои ощущения от Нижегородской области пять лет назад и сегодня?

– Разные ощущения... Пять лет, это если для человека, то это много. А для региона – это очень маленький срок. Потому что область большая, мощнейшая, с огромным потенциалом. Задействовать потенциал, причем на все сто, и было главной задачей, потому что первоначальный анализ экономических, социальных показателей говорил о том, что далеко не все возможности региона задействованы в том объеме, как должны быть.

Первое время передо мной постоянно маячил пример Москвы, я ведь был воспитан и ориентирован на показатели столицы, а тут, когда увидел местные, то, хотя я не из слабых людей, как-то растерялся: что делать-то будем? Честно признаться, разрыв был очень большой – и по уровню жизни, и по качеству жизни, и по внешним показателям, и по бюджетной обеспеченности. Что ни возьми – все не так, не в таких пропорциях, как я привык это видеть.

Можете себе представить, в области не было ни архитектурно-планировочного управления, ни даже главного архитектора! 48 районных архитекторов и 24 городских – они все сами решали, не зная зачастую, придут под градоразвитие энергетические ресурсы или нет. Но нельзя же строить стратегию, не имея понимания ее масштабов!

– И как выходили из положения?

– Когда я в первый день, 9 августа 2005 года, вышел на работу, то решил проверить готовность школ к 1 сентября. Пригласил к себе министра образования. Он так облегченно вздохнул при встрече, что я даже заинтересовался, почему так? А министр мне в ответ: «Во-первых, хорошо, что меня, наконец, пригласил губернатор и спросил, как обстоят дела в областном образовании. До этого никто никогда не спрашивал». «Во-вторых, – говорит, – не беспокойтесь, все нормально, у нас 1280 школ, и все они к учебному году готовы, кроме одной». Стал выяснять, почему не готова только одна? Оказалось, старую котельную в школе сломали, построили новую, оборудование все установлено, но не хватает денег на монтаж и наладку. Денег на это нужно было... 24 тысячи рублей. Позвонил в Министерство финансов области: «Я, – говорю, – губернатор, мне нужно 24 тысячи рублей, чтобы решить срочную аварийную задачу». А мне в ответ про то, что резервный фонд главы региона израсходован еще предыдущим губернатором на целый год вперед, а других источников нет, тем более что план по доходам не выполняется, задолженность на 2,5 миллиарда, и поэтому наши текущие расходы профинансированы только на 65%.

– Заведомо огромный дефицит вас, можно сказать, ждал-ожидал?

– Да. И тут только я понял, куда я приехал. Потому что если я не смогу достать эти 24 тысячи рублей и оперативно решить проблему с одной школой, то что тогда я еще могу?!

– И что вы сделали в тот момент?

– Я достал свой бумажник...

– Я боялась, что вы так и скажете...

– Человек отказался, конечно, взять эти деньги. В конце концов мы нашли ресурс – залезли в «кредитовку», школа была пущена. Я тогда для себя твердо решил: в такой ситуации оставаться не должен. Первые месяцы положил все силы на то, чтобы исполнить все доходные статьи бюджета, несмотря на то что это выглядело невыполнимой задачей. Оказалось, что в области уже более четырех лет не выполнялся бюджет по доходам. А ведь это основной закон. Что же тогда про другие законы говорить?

Сейчас долго об этом рассказывать, но мы нашли все эти источники и резервы, и доходную часть бюджета в 2005 году мы перевыполнили на 600 миллионов, включая и эти злополучные 2,5 миллиарда. Самое главное, с чего начал, это установил твердую и понятную дисциплину. Чтобы ежедневно утром у меня на столе была справка о том, сколько поступило денег, откуда, по каким статьям. Так было у Юрия Михайловича в Москве.

Поначалу опять же до смешного доходило. В Москве у меня каждый день был чемодан почты, которую на работе не всегда успевал расписывать, брал домой. То же самое и здесь: открываю вечером, после рабочего дня, всю эту стопку почты Нижегородской области, а там только разные дипломы, почетные грамоты, благодарственные письма, которыми нужно кого-то наградить и поощрить, и ни одной бумаги о том, что тому-то и тому-то необходимо сделать и об этом доложить. Подумал тогда – может, меня еще не включили в список как губернатора, но прошел еще день – еще больше стало этих дипломов и почетных грамот.

Кого-то, разумеется, надо награждать за хорошую работу, это правильно. Но не должна же работа губернатора заключаться только в подписании этих дипломов. Ввели оперативные совещания, регламенты, поручения, протоколы, и аппарат начал работать. Если нет поручений, то никто ничего не выполняет и, стало быть, не о чем было докладывать. Мы стали больше встречаться с людьми, выезжать на места, и пошло, пошло.

– Тяжело было преодолевать сопротивление местной бюрократии, эту вот некоторую провинциальную неспешность?

– Я бы не сказал, что тяжело. Люди, наоборот, по-моему, соскучились по такой работе. Когда в первый раз собрались все главы районов, у нас их 52, такой разговор получился... С тех пор мы ежемесячно встречаемся уже пять лет, и все твердо знают, что мы делаем. Знаем положение дел в каждом маленьком поселении, селе, в каждом рабочем поселке, не говоря уже о районном центре и области в целом.

Вспоминаю сентябрь 2005 года, когда вечером в 21.40 мне звонят и сообщают: «Из-за аварии без электроэнергии остались 55 тысяч человек в Нижнем Новгороде». Это же полрайона города в таком положении оказалось! Спрашиваю, кто этим занимается, оказывается, пока никто. «Утром придут, – мне поясняют, – специалисты на работу и начнут заниматься». А как же ночью люди будут сидеть без электричества?! Улицы неосвещенные, подъезды темные, отключена сигнализация банков, магазинов, может все, что угодно, начаться. Звоню в ГУВД, интересуюсь, организовали ли они дополнительные маршруты патрулирования, чтобы не было никаких эксцессов. А они даже не знают о том, что произошло. Понял тогда, что надо проводить очень серьезную работу для того, чтобы наладить нормальную, элементарную жизнь.

– Это были последствия стиля управления прежнего губернатора или просто-напросто периферийная специфика?

– Да нет, думаю, дело не в специфике. Там просто каждый срок назначался новый губернатор, и пока сначала разбирались с предыдущими делами, потом пытались наладить все на новый лад, в итоге нормальная работа просто не успевала организоваться, потому что пятилетний срок – это действительно малый срок для того, чтобы наладить работу системы. Возьмем даже планы развития области. На реконструкцию и новое строительство выделялось в год не более 400 миллионов рублей. Что такое эти деньги? В лучшем случае – два плохоньких объекта в любой отрасли. А проехав по области, увидел диспропорции просто колоссальные. Школьники учатся в зданиях еще церковно-приходских школ, которые не то что в XX, а в XIX веке были построены. Поликлиники, дома культуры, другие объекты, все – довоенных времен, когда еще комсомольцы 30-х годов строили на социальном энтузиазме, и это до сих пор задействовано, работает.

– И никаких коммуникаций? Интернета, например?

– Какой там Интернет! XXI век, а в зданиях отопления нет, туалет, и тот на улице. Здесь должно быть совершенно другое развитие, и постепенно стал понимать, как все это начать организовывать, – если ты решил что-то построить, школу, например, то от слова «да» до начала работы этого объекта – это два-три года должно пройти. Значит, на эту перспективу надо пахать круглосуточно и выстроить такую систему, чтобы можно было уже параллельно отводить, проектировать и строить все то, что необходимо в регионе, но при этом без задержки основных темпов развития. Уже к 1 июля 2008 года мы вышли на тот самый режим, который существует в Москве. Когда за полгода до планового уже имеются все необходимые землеотводы и полные комплекты документации, прошедшие экспертизу, с тем чтобы в задуманные сроки уже можно начинать финансировать, строить и включать это в бюджет, который планируется как раз во втором полугодии. Так вот, спустя три года после моего утверждения в должности мы имели уже 465 землеотводов и те же 465 комплектов документации. Представляете, это вместо пресловутых двух. Всех с этим поздравил, вот наконец-то мы с вами вышли на такой уровень. А тут во втором полугодии грянул финансовый кризис. Нам пришлось, увы, эту программу опять сдерживать, но все равно мы сумели профинансировать 220 объектов и построили достаточное количество социальных объектов.

– Экономическая ситуация начала уравновешиваться? Вот меня, например, удивило, что в первом квартале этого года металлургические предприятия Нижегородской области увеличили объемы производства почти на 60%. В автомобилестроительной отрасли у вас показатели тоже почти вполовину выросли. Получается, область прошла кризисный пик?

– Если говорить об экономических показателях, то они сейчас более спокойные. Сначала, если можно так выразиться, пришлось раскатить эту область, начали активно двигаться в сторону развития. А теперь задача – ускорить это движение, и это уже вопрос финансов. Поэтому, если по этому направлению говорить, начиналось все с консолидированного бюджета-2005 в 36 миллиардов рублей. На 3,5 миллиона населения в регионе в плане бюджетной обеспеченности это значит чуть больше 10 тысяч на человека в год. А на эти деньги мы, то есть правительство области, должны людям организовать образование, здравоохранение, культурное обслуживание, спортивное и социальное обеспечение, дороги, благоустройство и все-все остальное. Приходилось первые годы крутить головой и думать, как дешевле сделать больше, другого пути не было. Но все же 2008 год мы закончили с доходами уже в 106 миллиардов рублей. Прошло всего три года, а бюджетное обеспечение увеличилось в три раза!

Но это тактические направления. Одновременно с этим надо было поставить и стратегические цели, и спустя полгода, когда я был уже губернатором, в марте 2006 года, мы закончили разработку стратегии развития Нижегородской области до 2020 года. Если помните, федеральный план-2020 появился гораздо позднее. А мы свой презентовали в Минэкономразвития, в Минрегионразвития, и нам одобрили стратегию, состоящую из трех этапов: 2005–2010, 2010–2015, 2015–2020. Не потому, что соскучились по пятилеткам, а потому, что полномочия губернаторов пять лет как раз и составляют. А задачи там мы поставили такие: к 2020 году выйти на уровень средней европейской страны по качеству жизни, по социально-экономическим показателям; в 10 раз увеличить среднедушевые доходы; в 9 раз увеличить среднюю заработную плату. Естественно, для этого нужен рост производительности труда не менее чем в 5 раз. Этими темпами, по 8% в год в среднем, мы так сначала и шли.

Если же говорить о 2010-м, то, думаю, получим результаты на уровне 4% роста. И где-то к 1 января 2012-го мы выйдем все-таки на эти 8%, и дальше нам надо будет двигаться этим же темпом. Это для того, чтобы с оставшейся частью стратегии справиться.

– Стали ли люди жить лучше? И если жалуются, то на что в основном?

– То, что стали жить лучше, – это совершенно точно, потому что увеличилась средняя зарплата, среднедушевые доходы. И этот рост произошел приблизительно в 2,5–3 раза... Даже в первом квартале этого года рост среднедушевых доходов увеличился на 17%, причем тенденция изменилась. В прошлом году тоже наблюдался небольшой рост среднедушевых доходов, но он весь съедался инфляцией. А сейчас он пошел реальный, и это значит, что люди идут в магазин, покупают себе продукты, товары, соответственно начинает развиваться производство, которое отрабатывает это потребление. Это все взаимосвязано и во многом является следствием того, что в трудный 2009 год мы нашли возможность перейти на новую систему оплаты труда, отраслевую, для наших бюджетников. Потратили на это 8,5 миллиарда рублей и увеличили им заработную плату в среднем на 25%. Хотя многие регионы на это идти не захотели, считаем, что мы правильно поступили.

– Но безработица есть все же?


Гордость губернатора: один из 14, недавно открытых физкультурно-оздоровительный комплексов – ФОК на Бору.
Фото Катерины Морозовой

– Безработица, так же как и у всех, увеличилась в эти кризисные годы. Но мы старались держать руку на пульсе, у нас и раньше, до кризиса, область никогда не относилась к числу регионов с высоким уровнем безработицы. И сейчас мы находимся на уровне 2% от числа экономически активного населения. Это отнюдь не максимум показателей по безработице, по России в целом, например, это вышло за 3%. В первом квартале этого года меня особенно порадовало, что по числу вакансий мы вышли на докризисный уровень – 34,6 тысячи вакансий и на 3 тысячи сократилось число безработных.

У нас, кстати, одно из самых лучших законодательств по стране в плане помощи многодетным семьям. Поднялась в регионе и рождаемость, а ведь здесь она была одной из самых низких в России, поэтому мы разработали программу повышения эффективности системы родовспоможения, все женские консультации пересмотрели, реконструировали, оснастили родильные отделения в наших центральных районных больницах, создали межрайонные перинатальные центры. Самое важное, что теперь есть мониторинг всех женщин, которые находятся в положении, они с первого дня попадают в общую систему.

– Включая и деревни?

– Да. По каждой женщине в положении мы теперь твердо знаем, как развивается беременность, для того чтобы она при необходимости могла попасть именно в то медицинское учреждение, где могут оказать адекватную медпомощь при родах. Иногда же очевидно, что роды будут трудные, а если привезут в родильное отделение, где нет соответствующего высокотехнологичного оснащения, то помочь вряд ли смогут. Поэтому есть скоростной транспорт, автомобили, на которых можно доставить туда, куда надо, или заранее сделать так, чтобы женщина лежала на сохранении.

– Просто прямо чудеса какие-то! Что, всему этому помогает ваш московский авторитет руководителя?

– Должен быть какой-то стимулятор позитива, какой-то центр неприятия негатива, который, очевидно, есть везде. Конечно, во многом здесь все связано с ресурсами. Если бы я был стариком Хоттабычем, рванул бы последний волосок и все сделал, как хотелось бы. Но в отсутствие чудес надо просчитать, что ты можешь, а что не можешь.

Вот та же самая кадровая проблема. Можно построить хорошие поликлиники, больницы, детские сады, школы, но кто там будет работать, если нет специалистов, вакансии ведь годами существуют. Начали думать, а как привлечь молодежь? Посмотрели на количество выпускников медицинской академии, педагогической. А там большинство уходит потом не в нашу социальную сферу, а по фирмам и фирмочкам разным расходится, где зарплату большую платят. Сам поехал в медицинскую академию, в педагогический университет несколько лет назад, собрал ребят и попросил подсказать, что нам нужно сделать, чтобы они пошли работать на село.

Добавили к зарплате молодого специалиста по тарифу 10 тысяч, обещали сразу же помощь в получении ипотечного кредита с первым взносом и низкими процентами, а также кредит на приобретение автомобиля «ВАЗ-2107». И с 2006 года у нас выпускники вузов, которые шли в здравоохранение и образование, а сейчас еще в культуру и спорт, сразу покупают квартиру или строят дом и получают в пользование отечественный автомобиль.

– Это губернаторская программа?

– Да. Почему такая забота о машине? Потому что молодой человек, который как минимум пять-шесть лет, пока учился, провел в городе, он привык к городским условиям, привык ходить в театр, на дискотеку, в хорошие магазины и т.д. Он должен чувствовать себя соответствующим образом и на селе. И как самый настоящий сельский интеллигент должен и дальше обладать комфортом. Мы заключаем с такими молодыми специалистами контракт на 10 лет. Уже 2,5 тысячи таких домов построили и квартир купили. Самое интересное, что теперь к нам на село переезжают не только наши выпускники, но и из Владимира, Чебоксар. Такой программы, я точно знаю, нет в других областях.

Или вот еще что. Мы сейчас много говорим о здоровом образе жизни, о том, как трудно лечить тех, кто не сохранил свое здоровье. Ведь можно сколько угодно говорить об этом, но если негде заниматься физкультурой, спортом, то ничего не произойдет. Никто не будет в грязи, в каких-то аномальных погодных условиях регулярно заниматься спортом. Нижегородская область, областной центр имели самую низкую статистику по спортивным учреждениям в Приволжском федеральном округе. Бассейнами были обеспечены на 4% от российского норматива, спортивными залами на 17%. И даже плоскостными спортивными сооружениями, то есть площадками под открытом небом, всего на 46% от нормативов. Разработали свой проект, он уникальный для России, да и, не без гордости могу сказать, для всего мира. По крайней мере, так считали те, кто к нам приезжал из Америки, Канады. Александр Овечкин, например, или Алексей Ковалев, все, кто хоть раз побывал в наших физкультурно-оздоровительных комплексах (ФОК), говорят, что это уникальные спортивные сооружения. Я не совру, если скажу, что первые ФОКи мне даже во сне снились. Мы их построили уже 14, а хотим, чтобы было их 46, в каждом районном центре, а там, дальше, по два-три – есть планы. Чтобы люди почувствовали вкус к спорту и безо всяких очередей могли заниматься на любых спортивных площадках.

– Вам полюбилась нижегородская земля?

– Где бы я ни был, чувствую слова поддержки. Население Нижегородской области отличается от Москвы. Они очень добрые все. Если ты что-то сделал, помог, они никогда этого не забудут. Приезжаешь в отдаленное село, стоят старики, старушки в телогреечках. Чувствуется, что непростая у них здесь жизнь. Но все равно почти ни на что не жалуются, говорят только: «Все нормально, сынок, только приезжай почаще, мы тебя поддерживаем». Прошлым летом у нас был целый каскад праздников, потому что область организовывалась 80 лет назад, и все районы юбилеи справляли, ярмарки проводили. Я на этих выездных ярмарках вдруг поймал себя на мысли: а ведь у них, у нижегородцев, нет кризиса в голове. Они живут полной жизнью. «Пиво мы сами варим, пожалуйста, попробуйте, самогон, грибочки, огурчики, хлеб, пирожные» – все предлагают. И еще спрашивают: «Когда вы с этим кризисом разберетесь? У нас ведь его нет, мы как жили, так и живем».

– Когда вы начали говорить «у нас», а не «у них»?

– Первое время ошибался, говорил не «нижегородское правительство», а «московское». Примерно около года максимум говорил – у вас, а теперь уже и песни выучил нижегородские. И хотя скучаю по Москве – это же мой любимый город, в котором вся моя жизнь прошла, но я просто полюбил и Нижний, и Нижегородскую область, эту жизнь, мощь этих рек. Из моего кабинета видна стрелка, где Волга сливается с Окой. Это первозданная природа, в некоторые уголки области приезжаешь – просто описать словами невозможно, как там красиво! Кстати, когда меня еще не было в Нижнем в помине, Александр Морозов сочинил песню про Нижний Новгород. Там последний куплет как раз, по-моему, написан про меня, хотя Александр Морозов не мог знать, что я когда-то буду губернатором здесь: «Что говорить, я люблю Петербург и Москву, и разлюбить их не в силах, пока я живу, но я спешу в удивительный город мой, в Нижний Новгород. Это значит – домой». Интересная фраза, песня хорошая и настроение.

– Вы себя где видите в следующие пять лет? Тут же, на Нижегородщине?

– Это должен решать президент. Я считаю, что только-только начал работать. По сути дела, я все это время создавал систему управления, которая сейчас начинает разгоняться. Мне тем более хотелось двигаться дальше, потому что экономика выздоравливает, и с учетом темпов, которых мы добиваемся, думаю, что ресурс в ближайшие годы появится. И тогда можно будет мощно двинуть в сторону самых амбициозных планов по улучшению качества жизни. Профессионально мне здесь очень интересно. Могу сказать, что, изучая историю Нижегородской губернии, узнал: практика такая всегда в России применялась, когда генерал-губернатором приезжал человек, который никогда в этой области не был. Так называемая ротация происходила. Нижегородская область создана Петром I в 1714 году. До 1917 года, то есть за 200 лет с хвостиком, было назначено 29 генерал-губернаторов. Из них только один был нижегородский, господин Анненков, который пробыл в этой должности всего-то 8 месяцев. А самым успешным оказался губернатор Николай Михайлович Баранов. Он проработал здесь 15 лет, но до этого был градоначальником Санкт-Петербурга, столицы, кстати.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сказ о курганском губернаторе Вадиме Шумкове и разлагающем влиянии гавайских рубашек

Сказ о курганском губернаторе Вадиме Шумкове и разлагающем влиянии гавайских рубашек

Фалет

Врио зрит

0
2104
Дон-дон. Сюжет о губернаторе ХМАО Наталье Комаровой и роботах

Дон-дон. Сюжет о губернаторе ХМАО Наталье Комаровой и роботах

Тиртей

0
2376
Зеленая энергия вместо казино

Зеленая энергия вместо казино

Кирилл Астахов

Итальянцы строят ветропарк в Ростовской области

0
2286
В Астраханской области проведена предвыборная рокировка силовиков

В Астраханской области проведена предвыборная рокировка силовиков

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Врио губернатора Сергей Морозов освободил руководящее кресло замполпреду Игорю Бабушкину

0
1073

Другие новости

Загрузка...
24smi.org